Библиографическое описание:

Васильева Т. В. Особенности объектов исследования в естественных и инженерных дисциплинах: взгляд преподавателя русского языка как иностранного // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1108-1110.

Развитие техногенной цивилизации, характерной чертой которой является углубление частного знания и на его основе складывание новых наук, заставляет ученых выходить за привычные рамки тех областей, в которых они традиционно работают, привлекая в своих исследованиях все новые и новые данные из смежных областей знания. Все это позволяет по-иному взглянуть на давно известные результаты, полученные отдельными науками, что в свою очередь приводит к различным интерпретациям и даже пересмотру уже признанных закономерностей развития тех или иных научных сфер знания. Одним из примеров может служить современная математическая лингвистика, занимающаяся математизированным и символическим обеспечением практически уже открытых теоретически обоснованных «закономерностей и сущностных связей» языка [2, с.264].

Так, В. В. Колесов полагает, что современная лингвистика дифференцирована по предмету описания, и внутри нее сформировались и выделились в самостоятельные науки психолингвистика, когнитивная лингвистика, социолингвистика, функциональная лингвистика и др. Эти науки с разных сторон изучают феномен человека и его деятельность. Теперь именно человек оказывается в центре внимания многих гуманитарных наук, т. е. в науке утверждается антропоцентрический подход к изучению различных явлений. Особенно очевидно все сказанное в лингводидактике, где учащийся («человек говорящий») стал объектом изучения в его 4-х ипостасях как личность мыслительная, языковая, речевая и коммуникативная. В целях обучения, в том числе и РКИ, главным признается социальный заказ общества, а задачи обучения конкретизируют цели с обязательным учетом профессиональной ориентации будущего специалиста.

Как известно, интерес к изучению специальных языков (каждый отдельный специальный язык включает соответственно совокупность текстов, правил их порождения и терминологические тезаурусы каждой специальной сферы [1, с.280]), т. е. подъязыков отдельных наук, возник в 30-е годы ХХ века, но тогда исследователи в основном занимались вопросами терминологии. С начала 60-х годов внимание лингвистов привлек текст в целом, и не последнюю роль в этом сыграла лингводидактика: в различных российских вузах обучалось много иностранцев, для которых русский язык стал в первую очередь средством овладения будущей специальностью. Именно с этого времени начинается функционально-стилистическое описание научного стиля на примерах изучения особенностей отдельных специальных подъязыков и происходит быстрое накопление большого количества языкового материала, требующего научного осмысления и классификации на основе определенной теории.

Напомним, что «теория есть наивысшая форма организации научного знания, которая дает целостное представление о закономерностях и сущностных связях данной области и знания» [2, с.261]. К сожалению, отсутствие теории специального/научного текста, которая по мысли Л. Ю. Иванова, должна «объединить и обобщить результаты предыдущих исследований в одних научно-дисциплинарных рамках» [1, с. 280], тормозит развитие теории русского языка как иностранного (РКИ) в одном из направлений обучения иностранных учащихся, а именно: научному стилю отдельных профилей обучения, в частности инженерного. Поэтому в рамках проблемы создания теории специального текста предлагаем свою концепцию, объясняющую употребление тех или иных лингвистических средств в естественнонаучном и научно-техническом подстилях, используя антропоцентрический подход.

Поскольку в настоящее время еще не выявлено совокупности внутриязыковых (формальных и семантических) признаков, «которые позволяли бы без привлечения дополнительных экстралингвистических данных четко разграничить специальные и неспециальные тексты» [1, с.280], то мы считаем оправданным использование экстралингвистических сведений для выявления различий между техническими и естественнонаучными дисциплинами с точки зрения объектов исследования, их теорий и экспериментов. Очевидно, при таком подходе, когда в лингвистических и стилистических исследованиях начинает приниматься во внимание экстралингвистическая специфика каждой специальной сферы деятельности, существует большая вероятность выхода за пределы собственно лингвистической парадигмы и сближения с соответствующей специальной дисциплиной [1, с.280]. Данный подход, по нашему мнению, является единственно возможным, так как каждая отдельная наука является составной частью общей языковой картины мира, которая описывается различными средствами, включая и вербальные.

В настоящее время все большее число философов техники поддерживает утверждение о том, что технические и естественные науки должны рассматриваться как равноправные научные дисциплины. Они аргументируют свою точку зрения тем, что современные инженеры все чаще работают как исследователи в больших промышленных лабораториях, университетах или научных центрах, делая при этом важные технологические открытия. Таким образом, оказывается, что инженерные науки направлены на получение объективного, поддающегося передаче знания.

На уровне эксперимента в естественных и инженерных науках также существуют принципиальные различия. Хотя технические и естественные науки имеют одну и ту же предметную область инструментальных измерений и объекты их исследований совпадают, но осуществляются эти исследования различными способами. Так, «естественнонаучный эксперимент — это не столько конструирование реальной экспериментальной установки, сколько идеальный эксперимент, оперирование с идеальными объектами и схемами» [3, с.335]. Научный эксперимент в технике — это проверка адекватности модели, и его, как правило, ставят на натуральном образце. Возможен и другой путь, когда модель представлена на уровне гипотезы, предположения о том, как будет себя вести техническая конструкция при воздействии на нее определенных внешних условий. Но и в этом случае гипотеза через некоторое время будет представлена в виде модели, поэтому при прочих равных условиях в техническом эксперименте модель обязательно должна быть натурализована, чего совсем не происходит в естественнонаучном эксперименте.

Для современного этапа науки и техники характерно включение в технические науки как прикладных, так и фундаментальных исследований. Напомним, что «прикладное исследование — это такое исследование, результаты которого адресованы производителям и заказчикам и которое направляется нуждами или желаниями этих клиентов, фундаментальное — адресовано другими членами научного сообщества» [3, с.337]. Несмотря на то, что фундаментальные исследования реализуются в долгосрочных программах исследований в лабораториях и научно-исследовательских институтах, они применяются для решения прикладных проблем. Помимо фундаментальных технические дисциплины содержат также и прикладные исследования, которые непосредственно включены в инженерную деятельность. Таким образом, мы можем сделать вывод, что в технических науках все заимствованные из естествознания элементы претерпели существенную трансформацию, в результате чего возник новый тип организации теоретического знания [3, с.334‑336].

Таковы основные различия объектов исследования, экспериментов и теорий в естественных и инженерных науках, представленных в вузовском образовании соответствующими учебными дисциплинами, в текстах которых данные различия нашли свое отражение на уровне выражения лингвистическими средствами. Напомним, что специалисты являются носителями имплицитных специальных знаний, в том числе и терминологических. При создании определенного текста они видят свою цель в том, чтобы эксплицировать эти знания при помощи вербальных средств и представить их в виде определенных синтаксических структур. И выбор той или иной грамматической конструкции, на наш взгляд, обусловлен идеальностью/реальностью объекта исследования, ситуации и степенью участия в этом человека.

Так, например, идеальные объекты, образующие специальные научные картины мира (картины мира отдельных дисциплин), и абстрактные объекты, образующие в своих связях теоретическую схему, имеют разный статус. Последние представляют собой идеализации, и их нетождественность реальным объектам очевидна [3, с.336]. В текстах для описания таких объектов чаще всего используются пассивные обороты или двусоставные конструкции, где в качестве грамматического субъекта будет выступать имя с предметной семантикой, реже безличные модальные реализации. В текстах для описания реального объекта, как правило, деталей, механизмов, машин и т. п. будут наблюдаться активные односоставные (неопределенно-личные) предложения, значительно реже двусоставные с глаголами, обозначающими самопроизвольное действие. Подтвердим сказанное на примерах учебных дисциплин, изучаемых в вузах инженерного профиля, в частности машиностроительных специальностей. Проследим, как происходит корреляция одних лексико-синтаксических структур с другими по мере утраты самим объектом исследования идеализированных признаков и наделения его конкретными инженерными характеристиками и параметрами.

Легче всего проследить утрату объектом изучения идеальных признаков на примере трансформации отдельных понятий каждой названной дисциплины, представив этот процесс в виде движения от идеального к реальному объектам. Так, например: в физике — это движущаяся материя и материальное тело, в теоретической механике — материальная точка, абсолютно жесткое тело, несжимаемая жидкость, в сопромате — балка, стержень, ферма, в теории машин и механизмов — механизм и его виды (шатун, кулиса), в электротехнике — электропривод, мотор, генератор, в инженерной графике и теории конструкционных материалов — вал, рейка, турбина и т. д. Этот список можно было бы продолжить, но мы видим свою задачу не в установлении полной цепочки в преемственности изучения объектов исследования в естественных и инженерных дисциплинах, а в установлении некоторых закономерностей изменения синтаксических конструкций, обслуживающих названные учебные курсы.

Из приведенных примеров видно, что ни материальное тело, ни материальная точка не существуют в самой природе, так как нет тел, лишенных размеров. Балка, электропривод, механизм представляют технические объекты, обладающие наряду с идеальными признаками и некоторыми инженерными характеристиками. Их можно исследовать в реальном наблюдении и эксперименте, пренебрегая некоторыми реальными свойствами названных объектов. Вал, рейка, турбина являются реальными объектами, для исследования которых применяют так называемые «методы эмпирического описания, ориентированные на максимально очищенную от субъективных наслоений объективную характеристику изучаемых явлений» [3, с.195].

Поскольку наше исследование проводилось на обширном текстовом материале (16 учебников, исключая учебники по математики) и 8 учебных дисциплинах, то сделанные выводы, как нам кажется, обладают высокой степенью достоверности и заслуживают того, чтобы положить их в основу отбора текстов и создания учебных материалов по языку специальности для иностранных учащихся инженерного профиля.

Таким образом, наблюдающаяся зависимость употребления языковых средств от степени абстрактности или конкретности исследуемого объекта в различных учебных дисциплинах позволяет дифференцированно изучать лексику, грамматику и синтаксис на занятиях по русскому языку с иностранными учащимися, а также исходя из экстралингвистических особенностей различных учебных дисциплин, предлагать учащимся такие тексты, которые наилучшим образом отражают специфику изучаемых технических дисциплин.

 

Литература:

 

1.        Иванов Л. Ю. К понятию теории специального текста. \\ Русский язык: исторические судьбы и современность. Международный конгресс исследователей русского языка. Труды и материалы. — М., МГУ, 2001, с.280.

2.        Колесов В. В. «Жизнь происходит от слова…». СПб, «Златоуст», 1999.

3.        Степин В. С., Горохов В. Г., Розов М. А. Философия науки и техники Учебн.пособие. — М: Гардарика, 1996.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle