Библиографическое описание:

Щитов А. Г., Доан Т. К. Язык в русских и вьетнамских пословицах: образы и смыслы // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1453-1455.

Проведен тематический выбор и аналитическое сопоставление русских и вьетнамских пословиц о языке, их перевод и толкование, сопоставление их образов и смыслов на основе учения В.В. Виноградова о фразеологической эквивалентности. Учитывались также работы вьетнамских исследователей, посвященные сопоставительному изучению русской и вьетнамской фразеологии. При установлении эквивалентности в процессе перевода мы исходили из того, что базовые ценности во всех культурах общие, а различия словесных образов (социальные, психологические и этнические) выражают различные смыслы. В ходе сопоставления образов и смыслов в русских и вьетнамских фразеологизмах о языке не было выявлено полных эквивалентов. Неполные фразеологические эквиваленты возникают в ходе переводческих трансформаций, а безэквивалентные русские пословицы привязаны к национальным традициям и передают актуальные смыслы иными образными средствами. Сравнительно-сопоставительное изучение вьетнамских и русских пословиц обогащает межъязыковую коммуникацию и обеспечивает взаимопонимание коммуникантов.

Ключевые слова: фразеология, пословицы, фразеологический эквивалент, образ, смысл.

 

Язык относится к числу универсалий в любом социуме. Тема данного исследования достаточно строго ограничивает круг пословиц, отобранных для анализа. Во вьетнамской фразеологии несравнимо меньше пословиц и поговорок о языке по сравнению с русской фразеологией – это одна из особенностей вьетнамской лингвокультуры. Общей особенностью исследуемых фразеологических единиц является неделимый смысл всего высказывания, даже если каждый компонент его лишен метафоричности [1]. Значение фразеологизмов, пословиц и поговорок раскрывается в лингвокультурном сопоставлении вьетнамских и русских пословиц и поговорок, их различных переводов и толкований.

Актуальность данной работы определяется интересом к переводу русских и вьетнамских пословиц и поговорок, особенностям образов и смыслов в исследуемых фразеологизмах [2].

Целью работы является выявление своеобразия вьетнамских пословиц в процессе коммуникации в сравнении их с русскими пословицами. В работе решаются конкретные задачи: тематический выбор и сопоставление русских и вьетнамских пословиц о языке, их перевод и толкование, сопоставление их образов и смыслов. Материалом для анализа являются вьетнамские (>100) и русские (>500) пословицы. Основной метод исследования – сравнительно-сопоставительный [3].

Мы понимаем под термином образ наше представление о чем-либо, то видится нам в нашем воображении, смыслом – представление о предназначении тех или иных вещей, событий и действий. Мы обнаружили различные толкования термина смысл, что свидетельствует о сложности содержания данного понятия [5].

Вьет. Rượu vào lời ra / машинный перевод: Вино в слово / авторский перевод: Вино входит – слова выходят; Вино входит в сердце, словно тигр в лес – сравнимы с русскими эквивалентами: Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке; Пьяного речи – трезвого мысли; Трезвого дума, а пьяного речь. Определяющие смысл образы: вьет. – вино; рус. – трезвый, пьяный. Сходство смыслов выражается в том, что вино развязывает язык; отличия: вьетнамцы отмечают словоохотливость, вызванную вином; а русские пословицы предостерегают об опасности излишней откровенности после выпитого вина. Полные эквиваленты – это русские эквиваленты по лексическому составу, образности, стилистической направленности и грамматической структуре, поэтому данный перевод и русские соответствия не являются полными эквивалентами.

Вьет. Thuốc đắng dã tật, sự thật mất long с помощью машинного перевода: Горькое лекарство, которое хромает, правда теряется в долгосрочной и авторского: Прямые слова неприятны для уха приводят к русским соответствиям: Прямое слово рожном торчит; Всяк правды ищет, да не всяк ее творит; Прямиковое слово, что рогатина; Правду погубишь, и сам с нею пропадешь; Не все то правда, что люди говорят. Анализ образов: горькое лекарство (вьет.) и рожон, прямиковое слово (рус.) обнаруживает двойственное отношение к правде – правда лечит (вьет.) и правда опасна (рус.). Ср.: Правдивое слово, как лекарство – часто горько, зато вылечивает; Горькое лекарство рот вяжет, да болезнь излечивает (вьет.) и Во всяком камне искра, во всяком человеке правда, да не скоро ее выбьешь; Правда глаза колет (рус.) с датской пословицей: Говорить правду опасно, а слушать – скучно. Кроме привлеченных в качестве эквивалентных русские пословицы о правде значительно расширяют смысловое поле: Бог любит правду; Не в силе Бог, а в правде; Держись за правду, будут за тебя держаться все добрые люди; Засыпь правду золотом, затопчи ее в грязь, а она все наружу выйдет; Правда, как оса, лезет в глаза; Правда и в огне не горит, и в воде не тонет. Различия в толковании правды в речи, несомненно, имеют глубокие культурно-исторические корни и позволяют судить о ней как о Боге, как о порядке и как о нравственном законе. Фразеологический эквивалент полностью соответствует по смыслу и стилистической направленности фразеологизму в языке подлинника и основан на одном с ним образе.

Вьетнамскую пословицу Lời nói, nên vợ, nên chồng машинный перевод определяет как Слова, так моя жена, так мой муж, не разъясняя смысла изречения. В авторском переводе пословица становится понятнее: Язык помогает стать супругами. Поиск русских пословичных соответствий: Беседа найдёт соседа; Сядем рядком да поговорим ладком; Язык – переводчик сердца – дает материал для сопоставительного анализа. Словесные образы: жена, муж, супруги (вьет.) и сосед, поговорим ладком, сердце (рус.) близки друг другу по смыслу: супруги не могут жить вместе, не разговаривая; с соседом можно и не знаться; ладком – значит дружно, согласно; а сердце является общечеловеческим символом жизни и любви [7].  Сказанное сближает смысл вьетнамских и русских пословиц едиными представлениями о роли языка как коммуникативной ценности. Образы отличаются, а смыслы близки. Неполным фразеологическим эквивалентом называют эквивалент, полный и абсолютный, но не во всех ее значениях.

Вьетнамская пословица Lờinóicònsắcbénhơnlà gươm dao в машинном переводе: Слова более острое, чем меч, нож также далека от понимания русскоязычному читателю, и только авторский перевод Язык острее меча придает смысл ключевым словам. Обращение к русским эквивалентам: Слово не стрела, а сердце пронзит; Недоброе слово больней огня жжёт расширяет пространство общих смыслов данных выражений. Образы меча, ножа (вьет.) и стрелы, огня (рус.) убеждают нас в том, что язык представляется опасным острым инструментом, оружием. Им можно пользоваться во зло и во благо. Стрела же может поразить и на расстоянии. Русская пословица предостерегает от недобрых слов, которые разрушают сердце того, кому оно адресовано и сжигает огнем и того, кто их произносит. Вьетнамская пословица смысл выражает сравнением, русские же прибегают к метафорам. Фразеологический эквивалент – такая образная фразеологическая единица в языке перевода, которая полностью соответствует по смыслу и стилистической направленности фразеологизму в языке подлинника и которая основана на одном с ним образе [4].

В русской фразеологии немало пословиц, в которых язык, слово оказываются в одном ряду с хлебом: На хлебе, на соли да на добром слове; Разговором сыт не будешь, если хлеба не добудешь; Блюди хлеб на обед, а слово на ответ; Без хлеба, без соли – худая беседа; Язык хлебом кормит и дело портит; Разговором сыт не будешь, если хлеба не добудешь. Образ хлеба – соли в русских фразеологизмах соотносим с образом риса во вьетнамских пословицах: Долго помнится дорога туда, где дали чашку хорошего риса; При дележке риса дрались, а поделили – пригласили друг друга в гости. Сходство смыслов вьетнамских и русских пословиц в утверждении ценностей гостеприимства и доброжелательности, которые считаются важным условием успешной коммуникации; различия же отражают культурно-климатические особенности уклада жизни народов из ряда общечеловеческих ценностей. Безэквивалентные фразеологизмы – это «собственно национальные» идиомы. Своей образностью и значением они очень сильно привязаны к конкретному языку. Сходство смыслов вьетнамских и русских пословиц в утверждении ценностей гостеприимства и доброжелательности, которые считаются важным условием успешной коммуникации; различия же отражают культурно-климатические особенности уклада жизни народов из ряда общечеловеческих ценностей [6].

Рассмотренные примеры убеждают, что русские и вьетнамские пословицы и поговорки выражают общие для наших народов ценности и смыслы. Анализ вьетнамских фразеологизмов показал, что лишь некоторые из них имеет полный смысловой эквивалент в русской фразеологии (при наличии сходства образов, выражающих смысл фразеологизма) или обнаруживает частичное сходство (при наличии различий в словесных образах и тождества или близости выражаемых смыслов).

В процессе перевода и интерпретации смыслов пословиц и поговорок совершенствуются навыки лингвокультурного анализа сложных языковых явлений, адекватный перевод и понимание которых требуют не только знания грамматики, богатого словаря, но глубокого погружения в культурную жизнь народа изучаемого языка.

Сказанное выше и проанализированные примеры позволяют заключить, что в ходе сопоставления образов и смыслов в русских и вьетнамских фразеологизмах о языке не было выявлено полных эквивалентов.

Неполные фразеологические эквиваленты возникают в ходе переводческих трансформаций и выражаются разнообразно, на основе различий в образности и адекватной передаче смысла пословицы.

Безэквивалентные русские пословицы привязаны к национальным традициям и укладу (хлеб – рис) и способны передавать актуальные смыслы иными образными средствами.

Сравнительно-сопоставительное изучение вьетнамских и русских пословиц обогащает межъязыковую коммуникацию и обеспечивает взаимопонимание коммуникантов.

 

Литература:

 

1.      Виноградов, В. В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке [Электронный ресурс]. URL: http://www.philology.ru/linguistics2/vinogradov-77d.htm (дата обращения: 16.04.2015).

2.      Динь Тхыонг Хуен Русские пословицы с подчинительными союзами и их эквиваленты во вьетнамском языке (Tôc ng÷ Nga cã cÊu tróc liªn tõ phô thuéc vµ c¸c ®n vÞ t­ng ®­ng trong tiÕng ViÖt) [Электронный ресурс]. URL: http://pandia.org/text/77/151/7471.php (дата обращения: 16.04.2015).

3.      Нгуен Хуи Кыонг Отражение национальной картины мира в русской паремиологии (в контрастивных данных паремиологии вьетнамского языка) [Электронный ресурс]. URL: http://cheloveknauka.com/otrazhenie-natsionalnoy-kartiny-mira-v-russkoy-paremiologii#ixzz3W9sSTF2G (дата обращения: 16.04.2015).

4.      Нелюбин, Л. Л. Фразеологический эквивалент / Толковый переводоведческий словарь. – 3-е издание, переработанное. М.: Флинта: Наука 2003. [Электронный ресурс]. URL: http://enc-dic.com/translate/Frazeologicheski-jekvivalent-864.html (дата обращения: 16.04.2015).

5.      Новиков, А. И. Смысл: семь дихотомических признаков. [Электронный ресурс]. URL: http://galactic.org.ua/Prostranstv/filocof-2.htm (дата обращения: 16.04.2015).

6.      Фунг Чонг Тоан Национально-культурная специфика русской фразеологии в сопоставлении с вьетнамской в целях обучения русскому как иностранному [Электронный ресурс]. URL: http://nauka-pedagogika.com/pedagogika-13-00-02/dissertaciya-natsionalno-kulturnaya-spetsifika-russkih-frazeologizmov-v-sopostavlenii-s-vietnamskimi-v-tselyah-obucheniya-russkomu-yaz#ixzz3W7FFE8tx (дата обращения: 16.04.2015).

7.      Энциклопедия символики и геральдики [Электронный ресурс]. URL: http://www.symbolarium.ru/index.php/%D0%A1%D0%B5%D1%80%D0%B4%D1%86%D0%B5 (дата обращения: 16.04.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle