Библиографическое описание:

Бобровский М. И. Взаимосвязь традиций и новаторства как основа устойчивого социального развития // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1518-1521.

В статье рассмотрены понятия устойчивости и неустойчивости, роль данных атрибутов систем, взаимосвязь традиций и новаторства, их баланс, как основа развития, которое может быть как устойчивым, так и неустойчивым.

Ключевые слова: традиция, новаторство, устойчивость, стабильность, неустойчивость, развитие, общество.

 

Актуальность темы обусловлена насущной необходимостью обеспечения устойчивого социально-экономического и государственно-политического развития современной Украины. Учитывая это, актуализируется задача по разработке моделей устойчивого социального развития, определению оптимальных условий протекания этого процесса.

Отметим, что феномен устойчивого развития исследуется с разных позиций, в рамках разных наук, так как имеет в своей основе экологическую, экономическую, и социальную составляющие. Так, феномен устойчивости рассматривается в рамках точных наук. С позиций обществоведения, социальной философии концепция устойчивого развития разрабатывается как одна из моделей глобального развития общества, политики, экономики, экологии и в целом человечества. Среди авторов исследующих феномен устойчивого развития хотелось бы выделить работы Г. Х. Брунтланда, В. К. Левашова, Д. В. Зеркалова, О. Ф. Новиковой, О. И. Амоша, В. П. Антонюка, Н. А. Искакова, Л. Н. Васильевой. И. О. Олександрова. Значительный интерес для социальной философии представляют работы И. Р. Пригожина, который рассматривал устойчивость, стабильность, нестабильность и другие интересующие нас феномены с позиций точных наук.

По определению Г. Х. Брунтланда, ставшим классическим, концепция устойчивого развития представляет собой модель поступательного развития общества, в котором достигается удовлетворение жизненных потребностей нынешнего поколения без лишения такой возможности будущих поколений людей [7].

Однако в изучении устойчивого социального развития не уделяется должного внимания взаимосвязи традиций и новаторства. Традиции и новаторство, как деятельностные выражения старого и нового, лежат в основе любого развития, в котором человек выступает субъектом, так как само развитие предполагает изменение формы и содержания, то есть движение во времени от старого — к новому. Кроме того, можно прийти к интересным выводам, если устойчивость рассматривать вообще как противоположность понятий “движения”, “изменения”. Таким образом, остается открытым вопрос как определения устойчивого развития, которое будет отвечать критериям перехода от старого состояния к новому, так и критериев определения устойчивости, критериев определения системы как устойчивой, ведь в сложной системе одновременно протекает огромное количество процессов, часть которых может свидетельствовать о устойчивости, другая же часть может характеризоваться как сверхдинамичная. С точки зрения автора, системообразующей взаимосвязью, обеспечивающей устойчивое социальное, а значит и государственное развитие является оптимальный баланс традиций и новаторства, старого и нового. При этом считаем, что взаимосвязь традиций и новаторства недостаточно исследована в указанном контексте.

Целью этой статьи является рассмотрение понятий устойчивости и неустойчивости, взаимосвязи традиций и новаторства как репродуктивной и творческой деятельности, их баланса, как основы развития, которое может быть как устойчивым, так и неустойчивым.

Для полного понимания проблемы необходимо разграничить понятия «социальной устойчивости» и «социальной стабильности», которые будучи дефинициями синонимического ряда, означают отличные феномены.

Стабильность социальной системы характеризует текущие, оперативные, ситуативные и тактические параметры социального движения. Устойчивость соотносится с исторической, стратегической плоскостью общественного развития. Стабильность в обществе и государстве может быть достигнута благодаря компромиссу и договоренности основных субъектов.

Социальная стабильность характеризует социальную систему, которая находится в состоянии временного равновесия. То есть разнонаправленные силы, воздействующие на элементы социальной системы уравновешены. Изменение вектора направленности одной или нескольких сил может привести к нарушению баланса, дестабилизации системы. Стабильность социальной системы характеризует текущие, оперативные, ситуативные и тактические параметры социального движения.

Устойчивость же соотносится с исторической, стратегической плоскостью общественного развития. Системная устойчивость, в отличие от относительно временной стабильности и равновесия, которое может быть нарушено в любой момент общественными силами, прервавшими «перемирие», одним или более субъектами социального и политического развития, связана с воздействием определенной интегрирующей субстанции, матрицей, основой, на которой, строится общество и государство. Атрибутом устойчивости является также наличие механизма, который способен вернуть систему в исходное состояние после воздействия определенной силы, отклоняющей ее в определенную сторону, выводящей из равновесия. Соответственно, чем больше сила, импульс, влияние, толчок, которые может «выдержать» система без критических последствий, для ее функционирования, структуры — тем более она устойчива.

На проблему структурной устойчивости хотелось бы обратить особое внимание. Под воздействием флуктуаций (как внутренних, так и внешних) в самоорганизующейся системе появляются приспособительные признаки (это может выражаться в появлении новых признаков у существующих элементов либо новых элементов, новых взаимосвязей между элементами).

Новая сеть элементов-признаков обеспечивает адаптацию системы к флуктуациям. Если при этом не меняется способ функционирования системы, то такую систему называют структурно устойчивой [1]. Новые компоненты системы, новации продукты деятельности — новаторства, которые возникают или проникают внутрь нее, обуславливают изменение характера связей элементов системы. Новые связи, в определенный момент могут начать противостояние с традиционным способом функционирования системы. Если система, в достаточной степени, структурно устойчива к проникновению новых элементов, новых единиц — то новый режим существования системы не приживается, а действие самих новаций нивелируется. Можно сказать, что система развивается, новации поглощаются и не приводят к радикальному изменению. Однако, если новые элементы вызывают значительные колебания системы, до того как она успеет адаптироваться к ним и нивелировать их воздействие, то они успешно приживаются, интегрируются, перестраивая всю систему на новый режим деятельности.

Важным моментом здесь является источник новаторства. Если новаторская деятельность закономерна — генетически порождена традицией, выступает как реакция на старое, а также детерминируется им, оно «приживается» в большей степени, в отличие от новаторства, привнесенного извне, чужого, оторванного от исторических форм функционирования системы. Такое новаторство или не приживается совсем, или дестабилизирует систему, разрушает, в зависимости от конкретно исторических условий.

Устойчивое развитие представляется оптимальной формой позитивных качественных социальных изменений, движения социальной материи. Как отмечает В. К. Левашов, понятие «устойчивость», в контексте развития государства и общества существует в диалектической связи с понятием «неустойчивость», экстремумом которой является кризис общества, дестабилизация, вплоть до распада [5, с 34]. Однако, в определенной мере, неустойчивость является неизменным атрибутом развития. Развитие можно понимать как переход от беспорядка, хаоса, к упорядоченному устойчивому состоянию через неустойчивость. Рассмотрим этот момент подробнее.

Неустойчивость, как атрибут развития, обуславливает возможность скачкообразного перехода системы в новое состояние, приобретение новых качеств. Скачок выступает как ответная реакция системы на колебание с целью его компенсации. Однако система восстанавливает не старое традиционное состояние, а трансформируется, обновляется, т. е. речь идет о развитии через неустойчивость. Внутренняя устойчивость достигается за счет механизмов способных стабилизировать систему, и смягчать отклонение, а при необходимости возвращать систему в определенное состояние. Таким фактором, стабилизирующим общественное развитие, можно считать традицию. Позже, под влиянием изменений, которые происходят во внешней и внутренней среде, при задержке эволюции механизма стабилизации, он теряет способность к выполнению своих функций, что может разбалансировать систему и привести к кризису. Новое слишком остро вступает в противоречие со старым, что становится источником скачка — перехода системы в новое устойчивое состояние. На этом определенный цикл развития заканчивается и начинается новый этап.

Неустойчивость обеспечивает возможность развития как необратимого изменения, в отличие от цикличного действия, когда изменение имеет временный характер и является частью цикла. Слишком устойчивая система неспособна к развитию, так как поглощает любые колебания — отклонения от своего устойчивого состояния, и возвращается исключительно в свое исходное положение. Рано или поздно, такая система, лишенная механизма адаптации и развития падет под влиянием внешней среды и накапливающихся внутренних противоречий. Отметим, что в социальном контексте очень сложно привести пример такой системы, ведь даже ультраконсервативное традиционное общество подвержено некоторым изменениям. Да и невозможно представить общество, общественные системы, которые были бы абсолютно закрытыми и независимыми от внешней среды, которая постоянно бросает новые вызовы. Т. е. для своего развития сложная система — общество, включающее в себя огромное количество подсистем в определенный момент должно стать неустойчивым, в необходимой мере, чтобы воспринять определенные изменения в форме новаторства. Для восприятия изменения должны «размягчиться» и взаимосвязи между структурными элементами — более мелкими системами, составляющими единое целое, таким образом изменяется как содержание подсистем, их форма, так и связи, которые существуют между ними.

Система же, которая постоянно находится в состоянии неустойчивости, является противоположной крайностью. Она не способна к преемственному развитию, не имеет своей «генетики», способной детерминировать развитие в необходимой степени, не способна позитивно воспринимать новации, из-за невозможности адаптации и закрепления их в форме традиции. Под влиянием новаторских изменений она не переходит в новое устойчивое состояние с новыми количественными и качественными показателями. При отсутствии регулирующих механизмов, выполняющих роль амортизаторов, процесс развития приобретает хаотичный характер. Жизнедеятельность, функционирование системы нарушаются, она теряет свойства необходимые для выполнения своих изначальных функций.

На практике, опять же, сложно представить общество стихийного новаторства или сообщество, не имеющее под собой никакой основы, никаких общих скрепляющих элементов, которыми в данной ситуации выступают, в том числе и традиции. Хотя есть основания говорить об определенных тенденциях все большего отрыва от традиций, ввиду повышения мобильности и динамики существования современного мира, феномене массовизации, атомизации общества. В таком случае, роль традиции могут играть общие, устоявшиеся ценности, этические нормы, культура, язык, религия и т. д.

Таким образом, неустойчивая система быстро разрушается, наиболее «живучими» являются устойчивые системы. Атрибутом устойчивой системы, способной к развитию, является определенная неустойчивость, которая возникает под влиянием внешней среды и исходя из внутренних противоречий, необходима для эволюции и восприятия толчков к развитию.

Как подчеркивает ряд авторов, «взаимодействие со средой создает потенциальные возможности для возникновения неустойчивых состояний и появления вслед за неустойчивостью новой, более упорядоченной структуры. «В неравновесных ситуациях появление порядка возможно только при наличии внешних потоков (вещественно-энергетических или информационных), удерживающих систему далеко от равновесия. При отсутствии этих потоков (изоляции системы) в подобных ситуациях развиваются диссипативные разрушения структуры, рассеяния (диссипация) энергии или информации, в результате чего системы деградируют к равновесному состоянию» [1].

В таком случае, говоря об обществе, традиция может выступать как фильтр — барьер, предохраняющий систему от проникновения «чужого» деструктивного новаторства, способного навредить ей. В то же время, новаторство, которое оказывает постоянное давление извне, заставляет общество работать в заданном направлении не позволяя ему «расслабиться». История знает огромное количество примеров, когда внешняя конкуренция, технологическое, ресурсное соперничество, или даже внешний враг становились мощным источником новаторской деятельности общества.

Взаимосвязь традиций и новаторства, их роль в устойчивом развитии общества, которое, безусловно, является сверхсложной системой имеет множество особенностей. Особенности эти возникают в конкретно исторических условиях исходя из специфики данного процесса.

По словам И. Пригожина «новыми единицами» для конкретно-исторической общественной системы являются новые социальные механизмы, новые поведенческие нормы — законы, традиции и характер установок. При оценке внутреннего состояния системы различие между желательным и действительным поведением выступает как внешнее условие нового типа, определяя контуры динамики и стабильности наряду с внешней средой [6, с. 275–276].

Говоря о желательном и действительным, можно вести речь о взаимосвязи традиции и новаторства. Действительное — старое представляет традицию. Желательное же — выступает сферой реализации новаторства, творческого начала субъекта. Баланс между желательным и действительным — насколько действительность является желанной и удовлетворяет потребности, обуславливает вектор развития общества — консервативное закрепление существующего положения дел или стремление к изменению.

Отметим, что под социальными изменениями понимается изменение состояний, свойств и связей социальных систем. Феномен «социального развития», имеет более положительное направление определения, которое можно характеризовать как восхождение к более сложным формам общественной жизни, зрелости общества, смягчения социальных противоречий, получения большего равенства, роста социальной свободы и справедливости, постоянства и преемственности, ведущие к общему улучшению жизни людей. При этом атрибутивными качествами устойчивого социального развития считаем: 1) закономерность, что подчеркивает неслучайность, необходимый характер накопления изменений; 2) необратимость, что означает постоянство процессов накопления количественных и качественных изменений, закрепление новаторства в форме традиции; 3) направленность — как определенный курс, согласно которому происходят изменения.

Содержательное развитие общественной системы характеризуется изменениями, обновлением совокупности элементов системы, их качественных и количественных характеристик. Структурные изменения определяют развитие самой взаимосвязи, установление новых связей, обновление старых. Наконец изменяются и функции взаимосвязи как под влиянием изменений содержания и структуры, так и окружающей среды — внешних связей. В контексте взаимосвязи традиций и новаторства устойчивое социальное развитие не может предполагать полную замену старого новым, иначе будут нарушены постоянство и преемственность, та же проблема возникнет и при задержке развития, когда необходимость трансформации накапливается и изменение принимает революционный характер.

Таким образом, традиции и новаторство, их взаимосвязь и баланс можно считать основой социального развития. Соответственно изучение особенностей взаимосвязи старого и нового, движущих сил развития, субъектов, данного процесса и степень их влияния на него, их ориентацию на консервацию существующего положения вещей или на новаторство, особенностей среды в которой оно протекает позволит сформировать конкретные модели устойчивого общественного развития.

Перспективой дальнейших исследований видим поиск конкретных моделей оптимизации взаимосвязи традиций и новаторства в развитии общества и государства.

 

Литература:

 

1.         Аруцев А. А., Ермолаев Б. В., Кутателадзе И. О., Слуцкий М. С. Концепции современного естествознания / Учебное пособие. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Science/estestvzn/19.php

2.         Васильева Л. Н. Элитологическая онтология. — М.: Социум, 2014. –372с.

3.         Зеркалов Д. В. Проблемы устойчивого социального развития [Электронный ресурс]: Монография / Д. В. Зеркалов. — Электрон. данные. — К.: Основа, 2012– Режим доступа: http://www.zerkalov.org/files/pusr.pdf

4.         Касти Дж. Большие системы. Связность и катастрофы / пер с англ. — М.: Мир, 1982–216 c.

5.         Левашов В. К. Социально-политическая устойчивость общества: теория, измерения, стратегии / В. К. Левашов; Рос. акад. наук, Ин-т соц.-полит. исслед. — М.: Научный мир, 2010. — 370 с.

6.         Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. Введение. М.: Мир, 1990. — 344 с.

7.         Report of the World Commission on Environment and Development: Our Common Future (Brundtland Report) 1987, Oxford: Oxford University Press. ISBN 0–19–282080-X Report of the World Commission on Environment and Development: Our Common Future (Brundtland Report) 1987, Oxford: Oxford University Press. ISBN 0–19–282080-X

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle