Библиографическое описание:

Денико Р. В. Дифференциация явлений заимствования и переключения контекста в русском языке // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1386-1389.

В современном мире взаимодействие различных народов, языков и культур приобрело поистине всеобъемлющий характер. Мобильность и интернационализация всех сфер человеческой деятельности достигли невиданного размаха. В большей степени этому способствует постоянное развитие и совершенствование компьютерных технологий, которые позволяют не выходя из дома общаться людям из разных стран и континентов. Сегодня в сети Интернет есть возможность создавать рабочие группы, клубы и объединения, участниками которых являются представители разных национальностей. Конечно, такой процесс интернационализации не может не найти своего отражения в языке. Участники международных групп вынуждены использовать в общении сразу несколько языков. При этом две языковые картины мира накладываются друг на друга. В результате такой интерференции, элементы из одной языковой картины мира начинают переходить в другую. В реальности данный процесс ведет к активному заимствованию иноязычной лексики и переключениям контекста.

Данная статья рассматривает разницу между явлениями заимствования и переключения контекста. Работа основывается на зарубежных и российских источниках по данной тематике. Актуальность работа связана с тем, что исследования по переключениям контекста не имеют широкого освещения в практике отечественного языкознания. При этом, данное явление встречается в нашей стране все чаще в связи с возрастающей интернационализацией повседневной и профессиональной жизни.

Переключение контекста (Context Switching) является давним предметом изучения зарубежной лингвистики. Оно не имеет одного четкого определения и может определяться как: 1) «существование двух речевых отрезков, принадлежащих к разным грамматическим системам во время одного обмена репликами» [1, c. 59]; 2) «смена лингвистических вариантов внутри одного речевого сообщения» [2, c. 1]. Данные определения закрепляют необходимость двух языков как основу для переключения контекста.

Термин заимствование также неоднозначен [3, c. 2]. Он может обозначать как сам процесс переноса элементов из одного языка в другой, так и результат этого процесса.

Как заимствование, так и переключение контекста подразумевают взаимодействие языков и перенос элементов одного языка в другой. Таким образом, есть необходимость разграничить эти два явления в случае отдельных лексических единиц. В этом вопросе существует несколько точек зрения.

Согласно первой теории, переключения контекста должны состоять из нескольких слов, между которыми реализуются грамматические отношения присущие другому языку. Любые отдельные слова или идиоматические выражения приравниваются к заимствованиям [1, c. 101].

Согласно второй теории, отдельные слова могут быть переключениями контекста и их необходимо отличать от заимствований. Это можно сделать используя критерий морфосинтаксической интеграции. Отдельные слова, которые проявляют только морфологическую или только синтаксическую интеграцию могут считаться примерами переключения контекста, в противном случае их необходимо рассматривать как заимствования. Другим критерием разграничения двух явлений может выступать частность употребления той или иной лексической единицы [2, c. 158]. В случае переключения контекста должен быть единичный случай употребления лексической единицы. Если слово встречается повсеместно в речи многих людей, то это заимствование. Что касается более длинных речевых отрезков, регулируемых определенными грамматическими правилами, то они признаются переключениями контекста.

Определим применимость вышеуказанных факторов для разграничения переключений контекста и заимствований в случае одной лексической единицы. Следующие примеры взяты с сайта habrahabr [7]: «Все managed языки такие как Java или C# имеют один существенный недостаток — безусловное автоматическое управление памятью»; «CLR должен сканировать огромный set объектов и их взаимных ссылок»; «…я храню network из 200 миллионов улиц и их взаимосвязей»; «Мы динамически выделяем массивы byte, которые мы называем сегментами»; «Технология NFX.ApplicationModel.Pile позволяет избежать непредсказуемых задержек…обеспечивая скорость доступа выше, чем out-of-process решения» [http://habrahabr.ru/post/257091/]; «И то что раньше было проектом for fun неожиданно стало хранить десятки и даже сотни тысяч долларов» [http://habrahabr.ru/post/248887/];«Достаточно иметь почтовый ящик в домене edu и какой-нибудь документ, подтверждающий enrollment» [http://habrahabr.ru/users/Skiminok/comments/];«Вы присылаете pull-request в их флагманских продукт Precog и за это сразу-же получаете либо job-offer либо чек с оплатой потраченного времени» [http://habrahabr.ru/users/spiff/comments/].

Все указанные выше случаи использования иностранной лексики являются переключениями контекста. Все приведенные примеры интегрированы только синтаксически. В других источниках они не встречаются, и можно говорить об единичности их употребления.

В ходе исследования были выделены случаи, когда можно использовать только принцип частотности. Например: «…модель многопроцессности в Chromium стала слишком сложной, чтобы тянуть легаси код из основного WebKit» [http://habrahabr.ru/post/175377/]; «При слове легасивздрагивает каждый программист»; «Как писать код так, чтобы код, написанный вами, не становился легаси через пару недель после написания» [http://habrahabr.ru/company/it_people/blog/253391/]. Слово легаси означает ‘старый, более неподдерживаемый и не обновляемый, но ещё используемый’. Как видно из примеров, данная лексическая единица не обладает морфологической интегрированностью. При этом она достаточно распространена в профессиональной речи, и является заимствованием.

Другим примером является слово юзабилити, означающее ‘удобство использования’. Например: «…мне удалось поговорить с руководителем отдела юзабилити в Google Марией Стоун» [http://habrahabr.ru/post/16139/]; «Юзабилити, как подход, основанный на учете интересов пользователей, позволяет полнее реализовать резервы сайта» [http://habrahabr.ru/post/17223/]. Слово юзабилити также не проявляет морфологической интеграции, но при этом используется повсеместно.

Полученные результаты говорят о том, что два описанных подхода к разграничению случаев переключения контекста и заимствования иноязычной лексики могут использоваться в комплексе. Они дополняют друг друга, при этом критерий морфосинтаксической интеграции может использоваться для первоначального определения иноязычных включений, а принцип частотности может служить для верификации полученных результатов.

В ходе исследования были также обнаружены более длинные переключения контекста. Например: «о каком переключении процесса идет речь? реконструировать 500.000.000 objects for 2 weeks just to collect 50 Mb of trash?»; «Я молчу о сотнях миллионов записеи. А если записи связани друг с другом — то ето вообше коллапс.

It takes DAYS to move billions of rows between nodes»; «Pile — это БАЗА ДАННИХ, warehouse of objects, в памяти» [http://habrahabr.ru/post/257091/].

Примечательно, что проблема разграничения заимствования и переключения контекста в случае отдельных слов составляет проблему только в зарубежной лингвистике. В практике отечественного языкознания вся иноязычная лексика подразделяется на четыре категории:

-          заимствования;

-          интернационализмы;

-          экзотизмы;

-          иноязычные вкрапления.

В этой системе иноязычные вкрапления примерно соответствуют переключениям контекста. Они имеют следующее определение: «Слова, входящие в последние две группы [иноязычные вкрапления и экзотическая лексика], «чисто» иноязычны и в системе употребляющего их языка морфологически нечленимы. В экзотических словах изменена только графика; иноязычные вкрапления часто не меняют даже и своего облика» [4, c. 47]. Возникает вопрос о целесообразности введения термина ‘переключение контекста’ в практику анализа иноязычных элементов в русском языке. С одной стороны, появляется проблема разграничения заимствований и переключения контекста, которая в отечественной традиции до этого не существовала. С другой стороны, введение понятия ‘переключение контекста’ открывает новые возможности для изучения иноязычных вкраплений в современной русскоязычной коммуникации. Термин ‘иноязычные вкрапления’ имеет ряд недостатков в этом плане:

-          охватываемые термином единицы это отдельные слова или в лучшем случае крылатые выражения, например, alter ego или bonjour. В настоящее время переключения с одного языка на другой могут не ограничиваться отдельными словами, но составлять целые предложения, обладающие полностью иноязычной синтаксической структурой;

-          функции иноязычных отрезков в речи не имеют четкого определения. Основное упор делается на стилистические и жанровые особенности текстов. В современном мире, переключения контекста могут выполнять разнообразные социальные функции. Например используя тот или иной язык в речи, говорящий может ассоциировать себя с разными социальными группами;

-          иноязычные вкрапления рассматриваются в подавляющем большинстве случаев, как часть языка печатных изданий, книг или прессы. В этом случае это выбор самого автора. О причинах такого выбора и его эффекте на читателя можно только догадываться. Между тем, большая часть коммуникации происходит сейчас с помощью электронных средств. Обмен информацией с помощью таких средств происходит гораздо быстрее, при этом в процесс одновременно может быть включено неограниченное количество людей. В таких условиях переключения языков носят сиюминутный характер и имеют четкую коммуникативную функцию. Многие электронные средства общения позволяют записать, а затем проанализировать коммуникативные отрезки, как письменные, так и устные. Это позволяет в значительной мере раскрыть причины и цели использования сразу нескольких языков в общении;

-          термин ‘иноязычное вкрапление’ указывает на то, что современная картина мира монолингвальна, т. е. любой человек владеет только одним языком и заимствует в него элементы из другого языка. Термин ‘переключение контекста’ укзывает на билингвальный характер языковой картины мира, то есть когда человек владеет как минимум двумя языками и использует их для достижения коммуникативных целях. В современном мире ввиду международной интеграции и научного-технического прогресса в области информационных технологий именно билингвизм становится все более повсеместным явлением, и языковую картину мира необходимо рассматривать именно с этой точки зрения.

Таким образом, необходимость изучения современной коммуникации с точки зрения билингвизма приводит к необходимости активного использования понятия ‘переключение контекста’. В связи с этим, возникают проблемы с разграничением самих переключений и заимствований в случае отдельных лексических единиц. Эта проблема может быть решена с помощью применения критерия морфосинтаксической интеграции и критерия частотности.

 

Литература:

 

1.         Gumperz J. J. Discourse strategies. Cambridge: Cambridge University Press, 1982. 225 c.

2.         Myers-Scotton C. Duelling languages: Grammatical structure in Codeswitching. New York: Oxford University Press, 1993. 300 c.

3.         Щитова О. Г. Аспекты изучения иноязычной лексики русского языка. Томск: Изд-во Томск. гос. пед. ун-та, 1996. 35 с.

4.         Крысин Л. П. Иноязычные слова в современном русском языке. М.: Наука, 1968. 208 с.

5.         Денико Р. В. Проблема квазисинонимии терминов в инженерной коммуникации // Филологические науки. Вопросы теории и практики, 2014. № 8. Ч. 2. С. 54–56.

6.         Бутакова Е. С., Щитова О. Г. Эргонимы иноязычного происхождения: аспекты варьирования // Фундаментальные исследования, 2014. № 12. Ч. 2. С. 411–415 [Электронный ресурс]. URL: http://www.rae.ru/fs/pdf/2014/2014_12_2.pdf (дата обращения 10.04.2015).

7.         www.habrahabr.ru [Электронный ресурс]. URL: http://habrahabr.ru/ (дата обращения 10.04.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle