Библиографическое описание:

Сонина Е. А. Инвестиции в возобновляемую энергетику // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 800-806.

По мнению некоторых исследователей, основные глобальные проблемы нового столетия — изменение климата и энергетическая безопасность. Использование возобновляемых источников энергии (ВИЭ) могло бы способствовать их успешному решению, поскольку данные источники практически неисчерпаемы, обладают достаточной устойчивостью и при их использовании высвобождается существенно меньше углекислого газа.

Интерес в этой области был вызван двумя ключевыми факторами:

-                   Во-первых, истощение ресурсной базы традиционных источников энергии,

находящихся на их территории, и рост цен на энергоносители на мировом рынке.

-                   Во-вторых, активизация деятельности экологических организаций, вследствие серьезного ухудшения экологического фона планеты.

Использование альтернативных видов энергии, позволяющих повышать выработку за счет использования более чистой по химическому составу энергии и без наносимого вреда окружающей среде, особенно актуально для решения глобальных экологических проблем. В России в связи с климатическими условиями, наибольшее развитие получила ветровая энергетика. Энергия, содержащаяся в ветре, от 70 до 90 раз превышает потребление всех видов энергии населением Земли.

Во втором квартале 2014 года объем инвестиций в возобновляемые источники энергии в мире составил $63,6 млрд. («Индекс привлекательности стран для развития отрасли возобновляемой энергетики» (ВИЭ), ежегодно составляемый компанией Ernst & Young, 2014 г.) [1]. Это максимальный квартальный показатель за последние два года — свидетельствует об увеличении в нынешнем году инвестиций на глобальном рынке в годовом выражении. Второй год подряд Россия включена в Индекс. В 2014 году РФ поднялась с 40-го (последнего) места на 38-е. В 2013 Россия не была представлена в рейтинге, однако значительная активность, наблюдавшаяся в отрасли возобновляемой энергетики в стране в 2013 г., свидетельствовала о том, что после решения общих политических и структурных вопросов Россия может превратиться в одну из движущих сил данной отрасли. Авторы исследования особо отмечают работу в РФ запущенного в 2013 году механизма по поддержке ВИЭ через рынок мощности.

Следуя плану по достижению доли возобновляемых источников энергии в общем объеме генерации в 4,5 % до 2020 года, в 2013 году Правительство РФ приняло постановление, вводящее механизм торговли мощностью квалифицированных генерирующих объектов, функционирующих на основе использования возобновляемых источников энергии. Поддержка «зеленой» энергетики через рынок мощности — это новая практика, поскольку в большинстве стран поддержка осуществляется с помощью «зеленых» тарифов, то есть пропорционально объему генерации. [2]

Были поданы заявки на строительство солнечных электростанций общей мощностью в 1 ГВт, из них были отобраны заявки по 32 проектам суммарной мощностью 399 МВт. Результаты по ветряным и гидроэлектростанциям оказались более скромными. Одним из ключевых вызовов для потенциальных инвесторов остается требование по локализации на уровне 50 % для оборудования, которое используется при эксплуатации объектов возобновляемой энергетики.

С 2011 г. в России реализуется «Стратегия инновационного развития России до 2020 года», в рамках которой энергетика выделяется, как одно из перспективных инновационных направлений в экономике. По оценкам Программы развития ООН, потери энергии и энергоемкость экономики в РФ в 1,5–2,5 раза выше, чем в Европе, где среднедушевое потребление энергии больше.

К 2020 г. в Российской Федерации планируется снизить энергоемкость валового внутреннего продукта минимум на 40 % по сравнению с 2007 г. и делать акцент на инновационное развитие страны.

Э. Рагель, партнер компании «Эрнст энд Янг», считает, что возобновляемая энергетика открывает привлекательную инвестиционную возможность для российских энергетических компаний. Ввиду неопределённости прогноза тарифов и роста потребления электроэнергии в России диверсификацию, заключающуюся в выходе на рынки возобновляемых источников энергии, которые активно развиваются за пределами России, следует рассматривать в качестве альтернативы, позволяющей увеличивать выручку и прибыль. Выпущенный «Эрнст энд Янг» отчёт об индексах привлекательности стран может использоваться российскими энергетическими компаниями в качестве эффективного инструмента для выбора стран, в наибольшей степени отвечающих инвестиционным критериям».

В России молодые инновационные компании не владеют необходимыми для развития бизнеса ресурсами и, не имея соответствующего обеспечения и гарантий возвратности средств, не в состоянии получить банковский кредит, коммерческий заём или разместить свои ценные бумаги на фондовом рынке.

В России около 25 млн. человек живут в отдаленных районах, не связанных с центральной энергетической системой, или в местах, где централизованное электроснабжение дорого и ненадежно. Некоторые из территорий, необслуживаемых централизованной системой, подключены к меньшим автономным системам. Около 10 млн. человек обслуживаются отдельными генерирующими системами, работающими на дизельном топливе или на бензине. Большинство таких систем находятся в районах крайнего севера России, на Дальнем Востоке и в Сибири.

В России отмечается наличие благоприятного потенциала ресурсов ветра, в особенности в удаленных районах Севера и Дальнего Востока, сельской местности и регионов с отсутствием единой энергосистемы. Площадь данных территорий составляет около 2/3 территории страны, что делает использование ВЭУ достаточно привлекательным в России. Внедрение практики использования ВЭУ именно в этих областях помогут разрешить проблемы энергообеспечения и завоза топлива. Например, крупнейшая в России ВЭС, находящаяся в Калининградской области, которая производит около 8,2 млрд. кВтч электроэнергии в год, замещая углеводородное топливо для генерации сопоставимого объема электричества. [3]

О преимуществах и предпосылках развития ветровой энергетики в России: для эксплуатации альтернативных источников не требуется топлива; высокий потенциал (расчетный потенциал кинетической энергии, содержащейся в альтернативной энергии, по оценкам экспертов, составляет примерно 1360 трлн. кВт/ч.); суммарные затраты (производство, установка, последующее обслуживание и отсутствие топливного снабжения) в источник генерации немного ниже, чем в большинство традиционных систем, основанных на традиционных видах топлива — при схожих параметрах выработки электроэнергии; достаточно высокий уровень прогнозирования графика развития альтернативных источников энергии, в различных регионах, что позволяет создать системы со стабильными показателями выработки электроэнергии, а также с использованием гибридных систем; возможность покрытия локализованного спроса (в малонаселенных районах экономически эффективнее, чем подключение потребителей к централизованной энергосистеме); возможно применение (с определенными технологическими ограничениями) в объединенной энергосистеме страны, включающей другие типы генерации; повышение энергобезопасности региона (развитие альтернативных источников снижает зависимость региона от органических источников энергии — уголь, газ, дизельное топливо — особенно актуально для изолированных районов Дальнего Востока, где ветроэнергетика могла бы заместить дизельные электростанции); отсутствие вредного воздействия на атмосферу (доля электроэнергетики в загрязнении воздушного бассейна достигает почти 1/3 — ввиду ратификации Россией Киотского протокола проблема снижения выбросов парниковых газов принимает особую актуальность, а замещение малых тепловых установок, доля которых в общих выбросах в атмосферу достигает 10 %, могло бы частично решить данную проблему); минимизация воздействия на экосистемы.

Ключевой государственной программой для развития ВИЭ и других видов энергетики является Энергетическая стратегия России на период до 2030 года. Под воздействием мировых технологических трендов в 2010–2030 гг. в России ожидается формирование единой электроэнергетической системы нового поколения на основе технологий «умных сетей» с развитием возобновляемой энергетики, технологического потенциала энергосбережения. Стратегия определяет технический ресурс возобновляемых источников энергии: согласно ей, преобладающую долю имеет потенциал использования энергии солнца и энергии ветра, составляет не менее 4,5 млрд. тонн условного топлива в год, что более чем в 4 раза превышает объем потребления всех топливно-энергетических ресурсов России. Производство электроэнергии от ВИЭ, согласно Стратегии, будет связано с географией экономически эффективного потенциала соответствующих первичных энергоресурсов, в том числе: солнечной и биоэнергии преимущественно в южных районах страны; ветровой — в зонах стабильных ветров со скоростью свыше 8–10 м/сек., в том числе на Дальнем Востоке, на Севере страны, в районе Новороссийска и др.; геотермальной — в районах Дальнего Востока, в Прикавказской зоне, Юго-Западной Сибири и др.; приливной — в районах с большими диапазонами приливных уровней морей (Дальний Восток, Крайний Север); низкопотенциальное тепло — повсеместно. Стратегия предполагает «увеличение относительного объема производства и потребления электрической энергии с использованием возобновляемых источников энергии (кроме гидроэлектростанций установленной мощностью более 25 МВт) примерно с 0,5 до 4,5 %. Для достижения намеченных объемов производства электроэнергии на базе возобновляемых источников энергии необходимо уже в указанный период обеспечить ввод генерирующих объектов (малых гидроэлектростанций, ветроэлектрических станций, приливных электростанций, геотермальных электростанций, тепловых электростанций, использующих биомассу в качестве одного из топлив, прочих видов электроустановок) с суммарной установленной мощностью до 25 ГВт».

При этом в соответствии со Стратегией будут обеспечены:

-        снижение зависимости экономического благосостояния страны от нефтегазового сектора с уменьшением доли топливно-энергетического комплекса в структуре валового внутреннего продукта с 30 до 18 %;

-        снижение удельной энергоемкости валового внутреннего продукта не менее чем в 2,3 раза;

-        оптимизация структуры топливно-энергетического баланса страны со снижением доли газа в структуре внутреннего потребления топливно-энергетических ресурсов с 52 до 46–47 % и увеличением доли нетопливной энергетики с 11 до 13–14 %;

-        энергетическое освоение новых регионов;

-        экологическая безопасность и эффективность развития и функционирования топливно-энергетического комплекса с ограничением объема выбросов парниковых газов к 2030 году до уровня 100–105 % объема указанных выбросов в 1990 году. [4]

Рассмотрим опыт зарубежных стран. В 2014 г. Китай вновь стал самым привлекательным рынком для инвестиций в отрасль возобновляемой энергетики.

Правительство КНР стремится сократить уровень загрязнения окружающей среды и уделяет отрасли ВИЭ все больше внимания. Особенно отмечают китайские пилотные проекты в сфере торговли квотами на выбросы парниковых газов. (+ Работы по выполнению амбициозного плана по наращиванию общей мощности солнечных электростанций до 35 ГВт к 2015 г., для чего введены налоговые льготы и прочие субсидии, а также проведены мероприятия, ускоряющие консолидацию рынка + снижение на 50 % до 2015 года налога на продажу энергии, полученной на солнечных электростанциях, введение ограничений на расширение производства солнечных модулей и требование об отчислении 3 % годовых доходов на НИОКР).

За Китаем в рейтинге следуют США, Германия и Япония.

Европа и США продолжают утрачивать конкурентные преимущества перед странами с развивающейся рыночной экономикой. Европа находится на своеобразном перепутье: с одной стороны, очевидно ее стремление к лидерству в глобальной отрасли возобновляемой энергетики, с другой стороны, этому мешают ограниченные возможности в области финансирования, инфраструктуры и материально-технического обеспечения.

В 2014 году Германия и Япония, где участники рынка отреагировали на последние изменения, внесенные в законодательство и энергетические стратегии, традиционно рассматриваются инвесторами в качестве привлекательных рынков для инвестиций в отрасль возобновляемой энергетики. Ранее федеральный канцлер Ангела Меркель испытывала давление со стороны лобби энергетического сектора, направленное на пересмотр условий субсидирования сектора возобновляемой энергетики. Германия уже закрыла восемь реакторов, остальные девять планируется остановить к 2022 г. На альтернативные виды энергетики в Германии приходится около 20 %. К 2020 г. его долю планируется повысить до 35 %, а к 2050 — до 80 % [5]. Анализируя новые направления политики Германии в области энергетики, установлено, что Германия заявила о намерении заглушить все действующие в стране АЭС к 2022 г. и сделать акцент на более экологичных энергетических источниках. По данным экспертов, атомная энергетика обеспечивает около 22 % спроса страны в электроэнергии.

Рассматривая политику Японии в области нововведений в энергетике, необходимо упомянуть, что наибольшее внимание стало уделяться данному сектору экономики в 2011 г., когда землетрясение разрушило инфраструктуру северо-восточных районов Японии и привело к катастрофе на АЭС «Фукусима». Правительство активно способствует развитию альтернативных видов энергии, так как несмотря на свое инновационное направление и высокие затраты, является для Японии более безопасным.

Противоречивые сигналы и половинчатые меры в области энергетической политики Великобритании и Австралии привели к дальнейшему снижению их рейтинга. (Снижение активности инвесторов, приостановка реализации проектов и выход с рынка, вызваны интервенциями со стороны государства. Так, например, в Австралии правительство отменило выплаты за выбросы углекислого газа в атмосферу в 2014 г. В Великобритании политики, использовали рост стоимости потребляемой электроэнергии в целях политической борьбы, что усиливало неопределенность ситуации для инвесторов)

В Польше смешанную реакцию вызвало предложение о переходе от торговли «зелеными сертификатами» к закупке электроэнергии, выработанной на основе возобновляемых источников, у выбранных на основе тендеров производителей.

Италия и Испания почувствовали последствия внесения поправок, имеющих обратную силу, в документы, регулирующие механизмы поддержки.

Индия заняла шестое место благодаря пересмотру энергетической политики ее новым правительством, которое намерено стимулировать государственные и частные инвестиции в отрасль возобновляемой энергетики.

Следует отметить успешное развитие Южной Америки в области возобновляемой энергетики. Чили продолжает привлекать крупные проекты, в том числе такие как строительство крупнейшей в мире фотоэлектрической электростанции без привлечения государственных субсидий. Правительство Чили в два раза увеличило план генерации электроэнергии за счет возобновляемых источников, доля которых в 2025 г. должна составить 20 % от общего объема.

Бразилия, Чили, ЮАР и Кения также последовательно улучшают позиции в рейтинге, что обусловлено подготовкой к реализации многочисленных проектов и благоприятной энергетической политикой этих государств.

Возобновляемая электроэнергетика развивается в таких странах, как Турция и Таиланд, которые ищут возможности для удовлетворения стремительно растущего спроса. Правительство Таиланда: увеличение плана электрогенерации с использованием возобновляемых источников на 51 % к 2021 г., которая должна составить почти 14 ГВт, или 25 % совокупной генерации, по сравнению с 8 % в 2013 г.

В Турции высокие тарифы на электроэнергию и надежность вспомогательной инфраструктуры обусловили значительное превышение предложения над спросом в рамках аукционов для реализации проектов в сфере возобновляемой энергетики.

Финансирование крупных проектов в Нидерландах и Израиле способствовало улучшению их позиций в рейтинге.

Опыт США. Доля ветровых, солнечных и гидротермальных электростанций в выработке электроэнергии в США составляет сейчас 6.5 %. [6]

По мощностям возобновляемой электроэнергетики (без учета ГЭС) США безнадежно отстают от ЕС и несколько уступают Китаю (210, 90 и 86 ГВт соответственно). Лидерство сохраняется лишь в геотермальной энергетике. Это дает противникам Б. Обамы повод утверждать, что дорогостоящая “зеленая” энергетика стимулируется по политическим мотивам, а не исходя из ее конкурентных преимуществ или экономических соображений. В Конгрессе США в связи с этим поднимался вопрос — есть ли смысл тратить миллиарды долларов “на сомнительные программы возобновляемой энергетики, если США и через 27 лет все еще будут на 80 % зависимы от традиционных энергоносителей?”

Наибольшим потенциалом рентабельности располагает ветровая энергетика.

В некоторых штатах ВЭУ обеспечивают более 20 % производства электроэнергии. Несколько лет назад американские компании импортировали 3/4 узлов и компонентов, необходимых для сборки ВЭУ, сейчас эта доля снизилась до 40 %.

Формы привлечения инвестиций. Несмотря на вмешательство правительств, приводящее к возникновению неопределенных ожиданий на некоторых рынках, возросла активность компаний, работающих в сегменте возобновляемой энергетики, на рынке первичного размещения акций (IPO), причем восстановление такой активности происходило наиболее высокими темпами после 2010 г.

Уверенное распространение практики IPO для компаний, владеющих объектами генерации, а также демонстрируемая ими возможность получения стабильной прибыли, указывают на то, что публичное размещения акцией — потенциально устойчивый источник финансирования инфраструктурных проектов. Это является хорошей новостью для отрасли, стремящейся улучшить показатели бухгалтерских балансов и привлечь проектное финансирование из ограниченных источников.

В средне- и долгосрочной перспективах по мере достижения отраслью возобновляемой электроэнергетики сетевого паритета и устранения зависимости от изменяющихся тарифов, установленных государством, вполне вероятно, что фондовые рынки снова поверят в привлекательность цепочек поставок возобновляемой электроэнергии и быстрорастущим рентабельным компаниям, развивающим новые проект.

Недостаточность источников проектного финансирования вынуждает компании, развивающие новые проекты в отрасли возобновляемой энергетики, искать новых инвесторов, обладающих не только долгосрочной стратегией, но и широкими финансовыми возможностями.

Пенсионные фонды, управляющие совокупными активами стоимостью порядка $28 трлн., все больше улучшают показатели прогнозируемости долгосрочной отдачи проектов, использующих такие проверенные технологии, как генерация энергии при помощи фотоэлектрических панелей и ветряных турбин. Вместе с этим, результаты последнего исследования указывают на необходимость делать больше для привлечения растущей доли пенсионных накоплений.

Как пример можно привести Международную финансовую корпорацию (МФК), входящую в Группу Всемирного банка, которая предоставляет кредитные линии в области развития энергоэффективности и экологически чистой энергетики, а также мезонинное финансирование для венчурных проектов в области возобновляемой энергетики. В 2010 г. в рамках направления устойчивой энергетики было выделено 455 млн долл. США; на проекты в области возобновляемой энергетики — более 220 млн долл., в области энергоэффективности — более 224 млн долл. США. Северный инвестиционный банк, членами которого являются страны Скандинавии и Балтии, запустил в начале 2008 г. кредитную линию в области изменения климата, энергоэффективности и возобновляемой энергии (Climate Change, Energy Efficiency and Renewable Energy Facility — CLEERE) с первоначальной капитализацией в 1 млрд евро.

Микрофинансирование. Создание локальных генерирующих источников небольшой мощности приобретает все большее значение как для экономически развитых стран, так и для развивающихся рынков. Оно способствует развитию на локальных рынках таких моделей финансирования, как краудфандинг. Объем капитала, доступного для такого финансирования, может значительно увеличиться, при условии что размер вознаграждения будет компенсировать степень риска. Это, в свою очередь, сделает данный инструмент капиталовложений привлекательной альтернативой другим видам финансирования для частных инвесторов.

Бен Уоррен: «Краудфандинг и локальные источники финансирования — это не только прерогатива социально ответственных инвесторов, но и потенциально привлекательный канал для инвестиций, который окажет значительное влияние на отрасль электроэнергетики и будет способствовать возникновению новых моделей финансирования».

Необходимо создание более устойчивых и экономически эффективных источников энергии для островных государств. Это позволит создать значительные возможности для инвестиций в строительство новых объектов, что улучшит перспективы создания новых энергетических микросистем.

Бенн Уоррен: «Вопрос заключается в том, захотят ли сегодняшние инвесторы, разработчики и инноваторы сконцентрировать усилия на развитии энергетической отрасли островных государств. Такое развитие может оказать серьезное воздействие на отрасль глобальной энергетики. В тоже время инвесторы могут ожидать, пока условия в отрасли не станут более благоприятными, и микропроекты не выйдут на макроуровень».

Одно из ключевых направлений работы Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) — деятельность в области устойчивой энергетики. ЕБРР был одним из первых среди международных финансовых институтов, которые еще в 1994 г. сформировали специализированные подразделения по энергоэффективности. Деятельность на данном направлении была расширена в последующие годы.

При этом наибольшую часть как одна из ключевых стран операций получает Российская Федерация на цели перехода к устойчивой модели развития, в т. ч. за счет низкоуглеродной стратегии роста: совокупный объем инвестиций — 2,4 млрд евро, число проектов — более 100. Благодаря ИУЭ выбросы парниковых газов (эквивалент ежегодного объема выбросов углекислого газа) в стране сократились на 18 млн тонн, энергосбережение составило 9 млн тонн в год в нефтяном эквиваленте.

Международный центр устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО (МЦУЭР), в своих аналитических обзорах поддерживая Энергетическую стратегию-2030, рекомендует России более последовательный низкоуглеродный путь развития, включающий в себя: внедрение современных жестких стандартов энергоэффективности; на сегодняшний день в России практически отсутствует система, гарантирующая отказ от использования самых неэффективных технологий; закрепление на законодательном уровне обязательств по развитию возобновляемой энергетики; обеспечение гарантий четкой и стабильной доходности инвестиций в возобновляемую энергетику и энергосберегающие технологии. Например, через механизмы финансовой поддержки возобновляемых источников энергии, возврат инвестиций при проведении мероприятий в области энергоэффективности, совершенствование налоговой системы; увеличение расходов на исследования в области возобновляемой энергетики и энергоэффективности. Эксперты МЦУЭР уверены, что привлечение российских и зарубежных инвестиций в возобновляемую энергетику должно стать важнейшей политической и экономической задачей для России.

Для поддержания роста международных инвестиций в отрасль возобновляемой энергетики требуются дальнейшая либерализация условий финансирования и открытие новых рынков.

Развитие локальных источников финансирования (часто на основе местных сообществ), а также краудфандинговых схем — приводит к созданию локальных генерирующих источников небольшой мощности — одна из тенденций в области финансирования проектов ВИЭ. Доступность микрофинансирования и всесторонняя поддержка — необходимые условия роста объема инвестиций в международную отрасль возобновляемой энергетики.

На сегодняшний день Китай является самым привлекательным рынком для инвестиций в отрасль возобновляемой энергетики. В США, Великобритании, Германии, Австралии и Польше проводимая политика ведет к переносу инвестиций на более поздние сроки, отказу от реализации проектов и уходу с рынков. Развивающиеся рынки получают выгоды от проведения предсказуемой политики в отрасли возобновляемой энергетики.

Ответственным за принятие политических решений лицам предпочтительнее ориентироваться не на фискальное стимулирование, а на создание условий для внедрения чистых технологий — справедливых конкурентных условий за счет повышения уровня прозрачности затрат для всех компаний отрасли вне зависимости от сектора, в котором они работают.

Значительные изменения в положении стран в рейтинге подтверждают мнение, что сегодня хорошие перспективы отрасли возобновляемой энергетики не ограничиваются промышленно развитыми странами. Они приобрели поистине глобальный характер, так что инвестиционные возможности открываются как на развитых, так и развивающихся рынках.

В развитых странах дискуссии об экономической целесообразности инвестиций в возобновляемую энергетику становятся одной из основных тем политических дебатов, развивающиеся рынки выглядят все более привлекательными в глазах инвесторов, стремящихся к поиску более предсказуемых условий для ведения своего бизнеса.

Стабильный уровень доходности существующих технологий в области возобновляемой энергетики привлекает новые группы инвесторов, однако необходим акцент на развитие новых технологий.

Компании, работающие с возобновляемыми источниками энергии, должны переждать период политической нестабильности.

Инновации сохраняют критическое значение для развития отрасли возобновляемой энергетики как с технологической, так и финансовой точек зрения. Дальнейшую эволюцию возобновляемой энергетики может серьезно сдерживать политическая неопределенность и удовлетворенность уже созданными технологиями. Вместе с этим, несмотря на затруднения в развитии возобновляемой энергетики в некоторых странах, будущее сектора представляется весьма многообещающим в тех из них, которые обеспечат стабильную энергетическую политику и доверие инвесторов.

В большинстве стран приняты законы, создающие льготные условия, как для производителей, так и для потребителей альтернативной энергии, что является определяющим фактором успешного внедрения.

Большинство экспертов ожидает сохранения приоритетной роли традиционных углеводородов в энергобалансе США на обозримую перспективу. Сторонники же возобновляемой энергетики предупреждают, что Америка никогда не станет Саудовской Аравией, и настаивают на том, что Обама “выпустил джина из бутылки”, упустив из вида тот факт, что главными ресурсами нетрадиционных углеводородов располагают КНР, Аргентина, Австралия, Россия и другие страны.

Современная мировая экономика, ориентированная на инновационную модернизацию, нуждается в более эффективной системе международного энергетического партнерства в целом и перестройке управления национальными энергетическими системами в частности.

Следующие меры повысят инвестиционный потенциал российского энергетического комплекса:

1.       Создать систему государственных фондов, через которые оказывать на конкурсной основе финансовую поддержку энергетическим предприятиям на ранних стадиях развития.

2.       Внедрение в российскую практику зарубежного передового опыта в сфере инвестиций в инновации энергетического комплекса.

3.       Привлечение в Россию о зарубежных экспертов в области инноваций и энергетики.

4.       Проведение законодательной гармонизации отношений федерального центра с регионами в области регулирования инвестирования в инновационное развитие энергетического сектора.

5.       Создание особых экономических зон развития инноваций в энергетическом комплексе, которые могут стать катализатором процесса инвестиционной привлекательности инновационного развития энергетики России

 

Литература:

 

1.                  Исследование EY «Индекс привлекательности стран для развития отрасли возобновляемой энергетики» (Renewable Energy Country Attractiveness Index (RECAI)) 2014г. — URL: http://www.ey.com/ (дата обращения: 12.05.2015).

2.                  EY: доходы «зеленой» энергетики привлекают инвесторов 2013г. — URL: http://www.vestifinance.ru/articles/37019 (дата обращения: 10.05.2015).

3.                  В. Н. Рудченко, Н. Н. Рудченко / Энергетика как базис привлечения инвестиций в инновационное развитие России // ученые записки Российского государственного гидрометеорологического университета. 2013. № 27. С. 217–225.

4.                  Министерство энергетики РФ. — URL: http://www.minenergo.gov.ru/activity/energostrategy/ (дата обращения: 05.05.2015).

5.                  Германия. 74 % энергии из возобновляемых источников. — URL: http://www.vestifinance.ru/articles/42870 (дата обращения: 04.05.2015).

6.                  С. Дмитриев / Энергетическая стратегия США: корректировка приоритетов // Мировая экономика и международные отношения, № 3, c. 13–23 2014 г.

7.                  Возобновляемая энергетика. Россия и мир. Тенденции развития — URL: http://portal-energo.ru/ (дата обращения: 10.05.2015).

8.                  Тиссен А. Я. / Возобновляемые источники энергии как неотъемлемый элемент устойчивой энергетики 21-го века // Интерэкспо Гео-Сибирь. 2013. Т. 3. № 1. С. 98–104.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle