Библиографическое описание:

Твердунова О. В. Осуществление правосудия в современных судебных системах мира // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 942-945.

Судебная власть выступает в качестве «третьей» ветви государственной власти. Однако это не умаляет ни ее значимости, ни строго очерченной самостоятельности по отношению к другим ветвям власти. Но для того, чтобы судебная власть оформилась в определенную систему органов — судебную систему потребовались столетия поступательного развития по пути построения правовой государственности. [1] Сегодня, как вполне справедливо отмечает А. Ф. Изварина: «Судебная власть — сложное социальное явление, поэтому и понятие ее также сложно. Судебную власть можно рассматривать с разных позиций; в аспекте организации, функционирования, реализации и роли в обществе. Характер, направление деятельности и роль судебной власти позволяют признать, что она заявляет о себе как о политико-социально-правовом явлении. Ее надлежащая организация и функционирование на современном этапе имеют, по нашему мнению, первостепенное значение». [2]

В современных условиях самостоятельная судебная власть не возможна в условиях авторитарных и тоталитарных режимов. Независимо от формы правления судебная власть должна быть одинаково отграничена от других ветвей власти, что, разумеется, не исключает ее взаимосвязи с ними. В то же время степень самостоятельности, независимости и авторитета судебной власти находится в зависимости от исторических особенностей, уровня правосознания и некоторых других факторов. Общим является возрастание роли судебной власти, чему в частности способствовало расширение во второй половине ХХ века судебного контроля (надзора) за конституционностью и законностью нормативных и иных правовых актов. [3]

Современные развитые судебные системы сложились в рамках двух основных правовых семей — романо-германской и англо-саксонской. И хотя романо-германская является более древней по возрасту и более широкой по охвату правовых систем мира, тем не менее, первая модель современных судебных систем сложилась в англо-саксонской семье общего права, точнее процесс ее формирования начался во второй половине ХI века, в то время как в континентальной Европе аналогичный процесс начался на несколько столетий позже.

Англо-саксонская модель судебной системы является весьма значимой в современном мире. Однако по степени распространенности она уступает Романо-германской, в которую входят системы континентальной Европы, Латинской Америки и ряда стран Азии и Африки.

В качестве основных признаков романо-германской модели судебных систем можно назвать развитую законодательную базу, определяющую организацию и деятельность судов; отрицание судебного прецедента как источника права; использование наряду с апелляционной формой кассационной и ревизионной форм обжалования судебных решений и приговоров; значительно более активная роль судьи в процессе по сравнению с англо-саксонской моделью; и в то же время относительно меньшая распространенность института присяжных заседателей и мировых судей; преимущественное назначение профессиональных судей низового уровня; функционирование органов судейского самоуправления.

В целом вся модель может быть изображена, по словам Р.Давида следующим образом: «Повсюду судебная система построена по иерархическому принципу. Споры подведомственны по первой инстанции судам, расположенным по всей территории страны. Над ними имеется значительно меньшее число апелляционных судов. Здание венчает Верховный суд. Это самая общая схема, в рамках которой немало значительных различий. В частности, весьма несходны суды первой инстанции; их может быть несколько видов в зависимости от характера споров. Существующие в одной стране специальные суды, например по семейным, трудовым делам, коммерческие суды и т. п., могут отсутствовать в другой. Различны и апелляционные инстанции в зависимости от их соотношения с судами первой инстанции, а также от порядка апелляционного рассмотрения. Верховный суд в одних странах действует как апелляционная и суперапелляционная инстанция, а в других — как кассационная, то есть рассматривающая лишь вопросы права». [4]

Для многих стран данной модели присуща единая система судов общей юрисдикции (Нидерланды, Швеция, Япония и др.). Они осуществляют и уголовное, и гражданское, и административное судопроизводство, а иногда и судебный конституционный контроль. Хотя эта модель имеет всеохватывающий характер, она не исключает существования в стране так же отдельных специализированных судебных органов, например ювенальных, патентных, налоговых и других судов. Однако, они лишь дополняют основную общую судебную систему, часто замыкаются на нее, а в некоторых из них имеют скорее квазисудебный характер.

Система общих судов имеет иерархическую трехступенчатую структуру, а в ряде стран и четырехступенчатую. Основная масса дел рассматривается в судах первой инстанции. Следующая инстанция — это апелляционные суды, которые рассматривают жалобы на решения судов первой инстанции, входящих в судебный округ данного апелляционного суда, а также наиболее сложные дела, отнесенные законом к их компетенции.

Апелляционный порядок рассмотрения жалоб означает повторное рассмотрение дела в полном объеме. Высший судебный орган наиболее часто именуется Верховным судом (Япония). Другое наименование — Кассационный суд (Франция, Италия) — выражает его основную функцию — проверку решений нижестоящих судов на предмет правильности применения правовой нормы. Впрочем, юрисдикция Верховных судов этим не ограничена, некоторые из них могут рассматривать особо важные дела в качестве суда первой инстанции. Верховные суды решают наиболее сложные вопросы, возникающие в судебной практике; они представляют судебную власть в отношениях с другими властями.

Многоступенчатое, инстанционное построение судебной системы призвано гарантировать судебную деятельность от ошибок, обеспечить всестороннее исследование как фактических, так и правовых аспектов рассматриваемых дел и единообразное применение правовых норм на всей территории государства.

Как и в случае с англо-саксонской моделью здесь также федеративная структура государства выступает в качестве усложняющего фактора. Однако и здесь могут быть различные варианты. Если в Бразилии, Швейцарии и Германии правосудие отнесено к компетенции членов федерации, и лишь на вершине иерархии действует один или несколько федеральных судов, то в Венесуэле существует лишь федеральная судебная система, а в Аргентине и Мексике конкурируют две судебные системы — провинциальная с одной стороны, и федеральная — с другой. [5]

В современных условиях гражданское общество характеризуется расширением интереса к проблемам общего блага, справедливости и гражданских прав. Отсюда устойчивое понимание того, что барьеры между гражданским обществом и государством должны быть устранены. И роль судебной власти в этом деле очень велика. Как пишет видный французский юрист А.Гарапон, «правосудие наделяет всех граждан правами обращаться к властям, ловить их представителей на слове и требовать от них выполнения обещаний, заложенных в законе. Правосудие дает гражданам более широкие возможности для индивидуальных и последовательных действий, чем классическое политическое представительство». [6]

В Российской Федерации судебная власть осуществляется судами, которые в своей совокупности образуют судебную систему России. Организационно-правовое положение судебной системы определяется Конституцией РФ, Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» и Законом РСФСР от 8.07.1981 г. «О судоустройстве РСФСР».

Основными признаками российской судебной системы являются стабильность и единство. Стабильность российской судебной системы получает свое выражение в запрете на создание каких-либо иных судов, кроме прямо предусмотренных выше названными законами. Иными словами, создание судов чрезвычайных прямо запрещено законом. Присвоение же властных полномочий судами есть самоуправство, т. е. преступление, наказуемое по уголовному закону.

Относительно единства судебной системы, прежде всего необходимо отметить тот факт, что все российские суды и судьи в абсолютно одинаковой мере обязаны применять Конституцию РФ, федеральные конституционные и федеральные законы, в том числе определяющие единые правила судопроизводства по гражданским, уголовным и другим делам, а также общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ, а в определенных пределах и конституции (уставы) и законы субъектов РФ.

Данные теоретические положения в целом обрисовывают перспективу развития судебной власти в России, но здесь же необходимо выделить и целый ряд моментов, осложняющих данный процесс. Это:

1) декларирование законодательной и исполнительной властью «новой» роли суда в обществе и государстве без обеспечения ее необходимыми юридическими, материальными и иными ресурсами;

2) стремление пришедших к власти политических элит к быстрому и чаще всего механическому копированию западных судебных институтов и структур на фоне явной недооценки национальных традиций и практически тотального отрицания советского опыта правосудия;

3) сохранение вторичного характера судебной власти, ее «вспомогательной» роли в государственном механизме при явном преобладании законодательных и исполнительных институтов;

4) очевидное падение авторитета правосудия в обществе, а значит,

5) и легитимности судебных структур, которым, по сути, «отказано» в праве на самостоятельное решение и реализацию своей воли;

6) затяжной и противоречивый характер судебной реформы, в ходе которой наблюдается явная недооценка правового сознания, правового мышления (сформированного в основном еще в советском государстве) судейского сообщества, адвокатского корпуса, сотрудников правоохранительных структур, да и большинства самих российских граждан, а также серьезность возникших в начале 90-х годов институциональных деформаций в этой сфере властных отношений; недооценка стратегии опережающего развития, предполагающей первичное создание соответствующих материальных, политических, юридических, кадровых и иных условий («воспроизводственная среда»), и следующее за этим процессом обновление, реорганизация самих судебных институтов. [7]

И это далеко не исчерпывающий перечень проблем, влияющих на развитие российской судебной власти. Тем не менее, анализ механизма реализации судебной власти в России показывает, что ее судебная система развивается в рамках романо-германской модели. И по мере развития гражданского общества и построения правового государства названные выше трудности будут постепенно преодолеваться.

 

Литература:

 

1.                  Власова Г. Б. Основные модели судебных систем. Известия вузов Северо-Кавказский регион.2009. № 2.С.96.

2.                  Изварина А. Ф. Судебная власть в Российской Федерации: правовые проблемы организации и развития. Ростов н/Д. 2007. С.11.

3.                  Шиянов А. В. Судебные системы зарубежных стран. Ростов н/Д, 2006. С.11–12.

4.                  Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1997. С.99.

5.                  Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1997. С.99–100.

6.                  Гарапон А. Хранитель обещаний: суд и демократия. М., 2004. С. 53.

7.                  Власова Г. Б. Перспективы развития судебной власти в России. Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. № 4(23). 2012. С.93.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle