Библиографическое описание:

Лазарев С. Е. Репрессии в Красной Армии по материалам газеты П. Н. Милюкова "Последние новости" // Молодой ученый. — 2009. — №9. — С. 130-134.

Ежедневная газета «Последние новости» была одним из самых авторитетных и объективных изданий русского зарубежья. Она также издавалась во Франции в Париже.  Первый номер вышел 27 апреля 1920 года, последний – 2 июня 1940 года, уже в разгар Второй мировой войны. Всего было издано 7015 номеров. Первым редактором газеты был М.Л.Гольдштейн. В марте 1921 года издание возглавил крупный русский политический деятель, историк, один из организаторов партии кадетов Павел Николаевич Милюков (1859-1943). В «Последних новостях» работали многие известные литераторы и общественные деятели. Достаточно сказать, что ведущим литературным критиком газеты с 1928 года являлся поэт и переводчик Георгий Викторович Адамович (1892-1972).

Интересно проследить, как оценивали ситуацию, сложившуюся в СССР в 1930-е годы, журналисты «Последних новостей», как реагировали на конкретные события. Судя по публикациям предвоенных лет, за рубежом хорошо знали и часто упоминали имена маршалов М. Н. Тухачевского, С. М. Буденного, В. К. Блюхера, А. И. Егорова, внимательно следили за выступлениями наркома К. Е. Ворошилова. «Последние новости» детально анализировали содержание зарубежной и советской печати, ссылались на «Правду», «Красную Звезду» и «Известия».

Следя за ростом вооружений и осложнением международной обстановки, газета неоднократно отмечала, что армия советской России являлась в середине 30-х годов сильнейшей в мире по численности, под руководством М. Н. Тухачевского значительно увеличились новейшие военно-технические средства Красной Армии. Даже развитие кавалерии, согласно данным газеты, пошло по пути моторизации: «Большая часть конной армии Буденного 1920 г. превратилась в механическую конную, бронированную армию Ворошилова 1935 г.»1.  

Отслеживая становление культа личности Сталина, «Последние новости» неоднократно возмущались, что все победы СССР вождь приписывает себе для удовлетворения своей ненасытной гордости. «Он сам признал себя отделенным от флага, объединяющего народ и государство; он не включает себя в общее тело России и является лишь собственным «портретом», образом насевшей на Россию личной власти», - отмечала газета2. А повторяющиеся при каждом открытии, обязательные заявления о роли Сталина, показывают, «как сам он чувствует себя вне России, не связанным с гением народа»3. Люди в Советской стране – лишь исполнители его обожествленной воли. «Расстрелы и казни, бесчисленные человеческие жертвы Сталина окружают его кровавым ореолом разящего Ярилы, - писала Ю. Сазонова. - Сталин лишь следует примеру древних языческих жрецов, как бы грозя отовсюду своим портретом: никуда от меня не уйдешь…»4.

Большой резонанс вызвал в эмигрантской печати вопрос о введении в РККА политических комиссаров. Отмечалось, что этой мерой открывается новая глава в отношениях государства и армии. Однако различные издания по-разному оценивали значение подобного шага правительственных кругов. «Последние новости» поначалу были уверены: «Тут не только нет акта недоверия Сталина по отношению к Ворошилову и офицерству, но есть тенденция обратить военный аппарат в непосредственную опору диктатора и создать такие условия, при которых этот аппарат может, в случае надобности, необычайно быстро взять в свои руки все управление страною»5. Таким образом, создание Военных советов, по мнению газеты, было направлено на концентрацию и объединение военного и политического руководства.

Очевидно, издание глубоко заблуждалось в том, что благодаря созданию военных советов организация руководства армией стала более демократичной, «секретарь партии и наркомвнудел оказались совершенно отстраненными от руководства политикой в красной армии. Эта политика отныне будет находиться всецело в руках не партийных, а военных организаций»6.

При этом положение советской военной элиты даже в конце мая экспертам по России представлялось еще достаточно прочным. Ведь в условиях, когда репрессиям подвергались уже все слои, в том числе и центральный аппарат, военные оказались «вне этого заколдованного круга» (эмиграция ничего еще толком не знала о начавшихся в мае повальных арестах). Военные, по мнению газеты, и «не боятся, ибо им доверяют…»7. И если среди военспецов, может быть, не очень много «ученых марксистов», зато много «честных солдат», которым диктатор вполне доверяет.

Безусловно, ни для кого не было секретом, что «красная армия, засыпаемая привилегиями, стремится превратиться в особую касту и считает себя, не без оснований, новой аристократией»8. Поэтому военная элита казалась как бы неприкосновенной.

Лишь много позже газета переосмыслила значение создания института военных комиссаров и пришла к выводу, что это была лишь подготовительная мера к расправе с высшими военными чинами9.

Первые сведения о начавшихся в отношении военного руководства СССР массовых репрессиях появились в газете только 26 мая 1937 г. Вышла маленькая заметка «Чистка красной армии». В ней отмечалось, что наркомат обороны во главе с Ворошиловым высказался за удаление из армии всех офицеров, сомнительных в смысле политической благонадежности, и соответствующие списки будут составлены военными советами. При этом считалось, что уволенных офицеров сошлют в Сибирь10.

Внимательно и усердно газета следила за судьбой маршала Тухачевского. Смещение маршала с поста заместителя наркома обороны «Последние новости» объясняли стремлением Сталина подчинить вооруженные силы СССР партийному влиянию. Русское зарубежье неоднократно отмечало, что Красная Армия многим обязана впавшему в опалу маршалу. Ведь «со времени прихода к власти Гитлера Тухачевский очень поднял боеспособность советских войск. Дисциплина стала твердой, авторитет офицерства был признан, влияние всемогущих прежде политических комиссаров пало… Тухачевский считался главным сторонником не политической, патриотической армии»11.

«Измена» маршала, по мнению газеты, как раз и заключалась в его  стремлении вывести армию из-под политического контроля. «Вина Тухачевского в том, что он провозгласил лозунг: «любовь к родине, инициатива, храбрость», но не добавил к этому: «коммунизм, марксизм, ленинизм, сталинизм» - писали «Последние новости»12. Газета отмечала, что положение М. Н. Тухачевского в СССР никогда не было прочным. Он впал в немилость после польской компании 1920 года, его обвиняли в сочувствии Троцкому в середине 20-х годов, и лишь в 30-х годах его положение несколько стабилизировалось.

«Тухачевский, хотя он и состоит членом большевистской партии с 1918 года, всегда вызывал некоторое подозрение, вследствие своего «благородного» происхождения, - так считали «Последние новости». - Ему приписывали бонапартистские тенденции, и военные вожди пролетарского происхождения держались от него немного в стороне»13.

При этом мнение зарубежных кругов о Михаиле Николаевиче как о военном специалисте оставалось достаточно высоким. В июне газета опубликовала отзывы французского генерала Морана (военного министра в 1936 г.) о Тухачевском, который утверждал, что в лице Тухачевского красная армия потеряла крупную и полезную силу. «Тухачевский произвел на меня впечатление человека, исключительно компетентного во всем, что касается военного материала, - говорил Моран.-  В разговоре со мной он касался технических вопросов слегка, но всякий раз проявлял глубокое знание дела. Техников такого калибра в армиях немного. Тухачевский был, по моему мнению, крупной силой: молодость, напор, образование…»14.

Газета неоднократно указывала на давние противоречия между Тухачевским и наркомом Ворошиловым. Отмечалось, что Тухачевский был назначен Сталиным вопреки желанию Ворошилова и даже во время отлучки из Москвы народного комиссара обороны. Опалу Тухачевского «Последние новости» отказывались рассматривать как смену вектора внешней политики, так как сменивший его маршал А. И. Егоров тоже имел прочную репутацию германофила. Отмечалось, что Тухачевский был сторонником соглашения с Германией, а к сближению с Францией он особенного энтузиазма не проявлял15.

«Большую сенсацию» произвело сообщение советских газет о том, что другой заместитель наркома обороны Я. Б. Гамарник находился в тесной связи с «антисоветскими элементами» и, боясь разоблачения, покончил с собой (эту новость парижское издание опубликовало 2 июня). Известие стало такой неожиданностью, что фото Гамарника сразу не успели найти и поместили его только в следующем номере.

Гибель Гамарника вызвала всеобщее недоумение за границей. Отмечалось, что Ян Борисович всегда считался горячим сталинцем и лишь за два дня до самоубийства был избран членом пленума московского горкома ВКП (б). «Гамарник, интимный друг Ворошилова, пользовался личным доверием Сталина. Именно ему Сталин поручил «чистку» офицерского корпуса. Но, видимо, «чисткой» он воспользовался для того, чтобы продвинуть своих людей на все более или менее крупные посты», - так комментировали трагическую судьбу комиссара «Последние новости»16. Обстоятельства самоубийства Гамарника газета обсуждала в течение нескольких номеров.

С большим интересом следило русское зарубежье за перестановками в командном составе Красной Армии. Много внимания газета уделила личным характеристикам выдвиженцев. В центре внимания эмигрантской прессы оказались новый замнаркома маршал А. И. Егоров и новый начальник Генерального штаба командарм Б. М. Шапошников. 

 Борис Михайлович Шапошников, как офицер с полным академическим образованием и солидным боевым стажем, по мнению «Последних новостей», выгодно отличался от всех сомнительных кандидатов из числа так называемых «героев гражданской войны», которые до сих пор выдвигались на высшие военные посты. Шапошников, как отмечала газета, весьма заметно выделялся среди других ставленников в военном руководстве. Правда, говорить при этом «об его исключительных дарованиях» издание тоже затруднялось.

Скептически отзывалась газета о маршале Егорове. Подобные отзывы были связаны с анализом официальной биографии полководца. Военный путь Александра Ильича, с его «облегченным» образованием в пределах курса юнкерского училища, ограниченным опытом ротного командира в Первую мировую войну и стажем командарма в гражданскую, а также «мало-поучительным» участием в польской кампании не создавал ему поклонников на западе. «Последние новости» отмечали, что какими бы маршальскими жезлами и звездами не украшали таких «героев Гражданской войны», как Егоров, «их невозможно даже ставить рядом с высокообразованными немецкими офицерами»17.

Мнение о других выдвиженцах было еще более резким: «Сталин вытащил из нафталина таких «героев» гражданской войны, как вахмистр Буденный и матрос Дыбенко: это они будут отныне «командовать» войсками в Москве и Петрограде… Очевидно, роль этих командующих может быть лишь чисто фиктивной»18. «Герои», «командующие», «заслуженные» - так и именно так, в кавычках, язвительно называла их зарубежная пресса. Буденный и Дыбенко представлялись русской эмиграции полными «нулями» и с политической и с военной точки зрения. Резко осуждался Сталин, который в жертву «самосохранения «величайшего из людей» принес национальную безопасность19.

«Все вновь назначенные лица являются преданными сторонниками Сталина, - подытоживала газета в отчете 12 июня. - В военном отношении они, конечно, много уступают Тухачевскому и другим снятым с командных постов лицам (выделено мной – авт.), и боеспособность красной армии, конечно, не выиграет от этих перемен»20.

После того, как подтвердились сведения об аресте Тухачевского (он произошел еще 22 мая, однако советские власти долго держали это в секрете), события в СССР неизменно становятся на первую полосу газеты. 6 июня 1937 года «Последние новости» отмечали: «Подозрения в шпионаже, поиски вредителей и троцкистов достигли предела. Никто не уверен в своей безопасности. Вредителями оказываются люди, еще недавно бывшие идолами»21. Сколько в точности производилось в СССР арестов было неизвестно, но очевидно, число их быстро росло.

За арестом Тухачевского последовали задержания его товарищей и соратников, других крупных командиров. Противоречивые толки ходили даже о судьбе маршала Блюхера, командующего Дальневосточной армией. «Проверить слухи об арестах совершенно невозможно, - писала газета, - но обновление правящего состава, несомненно, происходит каждый день»22.

Подобный размах «чистки» в армии был чреват неприятными последствиями и для самого Сталина – в этом было убеждено все русское зарубежье. «Разрыв между Кремлем и армией становится все глубже, и изоляция Кремля завершается», - констатировали «Последние новости» 7 июня 1937 года23. И далее конкретизировали свою мысль: «Опала и арест Тухачевского показывает, что Сталин ни перед чем не останавливается, чтобы спасти свою личную диктатуру. Даже армия, не говоря об огромном большинстве русского народа, отрывается окончательно от правящей клики. Разумеется, не следует рассчитывать, что власть Сталина рухнет от этого сразу, но накопляется все больше признаков приближающейся решительной схватки»24. Уже в июне, по слухам, опальный маршал пытался поднять восстание25.

«Если поверить официальным сообщениям, - отмечала газета, - то нет ни одной области жизни, куда не проникала бы измена, ни одного органа, среди руководителей которого не было бы «заговорщиков». Становится непонятно, почему же не победила оппозиция, захватившая все административные, партийные и другие органы в свои руки?»26

Много разговоров вызвал и сам судебный процесс 11 июня над маршалом Тухачевским и его соратниками. Пытаясь найти хоть какое-то логическое объяснение действиям Сталина, «Последние новости» отмечали, что армия была последней средой, откуда диктатор мог ожидать серьезного сопротивления создаваемому им личному режиму.

Что касается самого процесса, то «приемы все те же; и каковы бы ни были истинные побуждения, заставившие диктатора решиться на шаг, еще недавно казавшийся слишком для него опасным, эти побуждения спрятаны под прежней маской трафаретных обличений»27. Сходство с прежними обвинительными заседаниями газета усматривала и в том, что, как уже стало обычным в этого рода процессах, задача судей облегчалась «полным сознанием» подсудимых в возведенных на них нелепых обвинениях.

Газета высказывала открытые сомнения, что верхушка армии, готовившая ее к большой войне, могла оказаться предательской. Иначе, на самом деле, «что можно думать о стране, в которой избранные из избранных оказываются многолетними предателями русской военной мощи и вредителями во всех решительно областях экономического строительства России?»28 Поэтому в прессе и появляется предположение о том, что Сталин расправился с вождями армии «на всякий случай»29.

 Сомнение вызывал и тот факт, что «под одну категорию подведены люди самого разнообразного типа, с различным прошлым, различных воззрений, встретившиеся вместе, быть может, только в зале суда – если только не на месте казни, и лишь для того, чтобы дать право убийцам сказать, что он огульно признались в своих преступлениях»30.

Еще один вопрос, который волновал эмиграцию – почему маршал Блюхер занял место Ворошилова на обвинительном процессе? Почему Ворошилов и Орлов не вошли в состав трибунала, а имя Егорова было вычеркнуто в последний момент? Утверждали также, что Ворошилов не сочувствовал расправе. И даже ходили слухи о  возможности отставки Ворошилова и назначении Блюхера на пост наркомвоена.

«Отставка Ворошилова – вопрос, в Кремле окончательно решенный, утверждали «Последние новости». - Ворошилов будет смещен за то, что «не сумел предотвратить фашистско-троцкистский заговор.

Наоборот, восходит звезда Блюхера, которому будет поручено образовать вдоль западных и юго-западных границ СССР, «особые армии» на манер дальневосточной»31.

И, наконец, еще один интересующий заграницу вопрос – чего же хотели «заговорщики», чего они добивались? «Последние новости» были уверены: никакой государственной измены не было. Тухачевский и его соратники на суде «сознались только в том, чего они отрицать не могли и не хотели: а именно, что хотели избавить Россию и населяющие ее народы от деспота Сталина и установленного им режима азиатской диктатуры, уничтожить коммунизм, и все, что с ним связано, и восстановить на новых началах, с сохранением всех главных завоеваний революции, российское государство»32.

Цитируя официальные обвинения советского правосудия в адрес репрессированных военачальников (подготовка восстания против сталинского режима, подготовка покушения на Сталина), газета неоднократно отмечала, что за рубежом никто в обвинения не верит. В чем действительно провинились Тухачевский и его соратники – неизвестно.

В такой ситуации полного неведения «Последние новости» выдвинули свою версию произошедшего, основываясь на предположения парижских дипломатических кругов. Заговор, по мнению, издания, похоже, все-таки был, имел целью «свержение Сталина и установление военной диктатуры с Тухачевским во главе государства и принял окончательные формы несколько месяцев назад.

Целью заговора было установить военную диктатуру. Заговорщики не собирались менять советской системы, но предполагали несколько раскрепостить режим, главным образом в области крестьянского хозяйства. Предполагалось ввести религиозную свободу, свободные выборы в советы и ликвидировать коминтерн»33.

Позже эти предположения стали обрастать конкретикой: «В первое время, до полного успокоения, должна была быть установлена военная диктатура во главе с Тухачевским. В области социальной заговорщики предполагали восстановить мелкую крестьянскую собственность, но сохранить в руках государства национализированную крупную промышленность»34. «Последние новости» были убеждены: не было речи ни о каких территориальных уступках со стороны России, имелось ввиду не ослабление, а усиление армии. Расстрелянные совсем не были пораженцами. Вовсе не обязательно они склонялись к сотрудничеству с Германией, ведь у «генералов» были и предпочтения среди «демократических союзников». В качестве примера газета называла бывшего начальника Военной академии имени М. В. Фрунзе А. И. Корка, человека либерально-демократических взглядов. Новый же строй, который готовились ввести репрессированные, вполне возможно мог быть близок французам.

Как же «Последние новости» оценивали последствия разгромного «дела Тухачевского»? В первую очередь, газета отмечала стремительное падение международного престижа СССР. Отсюда в Японии и Германии усилились завоевательные тенденции, ведь фашистские хищники «почувствовали наступление благоприятного момента»35.

«Не находится ли советская Россия в том состоянии крайнего внутреннего кризиса, при котором Россия вновь становится колоссом на глиняных ногах, от которого союзники не могут ждать действенной помощи?» - таким вопросом задавалась газета 22 июня 1937 года36.

Вывод был безжалостным: «Красная армия обезглавлена в интересах личного самосохранения диктатора. Во всяком случае, реванш «революционных» нулей не может внушить уверенности в боеспособности армии»37. Имелись ввиду, конечно, ставленники Ворошилова в высшем руководстве РККА, время которых давно истекло.

Последствия «дела Тухачевского» газета видела в усилении влияния в армии коммунистической партии. «Революционная» законность при этом характеризовалась не иначе, как откровенный произвол38.

Сталин уничтожил верхушку собственной армии накануне мировой войны. Что могло быть нелепей? Отныне от России можно было ожидать чего угодно - таким был естественный вывод недоумевающей заграницы39.

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Энъ. Самая большая военная машина в мире. (Военные заметки). // Последние новости. Пятница, 28 мая 1937 г. № 5967. С. 5.

2 Сазонова Ю. Шахсей-вахсей. // Последние новости. Суббота, 29 мая 1937 г. № 5908. С. 4.

3 Там же.

4 Там же.

5 На военном положении. // Последние новости. Четверг, 27 мая 1937 г. № 5906. С. 1.

6 Политика или военизация. // Последние новости. Суббота, 22 мая 1937 г. № 5901. С. 1.

7 На военном положении. // Последние новости. Четверг, 27 мая 1937 г. № 5906. С. 1.

8 События в СССР. Существовал ли заговор Тухачевского? // Последние новости. Понедельник, 21 июня 1937 г. № 5931. С. 1.

9 Сталин и красная армия. // Последние новости. Четверг, 10 июня 1937 г. № 5920. С. 1.

10 Чистка красной армии. // Последние новости. Среда, 26 мая 1937 г., № 5905. С. 1.

11 Перемены в красной армии. // Последние новости. Пятница 21 мая 1937 г. № 5900. С. 1.

12 Там же.

13 Что происходит в красной армии. Перемены на командных верхах. // Последние новости. Среда, 12 мая 1937 г. № 5891. С. 1.

14 Из истории франко-советских отношений. // Последние новости. Среда, 16 июня 1937 г. № 5926. С. 2.

15 Опала Тухачевского. // Последние новости. Пятница, 14 мая 1937 года, № 5893. С. 1.

16 После самоубийства Гамарника. // Последние новости. Четверг, 3 июня 1937 г. № 5913. С. 1.

17 Энъ. Командарм Шапошников. (Военные заметки). // Последние новости. Пятница, 14 мая 1937 года, № 5893. С. 5. 

18 Сталин и красная армия. // Последние новости. Четверг, 10 июня 1937 г. № 5920. С. 1.

19 Там же.

20 События в СССР. Тухачевский перед военным трибуналом. // Последние новости. Суббота, 12 июня 1937 г. № 5922. С. 1.

21 События в СССР. // Последние новости. Воскресенье, 6 июня 1937 г. № 5916. С. 1.

22 События в СССР. // Последние новости. Понедельник, 7 июня 1937 г. № 5917. С. 1.

23 Там же.

24 Там же.

25 События в СССР. // Последние новости. Пятница, 11 июня 1937 г. № 5921. С. 1.

26 События в СССР. // Последние новости. Вторник, 15 июня 1937 г. № 5925. С. 1.

27 Суд над генералами. // Последние новости. Суббота, 12 июня 1937 г. № 5922. С. 1.

28 Там же.

29 Сталин и красная армия. // Последние новости. Четверг, 10 июня 1937 г. № 5920. С. 1.

30 После казней. // Последние новости. Вторник, 15 июня 1937 г. № 5925. С. 1.

31 В СССР ищут заговорщиков. // Последние новости. Пятница, 18 июня 1937 г. № 5928. С. 1.

32 За что расстрелян Тухачевский и другие. // Последние новости. Пятница, 2 июля 1937 г. № 5942. С. 1.

33 События в СССР. // Последние новости. Вторник, 15 июня 1937 г. № 5925. С. 1.

34 В первый раз! // Последние новости. Суббота, 3 июля 1937 г. № 5943. С. 1.

35 Последствия сталинской расправы. // Последние новости. Четверг, 1 июля 1937 г. № 5941. С. 1.

36 Вокруг московской трагедии. // Последние новости. Вторник, 22 июня 1937 г. № 5932. С. 2.

37 Последствия сталинской расправы. // Последние новости. Четверг, 1 июля 1937 г. № 5941. С. 1.

38 Высший закон и его исполнители. // Последние новости. Суббота, 7 августа 1937 г. № 5978. С. 1.

39 После казней. // Последние новости. Вторник, 15 июня 1937 г. № 5925. С. 1. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle