Библиографическое описание:

Котова А. И., Денисенко В. В. Юридификация как проблема правового регулирования // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 858-860.

Ключевые слова: юридификация, переизбыток права, правовое регулирование, аутопоэсис, косвенное правовое регулирование, бюрократизация, первичные нормы, вторичные нормы.

 

Государство все сильнее «пускает корни» в общественные отношения, стремится урегулировать как можно больше областей жизни своих граждан. Расширение поля правового регулирования — тенденция, присущая не только Российской Федерации, но и большинству развитых стран мира. Актуальность заявленной темы обусловлена тем, что обилие правовых актов в российской правовой системе затрудняет не только нормотворческую, но и правоприменительную деятельность, а в отечественной науке практически отсутствуют фундаментальные исследования природы юридификации.

В целях наиболее наглядного представления заявленной темы остановимся на следующих основных моментах:

Сам термин «юридификация» имеет немецкое происхождение. О. Кирххаймер первым предложил использование термина «verrechtlichung» (буквально — «легализация»), который позднее был переведен на английский язык как «juridification» («юридификация»). Важное значение имеет тот факт, что в российской правовой науке термин «юридификация» появился относительно недавно, а потому в научных кругах имеет место дискуссия относительно понятия и значения юридификации для общества и государства.

Юридификация общества — порождение государства благоденствия. Концепция государства благоденствия заключается в том, что попечение государства распространяется на все сферы жизни общества. Такое государство — даже больше, чем «ночной сторож» и даже партнер, оно — опекун, гарант, защитник, оценщик и контролёр [1, c. 16]. Если в классическом либерализме говорят о «невидимой руке» рынка, регулирующей экономические процессы, то в данном случае можно отметить, по словам Н. Бусовой, «видимую лапу» государства, которое вмешивается в рыночные процессы с тем, чтобы ограничить власть рынка [2, c. 53].

Особое внимание заслуживает точка зрения, согласно которой юридификацию можно рассматривать в широком смысле и в узком.

В широком смысле под юридификацией понимают действия государства по правовому регулированию общественных отношений, которые до этого не были легально упорядочены. Например, как отмечает Т. Я. Хабриева, на современном этапе в России юридификация охватывает как новые явления (генная инженерия, биотехнологии, социальные интернет-услуги и т. д.), так и давно существующие, но не регулируемые правом семейные, жилищные и иные отношения [3, c. 7].

В науке резонно возникает вопрос о соотношении понятий «правовое регулирование» и «юридификация». Стоит обратить внимание на позицию В. Ю. Скоробогатова [4, c. 98]: правовое регулирование является более широким понятием, включающим в себя юридификацию. То есть любая сфера общественных отношений, которая в дальнейшем попала под правовое регулирование, изначально была юридифицирована. Как пример можно привести Англию, где долгое время сфера «ночной жизни» не регулировалась, но со временем клубная индустрия превратилась в целую отрасль экономики и впоследствии деятельность организаций, работающих в этой области, была лицензирована государством.

Юридификация может осуществляться как экстенсивным путём (расширение поля правового регулирования — экспансия), так и интенсивным путём (детализация действующего законодательства). Оба пути имеют большое значение в условиях современного быстро развивающегося мира, где ежемгновенно появляются новые отношения, новые связи, новые технологии. Стоит отметить появление в связи с юридификацией новых типов нормативно-правовых актов (например, административные регламенты в России).

В процессе юридификации появляются новые субъекты правоотношений, наделенные правами, обязанностями и несущие ответственность за свои действия (бездействие); определяются органы власти, уполномоченные на совершение определенных юридически значимых действий в регулируемой сфере; определяется процедура привлечения ответственности за нарушение установленных государством правил. Юридификация оказывает влияние и на характер коммуникации между гражданином и государством — появляется возможность обращения к правовой системе с запросом. Происходит постепенное увеличение доступа к правовым средствам с целью разрешения юридических споров.

Следует согласиться с мнением В. В. Денисенко [5, c. 57], отмечающего положительные стороны юридификации:

-        — Правовое регулирование позволяет реализовать государству свою социальную функцию — обеспечение социальной защищенности граждан и нормальные условия жизни для всех членов общества; предупреждение и преодоление различных социальных конфликтов. В российской правовой системе данный аспект реализуется в соответствии со ст. 7 ч. 1 Конституции Российской Федерации [6], устанавливающей, что Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

-        — Расширение сферы действия права связано с обеспечением гарантий прав человека в современный период и увеличением свободы личности. Ю. Хабермас одной из главных тенденций развития современного права называет расширение сферы реализации конституционных принципов, которые постоянно привносятся в новые сферы общественных отношений. В соответствии с принципом равенства расширяется сфера защищаемых в судебном порядке интересов. Происходит признание основных прав: ребёнка перед родителями, жены перед мужем и т. д.

Юридификация в узком смысле — избыточное правовое регулирование. У юридификации в таком понимании есть большое количество нелицеприятных синонимов: «правовое загрязнение», «неконтролируемое размножение правовых норм», «ползучий легализм», «правовой взрыв», «наводнение норм», а также, по словам Ю. Хабермаса, «колонизация жизненного мира» [7, c. 356–373].

Юридификация в рассматриваемом узком смысле представляет собой перенапряжение правовой системы, причиной которого является дисбаланс между первичными и вторичными нормами. В правовой концепции Г. Л. А. Харта под первичными правилами понимаются правила, непосредственно регулирующие поведение людей («касаются действий, состоящих в физических движениях или изменениях» [8, c. 85–104]), а вторичные нормы оказываются в некотором роде паразитическими по отношению к первым, ибо они позволяют людям путем совершения определенных действий ввести новые правила первого типа, удалить или изменить старые или различными способами изменить сферу их применимости и установить контроль над их исполнением. По мнению Г. В. Мальцева, нормативная «инфляция» возникает в результате неудачного образования вторичных норм, просчетов законодателей, которые увлекаются излишней детализацией, игнорируют самоочевидность некоторых положений, не могут избежать соблазна наставлять, инструктировать людей по всяким поводам вплоть до мелочей [9, c. 745].

Суть юридификации в узком понимании не сводится лишь к разрастанию права, но также к последствиям избытка права — его неэффективности либо разрушительной силе.

Примером неэффективности по Тойнберу служит ситуация с антитрестовским законом в Германии. Частые поправки делают невозможным доктринальный анализ закона, а юристы в такой ситуации не имеют ориентиров в применении закона, хотя бы в виде каких-то общих принципов. Как выразился один из критиков, такой плод законотворчества представляет собой роман, а не действующий закон [10, c. 22].

В качестве примера разрушительного воздействия права на регулируемую сферу общественных отношений Н. Бусова [2, c. 54] приводит программы по оказанию социальной помощи. В этом случае право вторгается в «жизненный мир», привнося в него собственные критерии и образцы организации. Многообразие индивидуальной жизни подвергается «насильственному абстрагированию», что ведет к снижению активности людей в оказании взаимопомощи друг другу. Н. Бусова подчеркивает, что гражданам довольно сложно ориентироваться в запутанной системе законов, а потому они не только не могут воспользоваться своими правами, но и испытывают бессилие и страх перед этой системой.

В теории Н. Луманом и его сторонниками разработана концепция, объясняющая данные провалы в регулировании и способах их нейтрализации. Данная концепция носит название аутопоэсиса. Суть заключается в том, что в современном обществе право, экономика, политика и ряд других сфер жизни являются автономными друг от друга и кризис правового регулирования объясняется невозможностью в современном обществе регуляторами одной системы регулировать другие. Решение сложившейся ситуации последователь Н. Лумана Г. Тойнбер видит в косвенном правовом регулировании. Иллюстрировать данное явление можно на примере трудового права, которое лишь устанавливает параметры для принятия сторонами решений [5, c. 60].

Что касается ситуации в России, то Т. Я. Хабриевой отмечается излишняя раздробленность законодательного регулирования субъектов РФ. Так, в сфере образования некоторые субъекты РФ приняли по пять-шесть законов, но их содержание сводится в основном к нескольким небольшим по объему статьям, что не дает существенного эффекта в законодательном содействии социальному развитию. А современное развитие законодательства не сопровождается сокращением числа ведомственных актов. Например, в целях реализации Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» было отменено около 440 и вновь принято более 400 приказов Министерства образования и науки РФ [3, c. 10].

Следует признать справедливыми слова о том, что право не может взять на себя ответственность за всеобъемлющее регулирование жизни общества. Многие социальные отношения (семейные, нравственные, религиозные, творческие) в принципе не могут подвергаться правовой регламентации. Такие крайности, как детальная правовая регламентация всех сторон жизни граждан, не только не принесут никакой пользы, но и усложнят правоприменительную деятельность и излишне загрузят правовую систему. А. С. Пиголкин пишет о том, что нынешний бум законотворчества приводит к тому, что наряду с крупными основополагающими нормативными актами готовятся и принимаются сравнительно мелкие, по узким вопросам. Тенденция мелкотемья нормативных актов приводит к существенному «затовариванию» законодательного «хозяйства», его громоздкости, дублированию одних и тех же норм, расхождениям, несогласованности и пробелам действующего регулирования в регионах [11, c. 89].

Борьба с «перепроизводством» нормативных актов, их укрупнение и объединение приобретают все более актуальное значение. Следует прислушаться к словам А. С. Пиголкина о том, что нужны единые по целям и содержанию крупные акты, входящие в качестве составных частей, блоков в единую, внутренне согласованную систему законодательства [11, c. 89]. Необходима оптимизация законодательного регулирования, которая бы способствовала устранению многих дефектов законодательства и приданию ему устойчивости. Снижения бюрократизации (главной спутницы юридификации) можно добиться созданием специализированных центров, в которых по типу «одного окна» будет организован прием, оформление и выдача юридических документов, а также предоставление иных услуг. Так мы сможем минимизировать негативные проявления юридификации в современной России.

Итак, проблему юридификации необходимо рассматривать комплексно, учитывать внешние факторы, а именно то, как и в каких условиях она проводится. Сказать однозначно, является ли юридификация негативным явлением или нет, нельзя, так как она может рассматриваться не только как «переизбыток права», но и как распространение правового регулирования на новые сферы общественных отношений.

 

Литература:

 

1.                  Синченко Г. Ч. Юридификация и перформативные презумпции позитивного права // Научный вестник Омской академии МВД России. — Омск: ОНиРИО Омской академии МВД России, 2010, № 2 (37). — С. 15–19.

2.                  Бусова Н. Проблема кризиса правового регулирования в свете теории социальных систем Н.Лумана // Социология: теория, методы, маркетинг. — Киев, 2000. — № 01. — С.52–61.

3.                  Хабриева Т. Я. Основные векторы и проблемы развития социального законодательства / Т. Я. Хабриева // Журнал российского права. Москва: ИНФРА-М. V. 2. I. 8. C. 5–15.

4.                  Скоробогатов В. Ю. Саморегулирование как свойство правовой системы: дис.... кандид. юрид. наук: 12.00.01 / Скоробогатов В. Ю.; Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» — Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования.- Москва, 2013.- 186 с.

5.                  Денисенко В. В. Юридификация общества и концепции правового регулирования // Вестник Воронежского государственного университета. Сер. Право. 2008. № 2. С. 56–62.

6.                  Конституция Российской Федерации (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. — 04.08.2014. — № 31. — Ст. 4398.

7.                  Habermas J. The Theory of Communicative Action. — Cambridge, 1987. — Vol.2. — P. 356–373.

8.                  Харт Г. Л. А. Понятие права: пер. с англ. / под общ. ред. Е. В. Афонасина и С. В. Моисеева. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2007. 302 с.

9.                  Социальные основания права / Г. В. Мальцев. — Москва: Норма: Инфра-М, 2011. — 800 с.

10.              Teubner G. (ed.). The Juridification of Social Spheres: A Comparative Analyse in the Areas of Labor, Corporate, Antitrust and Social Welfare Law. — Berlin, 1987.

11.              Оформление проектов нормативных правовых актов (законодательная техника)// Проблемы правотворчества субъектов Российской Федерации: Научно-метод. пособие/ Отв. ред. А. С. Пиголкин. М., 1998. С. 272.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle