Библиографическое описание:

Китновская О. В. Дискуссии об определении лоббизма в политической теории // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1029-1032.

В статье анализируются основные подходы к определению лоббизма, сложившиеся в отечественной и зарубежной науке, рассматриваются основные характеристики лоббистской деятельности и роль лоббизма в политическом процессе.

Ключевые слова: лоббизм, лоббистская деятельность, группы интересов, функциональное представительство интересов.

 

Проблема лоббизма связана с широким кругом теоретических и прикладных аспектов ее изучения, что предопределило глубокий интерес политологов, философов, правоведов, социологов, экономистов и других специалистов к данному общественному феномену. Он изучается как сложное междисциплинарное явление, затрагивающее многие сферы и проявления общественной жизни.

Вместе с тем, несмотря на наличие большого количества междисциплинарных исследований, при изучении лоббизма возникает ряд существенных проблем. Во-первых, в литературе представлено большое количество подходов к определению лоббизма и лоббистской деятельности. Во-вторых, в науке и практике не сформировано единое отношение к лоббизму как политико-правовому феномену.

Сам термин «лоббизм» имеет как основной, так и «теневой» смысл, который, по словам А. В. Малько, приобретает сугубо отрицательное звучание, в чем-то напоминающее «протекционизм», «подкуп», «покупку голосов» в чьих-либо корыстных или узкопартийных интересах в ущерб общественным интересам. Крайним выражением негативного лоббирования является незаконное давление на представителей власти (взяточничество, коррупция) с целью принятия управленческих решений в интересах определенных групп или лиц [4, с. 58].

Причины негативного восприятия лоббизма связаны не только с историей происхождения этого термина, но и скрываются в сложной и многозначной, а в отдельных случаях и противоречивой природе этого политического и правового явления, а также в особенностях его институционализации в российских условиях, связанных со сложностью принятия единого нормативного акта, способного создать правовые рамки для деятельности лоббистов.

Термин «лобби» (в переводе с англ. lobby — кулуары, коридор, фойе) появился в английском языке из средневековой латыни и первоначально обозначал крытую площадку для прогулок, коридор. С 1553 г. так стала называться прогулочная площадка в монастыре, а через столетие — помещение для прогулок в палате общин Англии [3, с. 11]. Политический же оттенок это слово приобрело еще через два века, в Америке, когда им начали называть покупку голосов в коридорах конгресса. Установлено, что традиции лоббизма получили свое развитие в США в годы президентства У. С. Гранта в 1861–1865 годах, когда министры и сенаторы встречались с разными людьми в вестибюлях, фойе гостиниц и других заведений, выслушивали их просьбы и давали слово (часто не бескорыстно) выполнить их [3, с. 11].

В XIX в. лоббистами называли просителей, приходивших в государственные учреждения. Этих людей не пускали в залы заседаний, поэтому они не могли пройти дальше холлов и приемных, т. е. кулуаров. С середины XX в. лоббизм в понимании западных ученых рассматривался шире, чем только давление на парламент. Под лоббизмом понимался весь процесс взаимодействия государства и гражданского общества.

В начале 90-х годов XX в. лоббизм стал активнее изучаться российскими политологами. Авторы начали предлагать различные определения лоббизма. Н. Г. Зяблюк рассматривал лоббизм как специфическую систему функционального представительства групповых интересов в органах государственной власти, дополняющую и в разнообразных направлениях перекрывающую систему географического представительства интересов, осуществляемого депутатами парламента [9, с. 195]. Один из специалистов в области лоббизма, а также автор первого законопроекта о регулировании лоббистской деятельности В. А. Лепехин понимает лоббизм как процесс приведения формальной власти в соответствие с властью фактической, имея в виду, что самой мощной группой давления является сама государственная власть [3, с. 12–13].

Правовед А. С. Автономов предлагает определить лоббизм как действия представителей негосударственных организаций в ходе контактов с представителями государственных органов и органов местного самоуправления с целью добиться принятия (или непринятия) органами власти решений в соответствии с интересами социальных групп, выражаемыми указанными организациями [1, с. 244].

Учитывая разнообразие имеющихся представлений о лоббистской деятельности, различные авторы предлагают объединить их в рамках двух основных подходов: широкого и узкого. Первый (широкий) подход определяет лоббизм как деятельность субъектов, влияющих на структуры государственной (муниципальной) власти и управления с целью принятия ими необходимых решений [5, с. 241]. Сторонники второго (узкого) подхода связывают лоббизм с профессиональной деятельностью физических лиц или организаций по продвижению интересов клиентов в структурах государственной (муниципальной) власти и управления [3, с. 12].

Различие этих двух позиций заключается в том, что в рамках второго подхода находятся юридико-институциональные определения лоббизма, тогда как в рамках первого — в основном политико-социологические определения. При этом политико-социологический подход предоставляет большие возможности как для изучения сущности этого явления, так и для выработки практических рекомендаций по регулированию и осуществлению лоббистской деятельности. Особенностью юридического подхода является то, что он акцентирует внимание только на формальной, внешней стороне лоббизма, но не рассматривает его сущностные характеристики. Задача учёных-правоведов, исследующих вопросы лоббистской деятельности, заключается не в анализе глубинных механизмов формирования и реализации групповых интересов, а в рассмотрении порядка и механизмов регулирования лоббизма, институционализации и формализации этого явления.

Широкий и узкий подходы к лоббизму являются примером одной из попыток классифицировать существующие определения лоббизма. Встречаются и иные классификации подходов, которые включают различные варианты сочетания признаков лоббизма с преобладанием той или другой концепции, но все они также акцентируют внимание на внешней характеристике анализируемого явления. Например, психологический подход рассматривает лоббизм как манипулятивно-психологическое взаимодействие с чиновниками. Инструментальный подход определяет лоббизм как набор методов и технологий влияния на процесс выработки ответственных государственных решений. Процедурный подход рассматривает лоббизм как органический элемент системы бюрократических правил и процедур принятия решений во властной системе [7].

Лоббизм, являясь одним из институтов политического представительства интересов, не отождествляется учеными-политологами в полной мере с системой функционального представительства. Во-первых, в лоббизме отсутствуют взаимные обязательства участников, в то время как система функционального представительства предполагает в определенных случаях ответственность сторон за свои действия. Во-вторых, лоббизм использует преимущественно неформальные связи. Существующие формализованные каналы представительства интересов не могут быть частью лоббистской деятельности, так как подобные формы согласования интересов приобрели официальный статус, благодаря которому носители интересов получили непосредственный доступ к процессу принятия решений. В субстанционально-функциональном понимании лоббизм — это система неформализованного представительства интересов в политических решениях. В технологически узком понимании лоббизм трактуется как воздействие групп и представляющих их организаций на органы власти с целью принятия или отклонения решений, затрагивающих интересы этих групп [9, с. 196–197].

Лоббистские группы превратились в необходимую и полезную часть демократического представительства интересов, выполняя ряд функций, характерных для институтов политической системы: агрегирование интересов по тем или иным направлениям; артикуляция требований соответствующих групп; связь между народом и органами власти, политическими деятелями. Деятельность этих групп помогает власти учитывать плюрализм интересов, обусловленный социальной диверсификацией. Лоббистские группы активизируют участие граждан в политической жизни и дополняют официальное представительство граждан в органах власти [2, с. 277–278].

Изучение лоббизма осуществляется в рамках теории групп интересов, системы функционального представительства интересов, а также политологических концепций плюрализма и корпоративизма, которые, однако, не исчерпывают всех подходов к анализу сущности лоббистской деятельности и определению лоббизма. Например, в современной научной литературе применяется коммуникативный подход к анализу лоббизма. В рамках этого подхода лоббизм рассматривается в качестве политической коммуникации, когда субъект политики (лоббист) воздействует на реципиента (лицо, принимающее решение) при помощи информационных структур с целью получения административных преференций, налоговых льгот, различных ресурсов, что приводит к образованию специфической матрицы политического пространства [10, с. 17].

Согласно данному представлению лоббизм выполняет важные функции: способствует взаимодействию гражданского общества и государства, обеспечивает плюрализм интересов, дает возможность участвовать в принятии и реализации политических решений тем группам, которым закрыт доступ для представительства в органах власти [6, c. 69].

С позиции представителей институционального подхода лоббизм представляет собой один из институтов современного общества, выполняющий роль согласования интересов государства, общества, социальных групп. Он также выступает юридическим оформлением претензий указанных субъектов посредством правотворческой, правоприменительной, правоинтерпретационной деятельности [8, с. 10].

Таким образом, в научном сообществе продолжаются дискуссии относительно понятия и сущности лоббизма, его роли в обществе. Несмотря на это, он широко распространен как общественно-политическое явление. Проведенный анализ различных подходов к определению лоббизма позволяет сделать вывод о том, что лоббизм — это особая система функционального представительства интересов в органах публичной власти, характерная для демократических режимов, а также институт политической системы, представляющий собой механизм воздействия различных заинтересованных групп на органы власти с целью принятия или отклонения решений, затрагивающих интересы этих групп.

 

Литература:

 

1.                  Автономов, А. С. Правовая онтология политики. К построению системы категорий. — М.: ООО «ИНФОГРАФ», 1999. — 383 с.

2.                  GR-отношения с государством: теория, практика и механизмы взаимодействия бизнеса и гражданского общества с государством. Учебное пособие / под ред. Л. В. Сморгунова и Л. Н. Тимофеевой. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. — 407 с.

3.                  Любимов, А. П. История лоббизма в России. — М.: Фонд «Либеральная миссия», 2005. — 208 с.

4.                  Малько, А. В. Лоббизм // Общественные науки и современность. — 1995. — № 4. — С. 58–65.

5.                  Политическая социология: учебник / Под ред. Ж. Т. Тощенко. М.: Издательство Юрайт, 2012. — 624 с.

6.                  Пустошинская, О. С. Сущность лоббизма и его роль в обществе: научные представления / О. С. Пустошинская, А. Манукян // Культура. Духовность. Общество. — 2014. — № 11. — С. 67–71.

7.                  Султанов, Д. Лоббизм: как это делается в России // STRATAGEMA.ORG [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://stratagema.org/publications/lobby/item_255.html

8.                  Тенов, Т. З. Лоббизм как политико-правовой институт: автореф. дисс. … канд. политич. наук. — Ростов-н/Д., 2001. — 28 с.

9.                  Тюрин, В. А. Лоббизм и государственное управление // Государственная политика и управление. Учебник. В 2 ч. Часть II. Уровни, технологии, зарубежный опыт государственной политики и управления / Под ред. Л. В. Сморгунова. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. — 495 с.

10.              Шестакова, О. В. Информационный лоббизм: проблемы теоретической концептуализации и практики: автореф. дисс. … канд. политич. наук. — М., 2008. — 32 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle