Библиографическое описание:

Асадуллина Л. И., Дусеев И. Р. Грамматические средства выражения категории времени в этнически соседствующих языках (на примере селькупского и татарского языков) // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1367-1370.

Время, являясь одной из основных форм бытия и фундаментальной категорией философии, вызывает интерес различных исследователей к ее изучению, прежде всего, своей функцией представления материальной формы, с помощью которой человек постигает мир.

Подходы к описанию и классификации различных аспектов категории времени довольно многообразны по причине того, что категория времени является объектом научного анализа таких наук, как: философия, психология, лингвистика, лингвокультурология и т. д.

Не смотря на то, что в философии рассмотрению данной форме бытия посвятили свои работы многие ученые (Эдмунд Гуссерль, Иммануил Кант, Исаак Ньютон, Аврелий Аристотель и т. д.), до сих пор не существует единого понятия данной категории. Возможно, это объясняется тем, что, по мнению одних философов, время является объективной характеристикой бытия, а другие относят его к чисто субъективным понятиям, характеризующим наш способ восприятия мира.

Лингвистика рассматривает время как все способы выражения сущности философского и физического аспектов данной категории средствами языка. Наряду с общенаучным понятием времени (time), противопоставляющим прошлое и настоящее, в грамматике выделяется грамматическая категория времени (tense). Одной из основных функций времени является временная референция (временная ответственность) ситуации, описываемой в предложении.

По мнению Аскина Я. Ф., в большинстве современных языков категория времени занимает значительное место и играет весьма существенную роль в их грамматическом строе, не смотря на то, что формы выражения временных отношений при этом варьируются [1, с.69]. Разные языки по-разному выражают одно и то же время и создают разные конструкции для его выражения.

Селькупский — язык одного из небольших аборигенных этносов Сибири, проживающего на территории Красноярского края и в Томской области, входит в самодийскую группу уральской языковой семьи, вместе с нганасанским, ненецким и энецким языками, селькупы составляют самодийскую группу. Многие народы, входившие в эту группу до 19 века (камасинцы, маторы, койбалы, котовцы, тайги, карагасы), со временем стали тюркоязычными. Согласно переписи российского населения, на 2010 год, численность селькупского населения составила 1800 человек [2]. Переселение самодийцев в северном направлении по Западной Сибири, обусловленное воздействием тюркских племен, а также последующее расселение части селькупов в бассейнах рек Таз и Турухан, способствовали их частым и продолжительным контактам с тюрками, что, несомненно, наложило отпечаток на их язык и культуру. Таким образом, небольшая численность населения, рассредоточенного на обширной этнической территории, обусловило наличие существенных языковых отличий между северными и южными диалектами, препятствующее свободному общению. Согласно «Селькупской грамматике», опубликованной в 1935 г. советским ученым Г. Н. Прокофьевым, в состав селькупского языка входит ряд диалектных групп — кетская, обская, тымская, нарымская, северная или тазовская, которые, в свою очередь, тоже состоят из большого количества диалектов [3].

В результате обзора существующей литературы по грамматике селькупского языка (Прокофьев, 1935; Кузнецова, Хелимский, 1980; Языки народов СССР), были выявлены следующие грамматические средства выражения времени: глаголы изъявительного и повествовательного времён, наречия времени, временные числительные и послелоги.

В селькупском языке выделяются следующие глагольные категории: лицо, число, время, наклонение, залог. Глагол также может иметь отрицательные формы. Имеются следующие наклонения: изъявительное (или предположительное), условное, повелительное. В изъявительном и повествовательном наклонениях глаголы изменяются по временам. В изъявительном наклонении различаются три времени: аорист (неопределенное), прошедшее и будущее, в повествовательном — два времени: аорист и прошедшее. Показателем прошедшего времени в изъявительном наклонении служит суффикс -с-. Показатель будущего времени изъявительного наклонения — суффикс -лог. Для выражения действия в боле отдаленном будущем к формам будущего времени присоединяется частица -сое. В повествовательном (предположительном) наклонении неопределенное время образуется присоединением к основе глагола суффикса -нты. Аорист не выражает определенного временного понятия и может соответствовать будущему, настоящему или прошедшему времени. В повествовательном наклонении аорист употребляется в речи для выражения действий, свидетелем которых сам говорящий не является, например:

-          Изъявительное наклонение: Тэп кута ‘Он болеет’;

-          Предположительное наклонение: Тэп куты-нты ‘Он, видимо, болеет’.

В повествовательном наклонении прошедшее время образуется путем присоединения суффиксов -мп(ы) (глаголы 1 класса) и –п(ы) (глаголы 2 класса).

Наречия в селькупском языке делятся на наречия места, времени, образа действия (качественные наречия). Наречия времени представляют собой по происхождению преимущественно различные застывшие падежные формы [4]:

-          укун (обские говоры Сюсюкум) — раньше, прежде;

-          авбон (кетский диалект) — 1) прошлый год; 2) позапрошлый год; 3) через год

-          кунты (обский диалект, кетский диалект, васюганский диалект, елогуйский говор) — долго;

-          мэлко (туруханский говор) — всегда;

-          карыт (обские говоры Шёшкум, Шёшкуп и Чумылькуп) — утром;

Категория времени в селькупском языке также выражается довольно распространенной группой служебных слов — послелогов. К временным послелогам можно отнести следующие примеры:

-          пун (туруханский говор) — после кого–л;

-          тёмб (обский говор Шёшкум и Шёшкуп) — в течение (весь);

-          морыyынд (елогуйский говор) — в течение (отрезка времени);

-          мороhыт (туруханский говор) — в конце чего-л.;

-          чонjоhыт (Обский диалект Чумылькуп) — 1) посередине чего-л.; 2) в середине (отрезка времени).

Татарский язык является национальным языком татарского народа, численность которого по данным переписи населения 2010 года составляет 5310,6 тыс. человек, или 3,72 % населения России. Татарский язык принадлежит к кыпчакской подгруппе тюркской группы алтайской семьи языков и делится на три диалекта: западный (мишарский), казанский (средний) диалект и восточный (сибирскотатарский). «Татарский разговорный язык образовался в результате взаимодействия булгарских и кипчакских племенных языков. Дальнейшее развитие он получил в период Золотой орды» [5, с.160]. А в период Казанского ханства он окончательно сформировался как народный разговорный язык с различными территориальными диалектами. В результате контактов с языками различных семей татарский язык заимствовал у них в той или иной степени отдельные слова.

Согласно структурно-типологической классификации, татарский язык относится к агглютинативным языкам, также имеющим аналитические элементы для выражения различных грамматических значений.

К частям речи, выражающим категорию времени, относятся глаголы, наречия, послелоги и, возможно, модальные слова.

По мнению многих специалистов, глагол является самой сложной частью речи в татарском языке. Одной из специальных работ по татарскому глаголу, исследующей грамматические категории глагола в функционально-семантическом аспекте, является книгу Д. Г. Тумашевой «Татарский глагол». [6, с. 96–95]. В отличие от глаголов селькупского языка, татарские глаголы имеют изъявительное, повелительное и желательное и условное наклонения. К неличным формам глагола относятся:

-          причастие;

-          имя действия;

-          деепричастие;

-          вспомогательный глагол

-          инфинитив;

-          недостаточный глагол «быть»;

-          глаголы, употребляющиеся кроме своего основного значения в значении вспомогательных глаголов.

В изъявительном наклонении имеется одно настоящее время, пять прошедших (определенное, неопределенное, незаконченное, преждепрошедшее и прошедшее многократное и три будущих (определенное, неопределенное и будущее-прошедшее).

Наречия делятся на следующие разряды: образа действия — әкрен ‘медленно’, геройларча ‘геройски’; времени — кичен ‘вечером’, иртага ‘завтра’, җәен ‘летом’; места: анда ‘здесь’; меры и степени — аз ‘мало; причины и цели: юри ‘нарочно’.

К служебным частям речи относятся послелоги, которые переводятся на русский язык, как правило, предлогами. Каждый послелог требует соответствующего падежа слова, к которому относится, в связи с чем послелоги делятся на три группы:

1)        требующие от впередистоящих существительных основного падежа и от местоимений — родительного:

... белән (с...) — халык белән (с народом);... өчен (для, ради...) — акча өчен (за деньги, ради денег);... турында (о...) — Томск турында (о Томске).

2)        требующие от впередистоящего слова формы направительного падежа:... таба (к...) — Маскауга таба (к Москве, в сторону Москвы);... каршы (против...) — сугышка каршы (против войны).

3)        требующие от впереди стоящего слова формы исходного падежа:... бирле (с...) — балачакэ бирле (с апреля);... соң (после...) — эштән соң (после работы).

Функции послелога в татарском языке могут выполнять также существительные в пространственных падежах (направительный, исходный, местно-временной):... уртасында (посреди...) — көн уртасында (посреди дня);... алдында (перед...) — өй алдында (перед домом).

Татарский и селькупский языки, как известно, относятся к различным группам, как по генетической, так и по типологической характеристике. Татарский язык является представителем тюркской ветви алтайской семьи языков, точнее, татарский язык относится к кипчакско-булгарской подгруппе кипчакской группы тюркских языков [7, с. 12]. А селькупский язык входит в самодийскую группу уральской языковой семьи. Существует также теория, сторонники которой (И.Табберт-Сталенберг, М. А. Кастрен, О.Бётлингк, Г. Винклер и др.) считают, что тюркские языки, а также другие алтайские языки составляют вместе с угро-финскими языками более крупную, урало-алтайскую семью языков. Исследователи Б. Коллиндер и М. Ряснен приводят около трехсот лексических сопоставлений уральских и алтайских языков, которые объясняются либо очень древним родством этих языков, либо древними заимствованиями. Некоторые ученые генетическое родство алтайских языков считают вполне возможным, но недостаточно доказанным (Л. Лигети и др.).

Таким образом, представляется возможным обнаружить и описать некоторые сходства и различия в выражении категории времени в татарском и селькупском языках. Также известно, что итогом длительного контактного взаимодействия родственных и неродственных языков в пределах единого географического пространства может быть языковой союз. Он предполагает взаимообмен между взаимодействующими языками теми или иными структурными чертами, касающимися фонологической, морфологической и синтаксической систем, словаря.

 

Литература:

 

1.                  Аскин Я. Ф. Проблема времени, ее философское истолкование. М., 1966.

2.                  https://ru.wikipedia.org/wiki/Татары

3.                  Прокофьев Г. Н. Селькупская (остяко-самоедская) грамматика. Ч. 1. Л., 1935.

4.                  Быконя В. В., Ким А. А., Купер Ш. Ц. Словарь селькупско-русский и русско-селькупский. Томск, 1994.

5.                  Н. А. Баскаков, Тюркские языки. М., 1960.

6.                  Тумашева Д. Г. Татарский глагол (опыт функционально-семантического исследования грамматических категорий): учеб. пособие / Д. Г. Тумашева. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1986. — 188 с.

7.                  Баскаков Н. А. Введение в изучение тюркских языков / Н. А. Баскаков. М.: Высш. шк., 1969. — 383 с.

8.                  Поздеева Г. П. «Диалекты селькупского языка: верификация общепринятых классификаций и новый взгляд на диалектное членение», Урало-алтайские исследования. Москва: Институт языкознания Российской академии наук, 2013, № 1 (8). СС. 20–34.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle