Библиографическое описание:

Мартиш В. С. Функционирование прецедентных имён в англоязычных печатных СМИ // Молодой ученый. — 2015. — №9.1. — С. 51-53.

Статья посвящена исследованию прецедентных имен и их функций в англоязычных печатных СМИ, рассматриваются функции прецедентных имен согласно классификации Е.А. Нахимовой; сделан вывод, что прецедентные имена являются культурным явлением, частью исторической памяти социума (народа).

Ключевые слова:прецедентные имена, функции прецедентных имен, классификация Е.А. Нахимовой, англоязычные печатные СМИ.

Summary.The article is dedicated to the study of the functioning of precedent names in English printed mass media, functions of precedent names are analysed according to the E.A. Nahimova's classification; a conclusion made that precedent names is a cultural phenomenon and they are a part of historical memory of a people.

Keywords:precedent names, functions of the precedent names, Nakhimova’s E.A. classification, English language print media.

 

В наши дни в средствах массовой информации довольно часто можно увидеть прецедентные имена. Данные имена применяют не в целях называния человека, местоположения объекта, а в целях фоновой коммуникации уже несколько десятков лет привлекает умы лингвистов и филологов. Мы знаем, что многие имена собственные, известны по всему миру, представляют собой ассоциативную связь с каким-либо нарицательным существительным.

Прецедентным именем называется индивидуальное имя, связанное или с широко известным текстом, относящимся, как правило, к числу прецедентных; или с ситуацией, широко известной носителям языка и выступающей как прецедентная; имя-символ, указывающее на некоторую эталонную совокупность определённых качеств [2, с. 2].

Например, прецедентные имена «Ловелас» и «Дон Жуан» во многих этнических сообществах являются символом чрезмерной любви и похоти. А историческая личность Робин Гуда представляется практически всем социумам символом справедливости и борьбы за справедливость. [2, с. 2].

Согласно Е.А. Нахимовой, в англоязычных печатных СМИ прецедентные имена используются в следующих функциях:

1)  Идеологическая функция.

Прецедентные имена являются удобным средством воздействия на социальное поведение широких масс. Появляясь на страницах газет, они становятся мощным инструментом идеологической пропаганды. Они сочетают в себе яркость образа, необходимую для эффекта внушения, убедительность (демонстрируют результат воплощения социально одобряемых идей на практике), ёмкость, которая роднит прецедентные имена с лозунгом.

В каждой стране и для каждой эпохи существует группа прецедентных имён, отражающих господствующие социальные ценности – идеологию.

Идеология система политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических и философских взглядов и идей, в которых осознаются и оцениваются отношения людей к действительности [3, с.345].

Таким образом, прецедентные имена, используемые как идеологемы (идеологема – необходимая и неотъемлемая составляющая идеологии), описывают тот или иной социальный идеал человеческого поведения.

В идеологии выражено духовное самоопределение нации, поэтому в качестве идеологем выступают такие прецедентные имена, которые ярче других передают национальный колорит страны. Так, в американском обществе таким прецедентным именем выступает имя богатейшего человека мира Джона Рокфеллера, раскрывающее господствующую в Америке власть денег, идеи наживы:

Saul Steinberg pocketed $ 60 mln when the Mike persuaded him to go away. As well as bags of money, he left with a reputation as the world's foremost «greenmailer». He is said to have boasted: «You watch! Like the Rockefellers, I'll own the world. I could even be the Jewish president» [6, с.8].

Саул Штейнберг прикарманил $ 60 млн., когда Майк уговорил его уйти. Помимо того, что взял деньги, он ушел с репутацией всемирно известного долларового вымогателя. Говорят, что он хвастался: «Вы посмотрите! Как Рокфеллеры, я буду владеть миром. Я мог бы даже быть еврейским президентом» (перевод наш).

Для англичан воплощением господствующих идей будут прецедентные имена, описывающие идеологему «твердая власть» (обилие аллюзий к английским царствующим особам и полководцам: Герцог Веллингтон, Адмирал Нельсон и т.д.), «педантичность и изощренность ума» (образ Шерлока Холмса), благородство (даже в идеале разбойника Робин Гуда), «набожность» (многочисленные библейские аллюзии). К прецедентным именам-символам, описывающим социально неодобряемое поведение, относится прецедентное имя «Al Capone»:

AIDS spread rapidly among injecting drug addicts, their lovers, and their children, while government policies restricted the availability of clean syringes that might have stemmed the epidemic. And prohibition-related violencereached unprecedented levels as a new generation of Al Capones competed for turf, killing not just one another but innocent bystanders, witnesses, and law-enforcement officials [5].

По мнению журнала «Нэшинал Ревью», современное общество должно проводить политику терпимости по отношению к неблагополучным слоям общества (преступникам, наркоманам и проч.). Аргументом в пользу этого мнения выступают вспышки насилия со стороны бесчинствующих «Аль Капоне», будоражащие страну после различных ограничительных законодательных актов [5].

2)  Функция передачи прецедентными именами специфики национально-культурного менталитета.

Публицистический стиль прибегает к помощи таких прецедентных имён, у которых в смысловой стороне акцентируется внимание на национально-культурный компонент значения. Язык всегда считался определяющей характеристикой народа, ещё Пифагор «для познания нравов какого ни есть народа» рекомендовал, в первую очередь, познать его язык [1, с. 64–72]. Особый интерес к данной теме можно увидеть в трудах В. фон Гумбольдта и А.А. Потебни. В наши дни он стал результатом появления молодой отрасли этнолингвистики – лингвокультурологии.

Одним из ключевых образов, раскрывающих менталитет англичан, служит образ Джона Булля, сопровождающийся негативными коннотациями:

Even though he dutifully paid his respects to the cradle of liberty in Faneuil Hall, he encountered also a certain amount of hostility, for Britain was not forgiven its recent devious part in the Civil War, and there existed a stereotype of John Bull just as grossly over-simplified as that of Uncle Sam. But Charles quite plainly did not fit that stereotype; he proclaimed that he saw very well the justice of the War of Independence, he admired Boston as the center of American learning, of the Anti-Slavery Movement, and countless other things [4, с. 71].

Джон Булль – символ типичного англичанина, сошедший с карикатуры писателя Джона Арбатнота в 1712 году. Высокий рост и дородность Джона Булля символизируют имперские замашки Англии, долгие годы остававшейся колониальной державой. Как всякий стереотип, Джон Булль получил упрощенное толкование в широких кругах народных масс, закрепив за собой негативные черты (Англия и англичане – как властолюбивая нация). Такой же процесс опрощения прошел и символ Америки «Дядюшка Сэм» (описывается в виде пожилого мужчины с поседевшей козлиной бородкой, в цилиндре и костюме на котором расположены звезды и полосы флага США; символ правительства Соединенных Штатов Америки и американской демократии), но, в отличие от стереотипа английского Джона Булля, «Дядюшка Сэм» передавал преувеличенно положительный образ американцев. Чарльз, герой романа Дж. Фаулза «Женщина французского лейтенанта», приехав в Америку, с досадой понимает, что негативное отношение к нему американцев вызвано влиянием грубого стереотипа в лице Джона Булля. Неслучайно упоминание Бостона, города, где началось восстание за независимость Америки против гнёта английской короны.

Очевидно, что народ, культура и язык тесно взаимосвязаны и образуют место сопряжения, духовного, физического и социального Я личности.

3)    Эвфемистическая функция.

В публицистических текстах прецедентные имена часто употребляются в статьях на политическую тематику, где важен дипломатический такт, эзопов язык для описания конфликтных ситуаций, событий, которые могут спровоцировать конфронтацию. В силу природы аллюзии как скрытого намёка, прецедентные имена, выполняя эвфемистическую функцию, помогают смягчить высказывание, передавая также необходимые эмоции. В данной функции прецедентные имена служат дипломатическим целям выражения негативного отношения в завуалированной форме:

As China marked the centenary of his birth last week, proliferations of Mao memorabilia confirmed that he remains in important ways the center of the country's moral universe. Thinking of what China might have become without him is, well, thinkable perhaps, but futile. He was its Washington and Jefferson, Rousseau and Robespierre, Lenin and Stalin rolled into one. Honouring his memory continues to be the touchstone of legitimacy among all contenders for power [8, с. 33].

Упоминаемые парные прецедентные имена «Washington and Jefferson», «Rousseau and Robespierre», «Lenin and Stalin» используются имплицитно. Читатель при декодировании имплицитного намёка опирается на наиболее обобщённый образ мировых вождей: «Washington and Jefferson» – основоположники государственности, «Rousseau and Robespierre» – реформаторы, «Lenin and Stalin» – диктаторы. Хотя все три пары прецедентных имён отсылают к образам лидера государства, каждую из прецедентных пар объединяет дополнительный семантический множитель, противопоставляющий данную пару вождей остальным. В результате анализа взаимодействующих прецедентных имён, мы получаем образ китайского вождя, склеенный из уже имеющихся представлений: лидер, выступившей в роли консолидатора страны, реформатора, но, к сожалению, проявивший склонность к диктату. Таким образом, расположенные в заданной последовательности, данные прецедентные имена иносказательно очерчивают вехи политической карьеры китайского диктатора, причем последняя пара прецедентных имён, отсылающая к лидерам бывшего СССР, служит завуалированным осуждением политики Мао.

4)  Полемическая функция.

Такая функция связана с созданием эффекта иронии при столкновении «высоких» образов-цитат с бытовым или иным – «сниженным» – контекстным окружением. Равным образом эффект иронии создаётся и сталкиванием цитат из источников, стилистически и мировоззренчески противопоставляемых. [2]

Например:

But Herbert Bodenschatz of Munich came up with the most scathing comparison, one aimed at the magazine's decision to name Gingrich the Speaker. Bodenschatz wrote that our choice was «the most remarkable nomination since Roman emperor Caligula decided to name his horse a Consul» [5].

На предложение журнала «Тайм» выдвинуть кандидатуру политика Гингриха в номинацию «Спикера года» один из читателей отреагировал довольно саркастически, напомнив о решении древнеримского императора Калигулы не только дать своей лошади кличку «Консул», но и номинировать ее на эту должность.

В следующем примере сопоставление патетических усилий Тони Блэра, стремящегося утвердить себя в образе героя-борца с консерватизмом, с популярным киноперсонажем Люком Скайуокером из киноэпопеи «Звёздные войны», ведущим схватку с силами зла в лице Дарта Вейдера, помогает создать яркий иронический эффект:

In fighting what he likes to call the "forces of conservatism" as if he were Luke Skywalker battling with Darth Vader, Tony Blair, imagines himself to be on some sort of crusade [7, с. 18].

Здесь иронический эффект является результатом рассогласования сопоставляемых сфер. Сравниваются высокопоставленный политик и герой развлекательной киноиндустрии.

Таким образом, прецедентные имена – являются элементом нашей культуры. Они составляют память народов. Данная национально-культурная память представляет собой ценные факты, эмоции, сведения, источник из которого мы в нашей повседневной жизни, быту, берём информацию для ответа на заветные вопросы: кем мы являемся, откуда появись мы и куда движемся; чем довольны в вчерашнем и сегодняшнем, чего не хотим вспоминать; как все получилось именно таким образом; на худой конец – для чего это нужно? Ведь это не летопись, а представление прошлого в современной нашей мысли и то, как оно представляется современным человеком. Понимание национально-прецедентных феноменов указывает на близость к данному временному отрезку и её культурность.

 

Литература:

1.             Воркачев, С.Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании [Текст] / С.Г. Воркачев // Филологические науки. – 2001. - № 1. – С. 64 – 72.

2.             Гудков, Д.Б. Прецедентные феномены в языковом сознании и межкультурной коммуникации: автореф. дис.д-ра филол. наук [Текст] / Д.Б. Гудков – М., 1999. – С. 2.

3.             Философский словарь / [Текст] - Под ред. И.Т.Фролова. – М.: Политиздат, 1991. – 560 с.

4.             Fowles J. The French Lieutenant's Woman [Текст] / J.Fowles – Bungay, Suffolk: Triad Paper Backs Ltd. (The Chaucer Press), 1977. – 399 p. – С. 71.

5.             National Review [Текст] – 1996. – № 2.

6.             The Guardian. Saturday Review [Текст] - July 2000. – С. 8

7.             The Guardian. Saturday Review [Текст] - July 2000. – С. 18

8.             Time [Текст] – Dec. 2001. – С. 33

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle