Библиографическое описание:

Митяева А. П. К вопросу о лигвокогнитивном и лингвокультурологическом подходах к изучению концептов // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1420-1423.

Отличительной чертой современного языкознания является стремительное развитие такого его направления, как когнитивная лингвистика. Когнитивная лингвистика, выделившаяся из когнитологии в середине 70-х годов 20 века, многими учеными до сих пор воспринимается неоднозначно, вызывая бесчисленное количество обсуждений и споров от абсолютного неприятия до полного признания. В какой-то степени из-за этого до сих пор не решена проблема терминологии как самого понятия когнитивная лингвистика, так и входящей в ее состав терминологической базы.

Когнитивная лингвистика — направление современного языкознания, в центре внимания которого находится язык как инструмент для организации, обработки и передачи информации и при этом как разновидность способности человека к познанию.

Представим некоторые определения когнитивной лингвистики. По определению Е. С. Кубряковой и В.3. Демьянкова, «когнитивная лингвистика (cognitive linguistics; kognitive Lingustik; linguistique cognitive) — лингвистическое направление, в центре внимания которого находится язык как общий когнитивный механизм, как когнитивный инструмент — система знаков, играющих роль в репрезентации (кодировании) и в трансформировании информации» [2. С. 53]. З. Д. Попова и И.А Стернин полагают, что «когнитивная лингвистика исследует ментальные процессы, происходящие при восприятии, осмыслении и, следовательно, познании действительности сознанием, а также виды и формы их ментальных репрезентаций» [5. С. 12]. По мнению В. А. Масловой, «инструментом оперирования в когнитивной лингвистике становятся оперативные единицы памяти — фреймы (стереотипные ситуации, сценарии), концепты (совокупность всех смыслов, схваченных словом), гештальты (целостные допонятийные образы фрагментов мира) и т. д. Следовательно, когнитивная лингвистика нацелена на моделирование картины мира, на моделирование устройства языкового сознания» [4. С. 13]. По мысли З. И. Резановой, когнитивная лингвистика — новый этап в исследовании языка. «В антропоцентристской парадигме лингвистического описания когнитивная лингвистика играет ключевую роль, исследуя связи языка и когнитивного механизма в качестве важнейших детерминаций, обусловливающих онтологические» [6. С. 195].

Когнитивная лингвистика — активно осваиваемая область научных исследований. Впервые работы по данному направлению были опубликованы в США в середине 1970-х гг., а впоследствии увидели свет труды европейских и российских когнитивистов. В отечественной науке исследования в области когнитивной лингвистики велись с середины 80-х годов 20 века. Но начало научному направлению положили представители других наук, в первую очередь врачи, нейрофизиологи, психологи (П. Брока, К. Вернике, И. М. Сеченов, В. М. Бехтерев, И. П. Павлов и др.), затем нейролингвисты (Л. С. Выготский, А. Р. Лурия) и психолингвисты (Ч. Осгуд, Т. Себеок, Дж. Гринберг, Дж. Кэрол, А. А. Леонтьев, И. Н. Горелов, А. А. Залевская, Ю. Н. Караулов и др.) [5. С. 8]).

До начала 1990-х годов «когнитивная лингвистика представляла собой совокупность индивидуальных исследовательских программ, слабо связанных или вовсе не связанных между собой» [4. С. 21–22]. Да и в настоящее время когнитивная лингвистика — не единое научное направление, у нее до сих пор нет унитарной концепции развития и определенного набора исследовательских подходов. В этом смысле ученые-когнитивисты не ограничены в выборе, им предоставлен широкий междисциплинарный спектр различных приемов и методов исследования таких наук, как лингвистика, психология, социология, этнография, политология, философия и др. Такой междисциплинарный подход является характерной особенностью современных гуманитарных научных направлений. Что люди знают о себе и о мире, как организовано и как вербализуется это знание, какова языковая картина мира — вот центральные вопросы, которые исследует когнитивная лингвистика. Исследования языковой картины мира способствовали появлению в отечественной когнитивной лингвистике особого направления — концептологии, занимающейся изучением и анализом концептов. Термин концепт первоначально появился в переводах на русский язык работ А. Вежбицкой и Ч. Филлмора.

Концепт связан с мышлением человека. Анализ концепта как мыслительной квинтэссенции начинается с изучения репрезентации концепта в языке, т. е. с рассмотрения конкретных языковых единиц, которые могут обеспечить понимание концепта. Только через вербализацию концепт становится понятным для всеобщего восприятия. При этом объективация концепта носит индивидуальный характер, каждый человек в зависимости от пола, возраста или профессии по-разному вербализует тот или иной концепт. Изучение концептов осуществляется при помощи выявления и анализа языковых средств их репрезентации, а также моделирования их структуры.

Неоднородность и неоднозначность структурной организации концепта были понятны и видны еще с самого начала когнитивных исследований. Поэтому подходов к изучению концепта довольно много и все они разноплановые. В зависимости от науки, предметом которой является концепт, на сегодняшний день выделяют следующие основные научные подходы к его исследованию: 1) лингвокогнитивный; 2) лингвокультурологический; 3) психолингвистический / нейропсихолингвистический; 4) семантический; 5) логико-понятийгый; 6) логический; 7) интегративный.

При всем многообразии подходов к изучению концептов в настоящее время можно говорить о двух более обоснованных и поддерживаемых научным сообществом подходах — лингвокогнитивный и лингвокультурологический. По словам В. И. Карасика, «эти подходы различаются векторами по отношению к индивиду: лингвокогнитивный концепт — это направление от индивидуального сознания к культуре, а лингвокультурологический концепт — это направление от культуры к индивидуальному сознанию» [1. С. 97]. Об этих двух основных подходам и пойдет речь в данной статье.

Представителями лингвокогнитивного подхода являются Н. Д. Арутюнова, Е. С. Кубрякова, З. Д. Попова, И. А. Стернин, В. Н. Телия, Г. Г. Слышкин, В. Г. Костомаров А. П. Бабушкин, С. А. Аскольдов и др.

В рамках лингвокогнитивного подхода исследователи определяют концепт как нечто моделирующее и обобщающее познавательную деятельность индивида. Исследователи, изучающие концепт с этой точки зрения, трактуют его как ментальное образование в сознании человека, которое помогает выйти на концептосферу (языковую картину мира). В основе наших знаний о мире лежит такая единица информации, как концепт, а язык выявляет и вербализирует то, что человек увидел и понял в окружающем его мире.

Связь концепта с картиной мира подчеркивают авторы «Краткого словаря когнитивных терминов», определяя концепт как «термин, служащий объяснению ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знание и опыт человека; оперативную содержательную единицу памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [2. С. 89].

И. А. Стернин трактует концепт как «комплексную мыслительную единицу, которая в процессе мыслительной деятельности поворачивается разными сторонами, актуализируя в процессе мыслительной деятельности свои разные признаки и слои» [5. С. 27]. И. А. Стернин впервые разрабатывает полевую модель строения концепта. Однако исследователь обращает внимание на то, что структура концепта очень многослойна и разнообразна и потому модель концепта не является жесткой и навсегда определенной. С течением времени сам концепт может претерпевать различные изменения, его наполнение может варьироваться, и то, что находилось в одном понятийном слое, может по разным причинам перейти в другой. И. А. Стерниным определено наличие у концепта ядра и периферии. Таким образом, полевая модель концепта З. Д. Поповой и И. А. Стернина выглядит так: 1) ядро — яркий образ; 2) базовые слои — различные концептуальные признаки; 3) интерпретационное поле, содержащее трактовки содержания ядра и концептуальных признаков и принадлежащее индивидуальному или национальному сознанию.

Организация экспериментальной части нашего исследования, разработка и интерпретация на основе лингвистического эксперимента концепта бизнес опираются на структуру, предложенную З. Д. Поповой и И. А. Стерниным. С целью построения номинативного поля изучаемого концепта, вербализующего его ассоциативный слой, был применен свободный ассоциативный эксперимент как метод, широко известный и активно использующийся не только в когнитивной лингвистики, но и в других науках. Данный метод позволяет получить богатый языковой материал, необходимый для построения интерпретационного слоя концепта

На основе полученных результатов построена модель ассоциативного поля концепта бизнес, отражающая смысловое наполнение номината одноименного концепта в сознании современного поколения. Итак, экспериментальным путем было установлено, что в интерпретационное поле концепта бизнес попали такие лексемы, представленные ниже в зависимости от частотности употребления, как деньги, работа, автомобиль, коррупция, дело, кредит, риск, связи, конкуренция и пр. Высокий процент среди единиц номинативного поля концепта бизнес составляют новейшие заимствования конца XX — начала XXI века, по терминологии О. Г. Щитовой, — новейшая ксенолексика [7, 9–11]. К ним относятся такие лексемы, как бизнес-ланч, рэкетир, дефолт, промоушен, мерчендайзер, креатив и др.

Таким образом, полученные реакции в своей совокупности помогают составить представление о том, какие смыслы лежат за исследуемым концептом для носителей современной культуры. Можно предположить, что все полученные реакции не являются случайными, они обусловлены статусом, образованием, деятельностью человека и вписываются в общие процессы языка, изучаемые современной когнитивной лингвистикой. Итак, лингвокогнитивный подход в исследовании концептов предполагает изучение культуры и окружающего мира через сознание индивида.

Совершенно противоположным является лингвокультурологический подход, идущий, соответственно, от культуры к индивидуальному сознанию. С лингвокультурологической точки зрения концепт считается базовой единицей культуры, который является результатом культурных знаний человека. Приверженцами данного подхода принято считать С. Г. Воркачева, Д. С. Лихачева, В. Н. Нерознака, Н. А. Красовского, Ю. С. Степанова, В. И. Карасика, В. В. Красных, В. А. Маслову и др. Лингвокультурологический подход ориентирован на изучение культурных концептов, он помогает понять их сущность, сформировавшуюся в коллективном сознании, определить систему ценностей, на развитие которой повлиял культурный, языковой или общественный опыт индивидов.

Лингвокультуролог В. А. Маслова разрабатывает понятие ключевые концепты культуры, под которым подразумевает ядерные (базовые) единицы картины мира, обладающие экзистенциальной значимостью как для отдельной языковой личности, так и для лингво-культурного сообщества в целом [4. С. 51]. В результате анализа концептов В. А. Маслова приходит к выводу, что культурных концептов в любом языке очень много, значительно больше, чем может показаться на первый взгляд. Концепты культуры играют значительную роль в коллективном языковом сознании и поэтому их исследование — очень популярное и актуальное направление лингвокультурологии в настоящее время. Одним из наиболее ярких представителей лингвокультурологического подхода к исследованию является Ю. С. Степанов. Концепт для него — «предмет эмоций, симпатий и антипатий, а иногда и столкновений. Концепт — основная ячейка культуры в ментальном мире человека» [8. С. 41].

Концепт для ученого относится к ценностям, которые представляют собой элементы и языкового сознания нации, и индивидуального сознания человека. По мнению Ю. С. Степанова, в составе концепта выделяются следующие компоненты: «(1) основной, актуальный признак; (2) дополнительный или несколько дополнительных, «пассивных» признаков, являющихся уже не актуальными, «историческими»; (3) внутреннюю форму, обычно вовсе не осознаваемую, запечатленную во внешней, словесной форме» [8. С. 44].

Создание структурированной модели концепта позволяет разработать новые методы и приемы его исследования для каждого из его уровней. Так, для изучения пассивного слоя концепта рекомендуется обращение к историческому методу, то есть выявлению закономерностей развития словаря в связи с развитием общества, т. е. рассмотрению материала в диахроническом аспекте. Актуальный же слой концепта рассматривается с социальной стороны путем синхронного анализа. Для этого активно используются тексты СМИ и Интернет. Все это позволяет на практике применить понятие концепт как инструмент лингвокультурологического анализа.

В связи с этим еще одно определение Ю. С. Степановым концепта — это как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт — это то, посредством чего человек — рядовой, обычный человек, не «творец культурных ценностей» — сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее» [8. С. 40].

Также можно отнести к лингвокультурологической с некоторым психологическим уклоном позицию Д. С. Лихачева. При объяснении понятия концепт, во главу угла Дмитрий Сергеевич ставит индивидуально-психические особенности человека. В формировании концепта ученый придает большое значение самой личности, ее культурному и образовательному уровню, запасу знаний и умений. Этот багаж, по мнению Д. С. Лихачева, «не обедняет, а даже обогащает и расширяет последний (концепт — А.М.). У каждого человека есть свой, индивидуальный, культурный опыт, запас знаний и навыков (последнее не менее важно), которыми определяется богатство значений слова и богатство концептов этих значений, а иногда, впрочем, и их бедность и однозначность» [3. С. 281]. Таким образом, Д. С. Лихачев понимает концепты с точки зрения отдельного индивида, но признает и их универсальность и всеобщность.

Итак, были представлены два основных подхода к изучению концептов. Данные подходы в той или иной степени представляют концепт как ментальный способ репрезентации действительности в сознании людей, как смысловое образование, несущее важную культурную информацию и находящее свое конкретное вербальное или знаковое выражение в языке. В рамках разных научных подходов понимание концепта может отклоняться от данного определения, т. е. нужно признать, что единого определения концепта до настоящего времени еще не выработано. Концепты носят универсальный характер, т. к. являются продуктом мыслительной деятельности человека и отнесение их к тому или иному направлению когнитивной лингвистики в некоторой степени условно. Очень важной представляется содержательная составляющая концептов, т. к. именно их содержание фиксирует и репрезентирует различия в концептосфере того или иного народа. Концептосферу, т. е. глобальный образ мира, составляет совокупность культурологических и лингвокогнитивных концептов, и для нее больше важна содержательная, а не формальная организация концептов.

 

Литература:

 

1.                  Карасик В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. — Волгоград: Перемена, 2002. — 477 с.

2.                  Краткий словарь когнитивных терминов / Под общ. ред. Е. С. Кубряковой. — М.: Изд-во Мос. гос. ун-та, 1997. — 242 с.

3.                  Лихачев Д. С. Концептосфера русского языка // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология. — М.: Академия, 1997. — С. 280–287.

4.                  Маслова В. А. Введение в когнитивную лингвистику: учеб. пособие. — М.: Флинта: Наука, 2011. — 296 с.

5.                  Попова З. Д., Стернин И. А. Когнитивная лингвистика. — М.: АСТ: Восток — Запад, 2010. — 314 с.

6.                  Резанова З. И. Когнитивная лингвистика в парадигмах лингвистического функционализма и интегральных концепций сознания // Вестник Том. гос. ун-та, 2010. Томск. — № 334. — С. 195–199.

7.                  Савилова С. Л., Щитова О. Г. Групповая языковая личность студента высшей школы: типические признаки // Филологические науки. Вопросы теории и практики. № 3. — Ч.1. — 2014. — C. 206–209. URL: http://www.gramota.net/materials/2/2014/3–1/59.html (Дата обращения 13.04.2015).

8.                  Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. — М.: Языки русской культуры, 1997. — 824 с.

9.                  Щитов А. Г., Щитова О. Г. Новейшая ксенолексика в речи учителя-словесника // Комплексный подход к подготовке специалиста-исследователя: тезисы докладов общероссийской конференции. –Томск: Изд-во Том.пед. ун-та, 1997. — С. 7–8.

10.              Щитова О. Г. Лексикографические источники изучения функциональной эквивалентности иноязычных новаций в русском языке начала XXI в. // Вестник Томского государственного университета. — 2012. — № 355. — С. 27–30 [Электронный ресурс]. URL: http://sun.tsu.ru/mminfo/000063105/355/image/355–027.pdf (Дата обращения 13.04.2015).

11.              Щитова О. Г. Новейшая ксенолексика в русской речи XXI века: к определению объема понятия // Вестник науки Сибири. Серия 9. Филология. Педагогика. — Томск: Изд-во Том. политех. ун-та, 2012. — № 1(2). — С. 278–286 [Электронный ресурс]. URL: http://sjs.tpu.ru/journal/article/view/237/234 (Дата обращения 26.04.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle