Библиографическое описание:

Башук М. С. Политический процесс и СМИ: особенности функционирования // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 989-991.

В статье рассматривается значение СМИ в качестве актора современного политического процесса. Анализируются функции СМИ и политического процесса. Анализируется взаимообусловленность медийного и политического процесса. Автор приходит к выводу, что политический процесс и СМИ взаимообусловлены.

Ключевые слова: СМИ, политика, информация, политический процесс, медийный процесс.

 

В современном Российском государстве политический процесс не стал более управляемым. Во многом это объясняется тем, что действия субъектов политики по-прежнему спонтанны и непредсказуемы. На данном этапе развития заметно проявилась информационная сущность политического процесса. Опираясь на мнение исследователей, можно проследить следующую мысль- сегодня «то, что не показали по ТВ, вообще не произошло в политике» [1, с. 29].

По мнению исследователей, многосубъектный характер политической деятельности порождается благодаря массовым коммуникациям: «в обществе складываются определенные группы, политическая деятельность которых направлена на предложение различных, отличных друг от друга, форм и методов сохранения заданного качественного уровня жизнедеятельности социума. Развитие технических средств приводит к возникновению массовых коммуникаций, которые не только и не столько осуществляют информационное обслуживание общества, сколько занимаются транслированием и внедрением оценок субъектов политической деятельности в массовое сознание с целью ориентации последнего в необходимом для субъектов направлении» [2, с. 105]. Многие исследователи сходятся во мнении, что политическому процессу всегда была присуща информационная составляющая, поскольку «с древнейших времен жизнь человека зависела не только от его способности добывать пищу и т. п., но не в меньшей мере и от того, насколько быстро и полно он получал информацию (например, об опасности) и насколько быстро на нее реагировал. На эту управленческую сторону до настоящего времени не обращалось должного внимания» [3, с. 78].

В политике информация рассматривается как необходимый и весьма специфический ресурс. «В отличие от природных, денежных ресурсов, информация не убывает по мере ее использования, поэтому ее политического влияния хватает на любую аудиторию. Информация неотчуждаема, и приобретение новой информации не уменьшает нашей способности приобрести еще столько же» [1, с. 28]. Для манипулирования поведением людей часто достаточно использование одного информационного ресурса. Например, всем знакомая фраза, которую можно услышать в выпусках новостных программ, освещающих террористические акции: «Ответственность за событие взяла на себя определенная организация…». Аудитории преподносится лишь один вариант развития событий, вследствие чего, она принимает эту информацию и верит в нее. То есть, в основе поведения любого человека лежит информация, меняя ее можно манипулировать сознанием, влиять и контролировать действия социума. Для наглядности приведем схему, в результате которой «рождается» действие любого человека: Наблюдение действительности → Создание идеала в сознании наблюдающего → Сравнение наблюдений с идеалом → Извлечение разницы → Побуждение к действию → Выбор методов действия → Совершение действия.

В каждом этапе предложенной схемы содержится информация. Результат наблюдения действительности фиксируется в человеческом сознании именно как информация. Каждый человек при работе с информацией создает идеал в своем сознании, сравнение этого идеала с наблюдениями– это «борьба» информации, полученной из реального мира в процессе наблюдения, с информацией, созданной в сознании человека. В силу всего выше перечисленного, можно с уверенностью констатировать: информация не может стоять в одном ряду с другими ресурсами, которые используются субъектом политики, преследующим свои цели. Информация — необходимое условие и первопричина любого действия в политике.

В политологии считается, что чем больше использовано ресурсов, тем более значимо происходит смена поведений людей, групп, политических институтов. Поэтому для политического процесса не может быть много или мало информации. Однако, использовать информацию (распространяя ее) нужно разумно, поскольку можно не обладая какими-либо силовыми ресурсами, изменить поведение людей и тем самым повлиять на смену направления политического процесса в другое русло. Поэтому, информацию стоит воспринимать как условие и основу для политических процессов.

Л. Г. Свитич, исследователь в области теории журналистики и массовой коммуникации, отмечает, что «этот феномен молниеносного доступа к информации в любом уголке вселенной, доступа к любым историческим событиям, возможность проникнуть в любое время кажется непостижимым и гипотетическим, однако прекрасно объясняет все непонятные явления, природу паранормальных феноменов, предвидений, предсказаний, открытий, природу творчества, природу религий и многое другое, что в рамках традиционной механистической парадигмы объяснить было невозможно. И эта всеобщность информации и потенциальная возможность получить доступ к ней кажется суперважной идеей, впрямую связанной с массовой коммуникацией, журнализмом, способами обмена, кодирования и перекодирования информации» [4, с.17].

Рассматривая информацию в качестве сущности политического процесса и что это способствует нелинейности процессов в политике мы сталкиваемся с вопросом: кто стоит за информацией в политическом процессе? Традиционная политология выделяет властные структуры как самостоятельного субъекта политики.

Не возникает сомнений, что властные структуры, как субъекты политики имеют в своем распоряжении некоторые ресурсы (информационные, финансовые, социальные и т. п.) и используя их могут самостоятельно вызывать нужные им информационные потоки. Например, традиционный политический институт власти, разделенный на три ветви предполагает свой информационный продукт в виде законов, распоряжений. Но противоречие заключается в том, что «политическая власть больше не является монополией институтов государства и политических партий, — она распространяется по глобальным сетям богатства, информации и имиджей, которые циркулируют и видоизменяются, не привязанные более к какому-то одному определенному географическому месту» [1, с.32.]. Таким образом, функционируя в своей привычной информационной зоне, политические институты не способны выиграть «информационную битву» с другими субъектами политического процесса. Поэтому, можно говорить о том, что традиционные институты власти обязаны выходить за рамки привычного информационного пространства и осваивать более подвижное медийное пространство.

Можно определить закономерность взаимосвязи политических и медийных процессов: политический процесс, инициированный самостоятельными субъектами политики, имеет определенное информационное сопровождение. Иногда возникает альтернативный вариант политического процесса, в результате которого на политической арене появляются новые субъекты отношений- например, отдельная личность. Этот вариант принято называть эффект «снежного кома». Он проявляется в тех случаях, когда несколько информаций по конкретному политическому поводу «цепляются», но не похожи по смыслу, а схожи по характеру восприятия. Политология признает личность как субъект политики только в соединении с другими личностями, поэтому так популярна теория группы как участника политических отношений. Однако современный политический процесс показывает обратное: «Никогда прежде общество не допускало, чтобы формирование политических ценностей зависело от получения прибыли или личного своекорыстия богатых соискателей политической власти. Особую опасность эта ситуация приобретает в условиях непрерывного расширения зрительской аудитории, когда телевидение становится всепроникающей культурной силой» [1, с. 30]. То есть, если отдельная личность обладает информационным или материальными ресурсами для влияния на информационные процессы, она может быть самостоятельным субъектом политики.

Это заставляет по-иному взглянуть на взаимовлияние политического и медийного процессов. Направляя политические события в определенное русло необходимо совершить само политическое действие и обеспечить его информационное сопровождение. Либо наоборот: сначала направить медийный процесс в запланированном направлении, а потом инициированный поток информации подкрепить реальным политическим действием. В этом случае, отношения медийного и политического процесса определяются единой целью и становятся воедино. Но медийный процесс не возможно спланировать, он противоречив и стихиен, в отличии от спланированного политического процесса. С одной стороны, он может как способствовать политическим событиям, усиливать «отдачу» от конкретных политических действий, так и порождать другой поток информации, не способствующий развитию политических событий в запланированном русле. Такие столкновения противоречащих потоков информации в медийном процессе вызывают информационные войны, которые могут направлять политический процесс.

Также, бывают случаи, когда средства массовой информации (далее-СМИ) в своих публикациях, репортажах и комментариях могут пролить свет на скрытые пружины политики правящих кругов, обратить внимание общественности на наиболее одиозные стороны их деятельности. В качестве примеров можно назвать публикацию западной газеты «The New York Times» части так называемых ’’документов Пентагона”, разоблачение газетой «The Washington Post» уотергейтского скандала, трансляцию ведущими телекорпорациями разоблачительных слушаний этого дела в конгрессе, мобилизацию общественного мнения ведущими органами СМИ западных стран против грязной войны США во Вьетнаме и многое другое. Можно упомянуть и то, что отдельные органы СМИ США сыграли свою роль в уходе с политической арены президентов Л. Джонсона и Р. Никсона. Другими словами, общественное мнение, в той или иной форме выраженное через СМИ, играет немаловажную роль в ограничении власти и конкретных действий правящих кругов, в разоблачении отдельных наиболее вопиющих нарушений законности с их стороны.

 

Литература:

 

1.                  Василенко И. А. Информационные ресурсы власти и формирование новой постклассической картины политического мира ХХI в. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 12 Политические науки. 2004. № 2. С. 28–40.

2.                  Науменко Т. В. Массовые коммуникации в политической структуре общества // Вестник Московского ун-та. Сер. 12. Политические науки. 2003. № 3. С. 105–110.

3.                  Панарин И. Н. Информационная война и геополитика. М., 2006. С. 78.

4.                  Свитич Л. Г. Феномен журнализма / под ред. проф. Я. Н. Засурского. М., 2000. С. 17.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle