Библиографическое описание:

Никитенко А. И. Интересы новой России во взглядах ведущих отечественных геополитиков // Молодой ученый. — 2009. — №9. — С. 122-124.

После распада СССР геополитика вновь становится актуальной для нéкогда могущественной России. На высшем академическом уровне разрабатываются новые геополитические концепции, и ее начинают преподавать в высших учебных заведениях. Основной же задачей российских ученых-геополитиков становится определение геополитических целей и задач по выходу России из создавшегося положения. В 1995 г. выходит первое пособие по геополитике – брошюра Э.А. Позднякова «Геополитика», в которой автор отмечает, что геополитическая роль и задача России как центра Хартленда заключается в поддержании стабильного мира. Однако если Хартленд раздроблен на мелкие части, то он не может выполнять данную функцию, поэтому единство России – ее фундаментальный национально-государственный интерес [1, с. 90-91].

При формулировании геополитических интересов России Поздняков взял за образец концепцию постоянных и временных интересов американского политолога Г. Моргентау, в соответствии с которой в международной политике основным субъектом и деятелем – «актором» – является не человек (индивид), а нация, организованная в государство. Нация-государство имеет свои, несводимые к интересам отдельных составляющих его индивидов, интересы. И эти интересы сводятся, главным образом, к сохранению и приумножению национальной мощи-власти («strength-power»), являющейся единственным реальным гарантом ее безопасности и развития. Свои главные интересы государство защищает всеми имеющимися в его распоряжении средствами [2, с. 34-36].

Второй уровень представляют специфические интересы, которые охватывают отдельные, второстепенные интересы государства на международной арене: конфликты, проблемы, не несущие непосредственной угрозы национальной безопасности. Триада приоритетов – геополитика, национальные интересы и безопасность государства, по Позднякову, определяет суть внешнеполитической деятельности любой страны. Чтобы добиться гармоничного сочетания всех элементов этой триады, следует пользоваться инструментарием баланса сил.

Также можно подчеркнуть, что Поздняков является последователем концепции английского геополитика Х. Макиндера, сформулировавшего максиму: «Тот, кто правит Восточной Европой, начальствует над Хартлендом; тот, кто правит Хартлендом, начальствует над Мировым Островом; тот, кто правит Мировым Островом, начальствует над миром» [3, с. 150]. В своем научном труде «Географическая ось истории» Х. Макиндер отмечал: «Россия занимает в целом мире столь же центральную стратегически позицию, как Германия в отношении Европы. Она может осуществлять нападения во все стороны и подвергаться им со всех сторон, кроме севера. Полное развитие ее железнодорожных возможностей – дело времени» [4, с. 47], что, по мнению политолога А.Г. Дугина означает признание ведущей роли России в стратегическом смысле.

Согласно основателю идейного течения «неоевразийство» – А.Г. Дугину – причинами поражения СССР в холодной войне явились: геополитические просчеты руководства Восточного блока, серьезное технологическое отставание России по сравнению со странами противоположного геополитического лагеря. Поэтому к основным геополитическим интересам современной России он относит: разработку симметричной сетевой стратегии – с параллельным и стремительным апгрейдом отдельных сторон государства (управления, спецслужб, академической науки, технопарков и информационной сферы) в сторону ускоренной постмодернизации [5, с. 337-338]. Не забывает он и о контроле ресурсов: « […] следует ориентироваться на вытеснение США из Африки, с Ближнего Востока и тихоокеанского региона с соответствующим перераспределением богатых ресурсами территорий в пользу евразийских партнеров и самой России» [4, с. 275].

Автором многочисленных научных работ по вопросам геополитики и глобалистики является российский философ, политолог и геополитик К.С. Гаджиев. В ходе своих исследований он представляет текущую потребность в переосмыслении базовых методологических принципов и параметров геополитической науки. Гаджиев пытается сочетать традиционные взгляды геополитики как науки, призванной изучать исключительно пространственный фактор международных отношений, влияющий на внешнеполитическую стратегию государств, направленную на экспансию и гегемонию с фактором техническим, так как развитие техники, в частности, коммуникационных средств, кардинальным образом трансформировало роль самой географической среды. Гаджиев отмечает, что «конец биполярного мира и исчезновение одного из сверхдержавных полюсов отнюдь не означает пришествия единополярного мира, управляемого одной единственной сверхдержавой в лице Соединенных Штатов. Мы имеем дело фактически с исчезновением самого феномена сверхдержавности с мировой экономической и геополитической авансцены» [6, с. 214]. Поэтому основными интересами России в современном многополярном и неустойчивом мире является поддержание контактов одновременно со многими центрами силы, однако, данные интересы лишены геополитической окраски и являются взаимовыгодными интересами международных отношений.

Достойное место в ряду теоретического осмысления геополитических проблем России занимает русский философ и политолог А.С. Панарин. В своей статье «Россия в Евразии: геополитические вызовы и цивилизационные ответы», исследователь замечает: « […] в глазах западных геополитиков, угроза со стороны России связана с тем, что она является носителем евразийского монолита, геополитическая масса которого во много раз превышает разрозненную массу океанических государств. Ощущение этой асимметрии представляет собой основу геополитического толкования процессов новейшей истории, во многом альтернативного их цивилизованному пониманию» [7, с. 24-25].

Далее ученый пишет: «Россия сталкивается сегодня с тремя типами вызова: вызовом со стороны Запада, готового вытеснить Россию с ее европейских границ; вызовом со стороны Востока, стремящегося вовлечь в сферу своего влияния не только «родственные» республики Средней Азии и Закавказья, но и соответствующие автономии, входящие в состав Российской Федерации; вызовом со стороны динамичного Тихоокеанского региона, готового к «мирной колонизации» нашего Дальнего Востока и Сибири». Поэтому новый цивилизационный проект России должен обладать потенциалом эффективного ответа на все три формы современного вызова. При этом основополагающей геополитической задачей является первостепенное разрешение дилеммы о русской цивилизационной самобытности, что выражается в отречении от наследия Запада петербургского периода русской истории как искусственного и возврат к допетровскому «архетипу». Это возвращение и будет являться обретением утерянного некогда единства общностей туранского и восточно-славянского составляющих российской государственности.

Российский историк и геополитик К.Э. Сорокин в своих научных трудах пытается выстроить собственную модель мироустройства, определить в нем место России и исходя из этого – наметить национальную стратегию России и основные геостратегические направления ее реализации. При этом ученый учитывает такие факторы как экономика, военно-технический, информационный и научный потенциалы, состояние общественно-политических наук, культурно-образовательный уровень населения, эффективность политического режима в стране, влияние мировых религий (которое способно изменять политическую ориентацию стран и менять геополитические очертания мира).

Известный российский футуролог, политолог и геополитик А.И Уткин во введении своей работы «Россия и Запад: проблемы взаимного восприятия и перспективы строительства отношений» ситуацию отношений России и Запада выражает в трех сценариях: образование единой политической и социально-экономической системы, опоясывающей Северное полушарие; сближение по оси «Париж – Берлин – Варшава – Москва»; третий путь России придется выбрать, если будут заблокированы первые два, – дорогу внутрь себя и на Восток. Это путь самообеспечения и развития отношений с южными и восточными соседями [8].

Представители политической географии В.А. Колосов и Н.С. Мироненко полагают, что сегодня трансформациям подвергаются все нéкогда существующие геополитические константы, такие как расстояние и геопространство, географическое положение государства, позиция политических и военно-стратегических сил на карте мира и пр. Тем не менее, все эти составляющие отнюдь не принижают роль геополитических факторов в формировании геополитических интересов Российской Федерации. Наиболее интенсивно, по их мнению, должны разрабатываться геополитические сценарии для Европы, связанные с расширением Евросоюза.

Исследователь С.Г. Киселев, определяя геополитические интересы России, исходит из цивилизационного подхода, ссылаясь на труды Н.Я. Данилевского, В.С. Соловьева, Н.А. Бердяева, С. Хантингтона. В своих исследованиях ученый пытается адекватно представить геополитическую картину мира на рубеже XX и XXI вв. и определить место России в этом мире. По мнению Киселева современная международная ситуация подвержена новым геополитическим механизмам, к которым он относит: воздействие геоцивилизационного фактора, генерируемого все усиливающимся взаимодействием культурных цивилизаций, выделенных С. Хантингтоном. При этом особенно его интересуют воздействие пограничных цивилизаций с российской: на Западе (с западной геоцивилизацией), на Юге (с исламской геоцивилизацией) и на Востоке (с конфуцианско-буддистской и японской геоцивилизациями).

Российский геополитик В.Л. Цымбурский получил особую известность после публикации статьи «Остров Россия. Перспективы российской геополитики». В ней ученым была поставлена задача смены российского геополитического кода с имперского на новый, который он назвал «островным». Геополитическая реконструкция имперских стратегий России исследователем основана на предположении, что политика империи производна от цивилизационного выбора, который Россия совершила в XVIII в. и который ныне переживает кризис. По мнению Цымбурского, положение России диктует ей дифференцированный подход к формированию ее геополитических интересов: ей жизненно необходима стабильность на вторичных, среднеазиатских «территориях-проливах», мало интересующих мировое цивилизованное сообщество. А в то же время оптимальным вариантом для Российского государства применительно к очень заботящей это сообщество Восточной Европе оказывается смирение перед ее самопроизвольной «третьемиризацией» [9, с. 6-23].

Проанализировав взгляды современных отечественных ученых на геополитические интересы России, можно констатировать, что в большинстве своем к основополагающим интересам они относят обеспечение безопасности российского государства и его достойное развитие, сохранение территориальной целостности и возможность оказания влияния на политику сопредельных государств. Исследование показало, что геополитические интересы кардинальным образом зависят от внутреннего состояния государства: его военно-политической и экономической мощи, а также социально-психологического состояния народа. Во времена процветания российского государства его геополитические интересы выходили далеко за пределы территории России, и соотносились с интересами мирового сообщества. В сложные для России времена геополитические интересы становились «уже», и замыкались на внутренних проблемах и вопросах обеспечения национальной безопасности. К сожалению, сегодня Российская Федерация переживает именно этот сложный период, однако она имеет в своем арсенале все объективные возможности для проведения взвешенной и дальновидной политики, чтобы суметь занять достойное место на международной арене.

Думается, что вполне правомерно в этом случае звучат слова отечественного геополитика Л.Г. Ивашова: «Россия с ее огромными просторами, исключительно выгодным пространственно-географическим положением, ресурсным и интеллектуальным потенциалом всегда будет оставаться геополитическим соперником любой державы, любой силы, стремящейся к мировому доминированию. Проглотить такой кусок целиком не под силу даже нынешнему Вашингтону».

 

Литература

1. Поздняков Э.А. Геополитика. – М., 1995.

2. Morgenthau H. In Defence of the National Interest.  – N.Y., 1951.

3. Mackinder H.J. Democratic Ideals and Reality. – N.Y., 1962.

4. Цит. по : Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. – М., 1997.

5. Дугин А.Г. Геополитика постмодерна. Времена новых империй. Очерки геополитики XXI века / А. Дугин. – СПб., 2007.

6. Гаджиев К.С. Введение в геополитику. – М., 1998.

7. Панарин А.С. Россия в Евразии: геополитические вызовы и цивилизационные ответы // Социальная философия и философская антропология: Труды и исследования. – М., 1995.

8. Уткин А.И. Россия и Запад: проблемы взаимного восприятия и перспективы строительства отношений // Российский научный фонд. Московское отделение. – М., 1995.

9. Цымбурский В.Л. Остров Россия. Перспективы российской геополитики // Полис. 1993. № 5.

10. Ивашов Л.Г. Геополитическое наследие Сталина //Советская Россия. – 2003. – 6 марта.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle