Библиографическое описание:

Ощепкова А. А. Ихтиологические образы в сатире XVIII века // Молодой ученый. — 2015. — №9.1. — С. 59-61.

Ихтиологические образы в литературе и искусстве можно отнести к архетипическим образам, поскольку они связаны с древнейшими представлениями людей и пронизывают культуру с мифологических времён до сегодняшнего дня. В данной статье делается попытка выявить своеобразие образов ихтиологии в русской сатирической прозе XVIII века.

Ключевые слова: сатира, русская проза, ихтиологические образы, фольклорная традиция, басня, персонаж, характер.

Summary. Icthyological images in literature and art can be carried to archetypic images as they are connected with the most ancient representations of people and penetrate culture since mythological times till today.

In this article the author makes an attempt to reveal the originality of images of ichthyology in the Russian satirical prose of the XVIII century.

Keywords: satire, Russian prose, icthyological images, folklore tradition, fable, character, character.

 

XVIII век русской литературы становится определяющим этапом в развитии художественного творчества писателей, литературного языка и эстетической мысли. Петровские преобразования, направленные на просвещение общества, выводят искусство на новый уровень. Писатели обращаются к человеческой личности, углубляется гуманистическое начало в литературе, утверждается ценность человека. С 60-х годов XVIII столетия наряду с зарождением сентиментально-предромантического направления усиливается рост реалистических тенденций, неразрывно связанный с дальнейшим развитием сатирической линии.

Сатира XVIII века сохраняет многие особенности демократической сатиры XVII столетия. Многие сатирические образы, в том числе и ихтиологические, переходят в новую литературу, не меня своего содержания. Понимание характеров персонажей опирается на знание особенностей рыб в природном мире, позволяет читателю более полно воспринять пародийную природу произведений, их комизм.

Обращение писателей к фольклорной традиции усиливается. Появляются новые ихтиологические образы, смысловые оттенки которых отражают особенности культуры XVIII столетия.

Так появляются сатирические произведения И.А. Крылова, В.И. Майкова, А.П. Сумарокова.

Первым среди писателей-баснописцев XVIII века к ихтиологическим образам обращается В.И. Майков в сборнике «Нравоучительные басни», опубликованном в 1761 году.

В баснях В.И. Майкова мы находим единственный ихтиологический образ – образ Щуки. Он раскрывается в рамках традиции. Прожорливая Щука, забывая о мерах предосторожности, заглатывает крючок, и, губя жизнь «твари бедной», червяка, погибает сама. Так порок, свойственный ей, становится причиной её смерти. Используя данный ихтиологический образ в басне «Рыбак и Щука» автор проводит параллель с современным ему обществом:

Подьячие крючки имеют,

Которыми ловить людей умеют

И деньги с них берут; [3].

Здесь крючки – это человеческие слабости, потеря денег – то же самое, что гибели для Щуки.

Включение ихтиологических образов характерно и для басен И.А. Крылова.

В басне «Щука и Кот» Щука, согласно традиции, выступает как прожорливое, несколько глупое существо. Ей надоедает ловить в пруду ершей, и она просит кума, кота Ваську, взять её с собой на охоту в амбар. Но что у сапожника получатся неудобные пирожные, а у пирожника не вкусные сапоги, то и у Щуки мышиных трофеев не предвидится. Она переоценивает свои возможности: не сомневается, что ловить мышей у неё получится не хуже, чем ершей в родном пруду, а о том, что не сможет дышать без воды, даже не задумывается. Однако самоуверенность, беспечность и желание удовлетворить свой «изысканный» вкус, естественно, оборачиваются рыбе-охотнице боком. С ней случается следующее: «А Щука, чуть жива, лежит, разинув рот,-И крысы хвост у ней отъели». [2, с. 500] Но на её счастье, на подмогу приходит кум и возвращает её в родной пруд.

В басне «Лебедь, Рак и Щука» мы встречаем сразу 2 ихтиологических образа: Щуки и Рака, и если о недалеком уме Щуки мы уже говорили разбирая устное народное творчество и произведения 18 века, то Рак выступает перед нами в таком качестве впервые (в фольклоре основной чертой Рака – героя была житейская мудрость, смышлёность и хитрость). Почему в данном случае мы говорим о недалеком уме? Потому, что имея одну цель, и Щука и Рак (и Лебедь) делают всё по- своему: Щука тащит воз в воду, Рак – назад, из-за этого прийти к одному результату ну никак не получается. О недостаточной сообразительности и чрезмерной упертости героев басни говорит и последняя строчка – «А воз и ныне там», указывающая на статичность ситуации на продолжительном промежутке времени.

В творчестве А.П. Суморокова ихтиологические образы помимо традиционной трактовки приобретают и новое понимание. Это связано с появлением новых ихтиологических образов, ассоциирующихся с Западом, западным влиянием, которое было навеяно преобразованиями Петра I.

В басне «Мышь и Устрица» мы сталкиваемся с образом устрицы. Он не является традиционным для русской литературы. Данный ихтиологический образ символизирует всё новое, непонятное, перенимаемое русской культурой XVIII века с Запада (возможно, речь идет о барокко, если говорить об искусстве). Автору такое слепое следование общества за новшествами кажется странным и даже опасным. Наглядной иллюстрацией этой опасности является гибель мыши, которой приелись традиционные кушанья. Увидев устрицу, она кидается на лакомство и, просунув голову в щель её раковины, пренебрегая осторожностью, расстается с головой.

В другой басне А.П. Сумарокова «Два рака» мы видим уже традиционные для русской литературы ихтиологические образы. Это два абсолютно противоположных образа рака. Один Рак, показанный в рамках традиции олицетворяет сообразительность, пронырливость, хитрость, другой – крайнюю глупость. Почему же наблюдается отклонение от традиции? Потому что один из раков, мыслит по-другому, имеет другие идеалы и установки, и пытается навязать их всем вокруг. Однако второй рак, более разумный, предлагает себе подобному сначала самому попробовать соответствовать им, а уже потом – учить других.

Таким образом, ихтиологические образы литературы XVIII века своеобразны. В большей части произведений они продолжают соответствовать традиции. Отрицательные характеристики щуки как персонажа усиливаются в связи с повышением внимания писателей к личности. Традиционный для русской литературы образ рака приобретает новое значение - глупца и невежи. Однако появляются и новые ихтиологические образы, смысловые оттенки которых, отражают особенности культуры столетия.

 

Литература:

1.                  Гура, А.В. Символика животных в славянской народной традиции [Текст]/ А.В. Гура. – М.: Издательство «Индрик», 1997. 912с.

2.                  Крылов, И.А. Сочинения [Текст]: в 2 т. / И.А. Крылов; Т. 2: Комедии. Басни. – М.: Худож. Лит., 1984.-735 с., ил.

3.                  Майков, В.И. Нравоучительные басни [Электронный ресурс] / В.И. Майков. Режим доступа: http://az.lib.ru/m/majkow_w_i/text_0080.shtml. Дата обращения – 13. 10. 14

4.                  Розенталь, Д.Э. Словарь-справочник лингвистических терминов [Текст]: Пособие для учителя. / Д.Э. Розенталь. - М.: Просвещение, 1985. – Э99с.

5.                  Сабанеев, Л.П. Собрание сочинений [Текст]: в 8 т. / Л.П. Сабанеев; Т.7: Рыбы России. Кн. 1.- М.: ТЕРРА- Книжный клуб, 1998.- 384с.: ил.

6.                  Сабанеев, Л.П. Собрание сочинений [Текст]: в 8 т. / Л.П. Сабанеев; Т.8: Рыбы России. Кн. 2.- М.: ТЕРРА- Книжный клуб, 1998.- 576с.: ил.

7.                  Сумароков, А.П. Притчи и сатиры [Электронный ресурс] / А.П. Сумароков. Режим доступа:  http://az.lib.ru/s/sumarokow_a_p/text_0460oldorfo.shtml. Дата обращения – 24.10.14

8.                  Фесенко, Э.Я. Теория литературы: учебное пособие для вузов [Текст] / Э.Я. Фесенко- Изд. 3-е, доп. И испр. – М.: Академический Проект; Фонд «Мир», 2008. – 780 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle