Библиографическое описание:

Лебедева И. О., Хоречко У. В. Сравнительный анализ концепта «цвет» в русском и китайском языках (на примере фразеологизмов, содержащих колоратив «белый») // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1410-1412.

В современном русском и китайском языках образные фразеологические обороты речи играют особую роль — они сохраняют яркую, живую, выразительную образность языка. Устойчивые обороты отражают разнообразные стороны жизни русских и китайцев, которые были наиболее актуальны в ту или иную эпоху, что позволяет говорить об исторической значимости фразеологизмов.

Идиоматика иностранного языка по праву является самой трудной среди прочих разделов. Так, например, пословицы и поговорки, содержащие концепт «цвет», на первый взгляд могут показаться простыми для понимания, в силу одного и того же цветового обозначения, положенного в основу высказывания. Тем не менее, подобные фразеологические обороты зачастую являются лингвистическими ловушками, так как концепт «цвет» в русской и китайской культурах не всегда несет одинаковый смысл. Концепт «цвет» в разных языках может характеризоваться комплексом совершенно расходящихся значений. Очевидно, что изучение устойчивых оборотов речи русского и китайского языков, в состав которых входит то или иное цветовое обозначение, представляет большой научный, теоретический и практический интерес.

С целью показать специфику употребления концепта «цвет» в русском и китайском языках, было взято несколько устойчивых оборотов речи, содержащих в себе «белый» как цветообозначение в качестве основного. Перед тем как приступить к анализу фразеологизмов, необходимо, прежде всего, углубиться в культуру русского и китайского народов, так как именно культура оказывает непосредственное влияние на языковые формации.

Стоит отметить, что изолированное становление философских направлений в Древнем Китае повлияло на культуру в большей степени, в особенности система пяти первоэлементов У-син [1, с. 296]. Как мы уже писали ранее, белый цвет в китайской культуре воплощал в себе такие философские понятия, как старость, смерть, увядание в качестве завершения цикла и выхода за грань мира. По этой причине белый цвет является символом траура и пустоты [2, c. 1375–1377].

Опираясь на данную культурологическую справку, можно сделать вывод о том, что белый цвет, ассоциируясь со смертью в сознании китайского народа, несет в себе негативную коннотацию, и, следовательно, язык, как отражение культуры, передаст отрицательное значение через образные фразеологические обороты.

Обращаясь к русской культуре, необходимо подчеркнуть, что его восприятие противоположно китайской культуре. Белый цвет является символом света, чистоты и непорочности, поэтому в речевых оборотах белый цвет указывает на чистоту помыслов и души, отражает любовь ко всему белому свету. Необходимо также отметить, что в отличие от китайцев, считающих, что белый это пустой цвет [2, c. 1375–1377], русские полагают, что белый сочетает в себе все цвета.

Стоит также заострить внимание на древнеславянской культуре, где в оберегах концепт «белый цвет» наиболее полно раскрывает свои положительные стороны. Белый, являясь олицетворением света, был выбран цветом, защищающим от зла, от черных дел нечистой, темной силы, так как он противопоставлен черному [3, с. 19]. В связи с этим, многие обычаи и приметы славян связаны с белым цветом. Например, чтобы оградить дом от злых умыслов гостей, на стол стелили белую скатерть; а для сохранения здоровья и чистоты тела, нательное белье шили исключительно из белой ткани, как и постельное, в силу того, что ночь считалась темным, нечистым временем суток. Белое постельное белье было призвано огородить взрослых и детей от смерти, которую несет с собой тьма. В силу того, что маленькие дети имеют меньшую защиту, колыбель младенцев устилали белым кружевом [4, с. 90].

Тем не менее, несмотря на столь положительное восприятие белого цвета русским народом, данный цветовой концепт все-таки имеет сходства с отражением цветообозначения в китайской культуре. Стоит отметить, что на территории Древней Руси было множество племен, которые имели свои уникальные традиции и устои. По этой причине белый цвет в философии смерти также присутствовал в древнерусской культуре. Например, традиционное извещение о смерти — это белое полотенце, которым возвращающийся сорок дней из загробного мира покойник, утирал слезы. Однако белый цвет полотенца был выбран с целью, чтобы усопший имел хоть какую-то связь с миром, где остались оплакивающие его родные, то есть в данном обычае белый сохраняет себя как олицетворение жизни и света. Однако на русском Севере девушек-покойниц обряжали в белую погребальную одежду, что связано не только с обычаем свадебного захоронения молодых девушек, но и с представлением древних славян о смерти, как о женщине в белых одеждах. Поэтому в некоторых народных заговорах больного человека называли белым — тем, кого коснулась рука женщины в белом, — а здорового человека называли красным. Стоит также отметить толкование сновидений, а сон у наших предков ассоциировался со смертью, также не обошлось и без образов, завязанных на концепте «белый». Сбор белых цветов во сне предвещал появление покойника в семье; белые гуси, кони и козы сулили смерть спящему человеку, а увиденная во сне девушка в белом являлась предзнаменованием болезни [5, c. 148–159].

Исходя из выше приведенных примеров, можно сделать вывод, что восприятие белого цвета русским народом скорее положительное, нежели отрицательное, что является прямой противоположностью китайской культуре. Следовательно, положительная коннотация белого в устойчивых оборотах русского языка будет контрастировать с китайским языком. Однако, можно сделать предположение, что фразеологизмы русского и китайского языков, в основе которых положено философское понятие смерти, могут иметь сходное значение, в силу культурных особенностей.

К сопоставительному анализу концепта «цвет» в русском и китайском языках на примере колоратива «белый» привлечено двенадцать фразеологических оборотов [6,7,8,9,10,11,12]. Опираясь на представленные выше лингвокульторологические особенности, стоит отметить, что использование белого цвета в устойчивых выражениях двух исследуемых языков имеет явные отличия от наших предположений.

Действительно, из выбранных нами фразеологизмов четыре основаны на концепте «смерть», что, как и было утверждено ранее, имеет непосредственную связь с культурой. Например, в русском языке «белый свет не мил» означает, что из-за каких-то серьезных проблем человек угнетен настолько, что жить не хочется, а выражение «белый как мел» используется для описания человека, который бледен как мертвец, без здорового румянца на лице. В свою очередь, в китайском языке 素车白马sùchēbáimǎ «белые колесницы и белые кони» означает похоронные дроги, на которых усопшего везут из дома на кладбище, а чэнъюй红白喜事hóngbáixǐshì «свадьба и похороны» несет смысл «большие события», и значение данного устойчивого оборота может быть, как положительным, так и отрицательным, в зависимости от контекста. Косвенное отношение к тематике «смерть» также имеет фразеологизм白头到老báitóudàolǎo «оставаться преданными друг другу до конца своих дней» (о супружеской паре). В целом 白头到老báitóudàolǎo несет положительное значение, так как верность друг другу есть выражение настоящей, чистой любви, но если разбивать чэнъюй на сегменты, то 白头báitóu означает «убелённый сединами, старый», что приближает описываемых людей к уходу в «пустой» мир мертвых.

Из отобранных нами фразеологических оборотов白璧无瑕báibìwúxiá «на белой яшме ни пятнышка» в образном значении олицетворяет совершенство, безупречность, отсутствие изъянов, а также кристальную чистоту и непорочность. Несмотря на то, что чистоту белый цвет символизирует в русской культуре, а не в китайской, в русском языке фразеологизм «белая зависть» все равно не несет однозначно прямого значения чистоты, как выше представленный чэнъюй с колоративом «белый» в основе. Белая зависть — это зависть без чувства досады, раздражения возможностями или успехами другого, то есть человек, завидующий белой завистью, радуется вместе с тем, кто преуспел, показывая свои чистые намерения, однако все же зависть остается завистью — низким чувством.

При сравнительном анализе отобранных фразеологических оборотов был выделен новый пласт, где белый цвет символизирует ложь. В русском языке устойчивое выражение «сказка про белого бычка» означает сочинительство, ложь, в китайском языке — два из отобранных чэнъюев颠倒黑白diāndǎohēibái и以白为黑yǐbáiwéihēi, которые имеют перевод «выдавать черное за белое», то есть искажать или извращать истину, перевирать факты.

Помимо этого, в русском языке два из двенадцати образных выражений не нашли соответствующей или контрастирующей пары в китайском языке — «черным по белому» и «белая ворона». «Черным по белому» имеет значение «совершенно ясно, недвусмысленно, четко и определенно». Такое использование связано с тем, что черный и белый цвета являются контрастирующими, а сочетание, основанное на контрасте, является наиболее четким для восприятия человеческим глазом, и данный факт был перенесен в русский язык при помощи данного устойчивого выражения. В этом случае белый цвет, как и черный, несет в себе положительное значение.

Фразеологизм «белая ворона» обычно употребляется для описания того, кто резко выделяется среди других, не похож на окружающих, а также зачастую находится под давлением общества из-за своей непохожести на большинство. Данное устойчивое выражение вошло в русскую речь из дикой природы, где не только черные вороны, но и другие имеющие характерный цветовой окрас животные, могут забить насмерть своего сородича, которому не повезло родиться альбиносом. Это связано с тем, что белый цвет бросается в глаза хищнику, и тем самым особь-альбинос подвергает опасности всех остальных представителей вида.

Исходя из результатов проведенного анализа, можно сказать, что значения устойчивых речевых оборотов имеют больше пересечений в коннотациях, чем мы предполагали ранее, опираясь на культурологическую справку. Общие концептуальные пласты для фразеологизмов двух языков: смерть, чистота и ложь. Стоит также отметить, что данные философские понятия в большей степени несут отрицательное значение, чем положительное. В целом колоратив «белый» в русском и китайском языках, несмотря на восприятие белого цвета в культуре, в основном обладает негативными свойствами. Тем не менее, мы не можем утверждать, что отрицательное значение концепта «белый цвет» в языках распространяется на формирование всех устойчивых оборотов. Многие китайские чэнъюи еще не имеют перевода, в силу того, что это слишком большой культурно-языковой пласт, а русские фразеологизмы с течением веков претерпели большие изменения, и по причине урбанизации многие значения, пришедшие из славянской культуры, попросту растворились в языке.

 

Литература:

 

1.                  Делюсин Л. П. Китай: традиции и современность. — М.: Наука, 1976. — 294–335 с.

2.                  Лебедева И. О. Концепт «цвет» на примере философской категории У-син (черный и белый цвета) [Текст] / И. О. Лебедева, Л. М. Болсуновская, У. В. Хоречко // Молодой ученый. — 2015. — № 9. –c. 1375–1377.

3.                  Голубкова О. В. Женские обряды в народных верованиях восточных славян Сибири: Автореф. …канд. ист. наук. — Новосибирск, 2001. — c. 19–20.

4.                  Шмелева М. Н., Тазихина Л. В. Украшения русской крестьянской одежды // Русские: историко-этнографический атлас: Из истории русского народного жилища и костюма (Украшение крестьянских домов и одежды) Середина XIX-начало XX века. — М.: Наука, 1970. — c. 90.

5.                  Толстой Н. И. Белый цвет // СД. — Т. 1. — С. 148–159.

6.                  Chinese-Tools, on-line dictionary. / [Электронныйресурс] — http: // www. chinese-tools. com / chinese / chengyu / dictionary / search / (10.05.2015).

7.                  Deng Fang, Liu Lixin Handbook of Chinese Idioms. — Peking University Press, 2007. — 284 с. / [Электронныйресурс] — http: // www. twirpx. com / file / 652864/ (10.05.2015).

8.                  Даль В. И. Пословицы русского народа. — М.: Диамант, 1998. — 544 с.

9.                  Русские народные загадки, пословицы, поговорки. / Сост., авт. вступ., ст., коммент. и слов Ю. Г. Круглов. — М.: Просвещение, 1990. — 335 с.

10.              Русские пословицы и поговорки / Сост. А. И. Соболев — М., 1983.

11.              Пословицы. Поговорки. Загадки / Сост., авт. предисл. и коммент. А. Н. Мартынова, В. В. Митрофанова. — М,: Современник, 1986. — 512 с.

12.              Пословицы, поговорки, потешки, скороговорки. Популярное пособие для родителей и педагогов / Сост. Т. И. Тарабарина, Н. В. Елкина. — «Академия, К°», 2000. — 224с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle