Библиографическое описание:

Коберник Л. Н. «Любовь» в контексте метафорического моделирования // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1405-1408.

Актуальность статьи обусловлена интегративной тенденцией исследований в сфере гуманитарных наук. Лингвоцентрическая установка замещается антропоцентрической и когнитивной: язык рассматривается как часть человеческого сознания, культуры и жизни человеческого духа. Целью статьи является реконструкция одной из когнитивных метафорических моделей семантической группы «любовь» и выявление представлений о чувстве любви в говорах Среднего Приобья.

Ключевые слова: когнитивная лингвистика, семантика, языковая картина мира, концептология, метафорическое моделирование, языковая репрезентация чувств и эмоций.

 

Современные лингвистические исследования направлены на поиск внешних детерминаций внутренних закономерностей языка: исследователи стремятся выявить «посредническую» функцию языка между человеком и внеязыковой реальностью; показать, что язык несет отпечаток человеческих способов освоения реальности. В то же время, будучи средством концептуализации этой реальности, воплощением языковой картины мира, язык накладывает отпечаток на восприятие реальности человеком.

Чувства и эмоции существуют в сознании человека как образные представления в виде определенных когнитивных схем, репрезентирующих базовые эмоциональные ситуации. Когда человек описывает свои переживания или переживания третьих лиц, образные когнитивные сценарии эмоций активизируются и реализуются в метафорических словах и выражениях. Лингвистический анализ метафорических единиц, описывающих чувства и эмоции, позволяет выявить метафорические модели чувств и эмоций и реконструировать фрагмент языковой картины мира, связанный с эмоциональной сферой человека.

Предметом нашего изучения являются когнитивные метафорические модели чувств и эмоций, реализованные в системе метафорических номинаций среднеобских говоров, в качестве единицы анализа выступает слово или выражение с метафорическим значением, в котором репрезентируется эмоциональная сфера человека. Исследование проведено на материале метафорической диалектной лексики, описывающей чувства и эмоции человека [1].

Семантическую группу «любовь» образуют языковые репрезентанты дружбы, влюбленности и любви.

В сферу метафорического моделирования включаются:

-        дружба, состояние влюбленности (стадия ухаживаний);

-        отношения влюбленных/любящих людей;

-        отношения мужчины и женщины, находящихся в браке;

-        глубокая привязанность членов семьи друг к другу;

-        влечение к человеку противоположного пола (при обозначении незаконных, внебрачных отношений мужчины и женщины).

Эмоциональная ситуация «любви» метафорически интерпретируется через обращение к образам разнообразных движений. Поступательные однонаправленные движения, круговые вращательные движения и перемещения являются основой метафорического переосмысления любовных отношений.

Стремление привлечь внимание объекта любви, процесс ухаживаний метафорически интерпретируется как поступательное движение субъекта, ориентированное относительно конечного пункта (объекта любви): БЕГАТЬ — МЗ (метафорическое значение): ухаживать, преследуя кого-либо. У меня Степан [муж] когда стал бегать за Машей, а мне одна женшина говорит: «Найди, говорит, змеиный выползок…» (Верш.). НЗ (номинативное значение): неотступно следовать. Он [кот] прямо рёвом по пятам бегат: ешшо давай [мяса] (Верш.); ГОНЯТЬСЯ — МЗ: ухаживать, добиваться любви. А девки цяс за парнями гонятся. А за одного парня девки дерутся (Верш.). НЗ: бегать за кем-, чем-л., пытаясь поймать. Я гоняюсь за имя [мухами], но всё равно (Верш.). Когда увлечение кем-либо приобретает массовый характер, в качестве субъекта выступает группа людей, метафорически уподобляемая стаду, движущемуся куда-либо: ♦ ТАБУНОМ ХОДИТЬ (БЕГАТЬ) — МЗ: о массовом увлечении кем-л. Вот и внук мой, Андрюшка, танцует хорошо, так девчонки за ним табуном ходют. Токо я не хотела замуж пойти (Верш.). НЗ: Стадо лошадей, коров, других копытных животных, пасущихся вместе. Те коровы, которые дают много, — в один табун, те, которые мало, — в другой (Верш.).

Образ направленного перемещения объекта, приведение в круговое, вращательное движение проецируется на ситуацию привлечения ответного чувства: ЗАКРУТИТЬ ♦ ЗАКРУТИТЬ ГОЛОВУ — МЗ: Вскружить голову, увлечь, влюбить в себя. На заводе я работала, таскала кирпичи. Закрутили мою голову заводски трепачи (Верш.). НЗ: Крутя, свернуть, завить что-л. Не успеваешь — она [электропрялка] прямо закрутит до того, что и сроду не распушится [нить] никогда (Верш.).

Любовные отношения метафорически переосмысляются в глагольной семантике разнонаправленных движений: ХОДИТЬ — МЗ: находиться в близких, любовных отношениях. Я бы дружила, я бы с тобой ходила, но у меня жись никуда не годится (Верш.). НЗ: перемещаться в пространстве в разных направлениях и в разное время. Клуба нет, они [молодежь] по деревне ходют, тут на берег придут (Верш.).

В метафорических контекстах дифференцируются искренняя, чистая любовь и любовь как наименование «внебрачных отношений». Ситуация пребывания в отношениях любви «вне брака» метафорически переосмысляется через ситуацию разнонаправленных движений: МОТАТЬСЯ — МЗ: быть в любовных отношениях с кем-либо. Она с тем живет — с этим мотатся. Ну и разошлась с тем (Верш.). [Ср. ОР (общерусское) МОТАТЬСЯ: двигаться из стороны в сторону, качаться, болтаться]; ТРЕПАТЬСЯ — МЗ: находиться в интимных отношениях, не будучи в браке. Она не жила с им, так, трепалась (М. Яр.). [Ср. ОР. ТРЕПАТЬСЯ: развеваться, трепыхаться]. Подобные действия обусловливают и метафорический образ субъекта внебрачных отношений: ТРЕПАЧ, ТРЕПЛО — МЗ: непостоянный, ветреный мужчина. Путного мужчину пожалеть, а тако трепло… (Верш.).

При метафорическом обозначении подобных отношений семантика кругового движения, вращения коррелирует с семантикой обмана, намеренного введения в заблуждение: КРУТИТЬ — МЗ: находиться в любовных отношениях. А у ей муж был, она давай крутить с однем там (Верш.). НЗ: приводить в круговое движение; вращать. Колесо ногой крутят, успевают-успевают (Верш.). [Ср. КРУТИТЬ: избегать прямого ответа с помощью каких-либо уловок, хитрить. А у кого спросишь? Скажут: «иди к тому, у кого работал. А я тебя не видел, или к тому». И так вот, ёлки, начинают крутить (Верш.)]; ♦ ВОДИТЬ ЗА НОС — МЗ: обманывать, вводить в заблуждение. Одна девка всё меня за нос водила (Верш.). НЗ: водить; ходить с кем-л., поддерживая его, помогая ему идти. — В прошлом годе не копала картошки: не ставала, болела… Сыновья под руку водили (Верш.).

«Внебрачные» любовные отношения характеризуются кратковременностью: ПОКРУТИТЬ, ПОКРУЧИВАТЬ — МЗ: находиться в любовных отношениях некоторое время. Она моталась, моталась, с мужиком связалась и потом [он] уехал далёко, далёко. Думала тоже покрутить с мужичком (Верш.). НЗ: крутить некоторое время. Закалел, пошел покрутил коловоротом, дырку другу покрутил, согрелся, опеть садись (Верш.).

Образ кругового, вращательного перемещения как переосмысление внебрачных отношений является основой номинации субъекта чувства: КРУТЕНЬ — МЗ: непостоянный, меняющий свои привязанности, симпатии человек. Если он бегает туды-сюды между девками, сёдня — с тобой, завтра — с другой, то вот я и называю его крутень (Б. Яр.). В отношении действий женщины, вступающей в подобные отношения, в лексических обозначениях появляются семы ‘хитрить’, ‘лукавить’, ‘вводить в заблуждение’, что обусловливает и метафорические номинации: ♦ ВЕРТЕТЬ ХВОСТОМ — МЗ: кокетничать. Женщина его хвостом вертит, всё с чужими (Том.). НЗ: хитрить, лукавить, заискивать. Ну чё, он теперь хвостом вертит перед ней, вину заглаживает (Том.); ВЕРТИХВОСТКА: легкомысленная женщина [которая будто всё время вертит хвостом]. Я вот тебе покажу, вертихвостка этакая, ну чё ломаешься, навязалась на мою голову, чтоб тебя черти унесли (Том.). Представление о женщине, способной вступить в любовную связь, как о легкомысленной, обусловливает метафорический образ «ветра в голове»: ВЕТРЕНИЦА, ВЕТРЕНКА: легкомысленная, непостоянная, как ветер, женщина. Ветреница — сегодня с тем, завтра с другим (Мох.).

Ситуация чувства любви метонимически связана с отношениями субъекта любви в браке, которые также переосмысляются через образы движения, перемещения в пространстве. До замужества девушка находится в доме своего отца, замужество воспринимается как уход в семью мужа: УХОДИТЬ — МЗ: вступать в брак, становиться чьей-л. женой. А потом она обратно уходит, за другого, а ты остаёсся (Верш.). НЗ: удаляться, отправляться куда-л. Нас привязывали к воротам, оставляли однех и уходили на целый день (Верш.). Раннее замужество переосмысляется как стремительное целенаправленное движение: ♦ ВЫЛЕТЕТЬ ЗАМУЖ — МЗ: выйти рано замуж. Я сирота была, по людям ходила — надоело, вылетела замуж семнадцати лет (Верш.). НЗ: двигаясь по воздуху с помощью крыльев, покидать пределы какого-либо пространства и появляться в другом месте. Улетает ласточка, улетает стрижка, улетает скворец, вылетает плишка, кукушка вылетает [на зиму] (Верш.). Любимый человек, жених образно именуется «залёта»: ЗАЛЁТА, ЗАЛЁТКА, ЗАЛЁТОЧКА: любимый, возлюбленный. Раньше девчонок «медунками» звали, а ребят звали «залётами» (Верш.).

Прекращение любовных отношений метафорически описывается глаголами движения с семантикой удаления: УБЕГАТЬ — МЗ: оставлять, прекращать совместную жизнь, покидать. Убегают, бегают и приходят. Не потому, что ты така худа или он такой худой. Всяко же есть [о мужьях] (Верш.). НЗ: удаляться бегом, отправляться куда-л. бегом. Собака сколь раз отвязывалась, убегала (Верш.); УЙТИ — МЗ: покинуть, оставить, прекратить совместную жизнь. Из тюрьмы парнишка пришёл, она с ём спуталась, от Вовки-то ушла (Верш.). НЗ: убежать, скрыться от чего-л. Облава была на волков. Но убили мало: ушли в Яр (Верш.).

Анализ метафорических слов и выражений, описывающих дружбу, влюбленность и любовь, позволяет реконструировать когнитивную метафорическую модель «любовь — физические движения и перемещения».

Выявлены разные представления об отношениях любви в системе среднеобских говоров:

1)      любовь искренняя, взаимная, связанная с заботой, вниманием, привязанностью друг к другу (обычно любовь в браке);

2)      внебрачные отношения, связанные с кратковременными увлечениями.

Такое «расподобление» подчеркивается метафорическими образами, характерными для интерпретации чувств, обозначенных лексическими номинантами семантической группы «Любовь».

Метафорические образы физических движений и перемещений преимущественно характеризуют любовные отношения вне брака. Представление о «внебрачной» любви репрезентируется в метафорических образах кругового вращательного перемещения чего-либо (крутить, закрутить, покрутить и под.), что также является основанием для переосмысления субъекта любовных отношений (крутень, вертихвостка и под.).

Ситуация прекращения любовных отношений переосмысляется в семантике глаголов движения: ситуация временного прекращения любви уподобляется ситуации «убытия» откуда-либо (убежать, уйти), «незаконные» любовные отношения интерпретируются как разнонаправленные движения временного характера (побегать, бегать, потрепаться, мотаться). Возобновление отношений переосмысляется в семантике движения «прибытия», возвращения куда-либо (прийти, принять и под.). Прекращение отношений по воле третьего лица также интерпретируется в глагольной семантике удаления, коррелирующей с семантикой деструктивного воздействия: УВЕСТИ — МЗ: Сманить чью-либо жену (или мужа), отбив кого-либо. А вот раньше говорили: «Она ить отбила» — раньше говорили. А час дак Танька говорит: «Ольга боится Сашку отпустить, что я его уведу». «Уведу». Не «отобью», а «уведу». Ишь как! А раньше говорили: «Она его отбивать хочет» (Верш.). НЗ: предложить или помочь кому-л. уйти, сопровождая его. Ну, конечно, вчера ездили по траву, так кормили [коня]. Лучше бы увести его туда (Верш.).

Метафорический образ «лживой» любви восходит к восприятию кругового движения как движения по кругу, из которого нет выхода, стираются границы начала и конца. Подобное безвыходное положение проецируется на любовные отношения вне брака. Такие отношения осуждаются представителями народной культуры, что также отражается в словарных пометах лексических номинантов, обозначающих подобные отношения (неодобр., осуд. и т. п.).

 

Литература:

 

1.                  Исследование построено на основе материала, извлеченного методом сплошной выборки из: Вершининского словаря (т. 1–7; 1998–2002); Полного словаря сибирского говора (т. 1–4; 1992–1995); Словаря просторечий русских говоров Среднего Приобья (1977); Словаря образных слов и выражений народных говоров (1997; 2001); Мотивационного диалектного словаря: Говоры Среднего Приобья (т. 1, 1982; т.2; 1983); Словаря старожильческих говоров средней части бассейна реки Оби» и дополнений к нему (1964–1986). В качестве источников материала также привлекались данные картотек, хранящихся на кафедре русского языка Томского государственного университета, а также материалы: Словаря русских народных говоров (Вып. 1–34, 1999); Словаря русских говоров Сибири (т.1,2; 1965–1999); Материалы, представленные в монографиях: Е. В. Иванцовой «Феномен диалектной языковой личности» (2002); Т. А. Демешкиной «Теория диалектного высказывания. Аспекты семантики» (2000).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle