Библиографическое описание:

Мазлитдинова Д. Т. «Таманго» на узбекском языке // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 1379-1381.

This given article is about the peculiarities of the translation of one work by two interpreters from Russian into Uzbek. This is the novel of a world famous French writer Prosper Merime “Tamango” translated by A.Sharafiddinov and Nurbek.

 

Одним из способов оценки художественного перевода является сравнение нескольких переводов одного и того же произведения. Мы сравниваем и оцениваем их по отношению друг к другу, определяем лучший из них и обосновываем его превосходство. Для этого прежде всего необходимо установить творческие методы переводчиков, т. е. авторов различных вариантов перевода. Ввиду того, что каждый переводчик видит мир собственными глазами и интерпретирует оригинал по-своему, не было и нет двух совершенно одинаковых переводов одного и того же произведения. И в предлагаемом им способе воспроизведения подлинника отражается, как и в оригинальном творчестве, его мировоззрение, опыт и талант, не говоря уже об уровне его знаний как языка оригинала, так и родного языка. «Не увидеть всего этого и требовать абстрактной беспристрастности от переводчика — это не только наивно, но и нереально»1.

В 60-е годы прошлого века узбекский читатель получил возможность познакомиться с произведениями Проспера Мериме. В 1961 году Гослитиздат выпустил книжку «Таманго», куда вошли две известные новеллы Мериме — «Маттео Фальконе» и «Таманго». Их узбекский перевод с русского языка осуществил Н.Турмухамедов (Нурбек). В 1978 году издательство им. Гафура Гуляма выпустило книгу П.Мериме «Хроника царствования Карла IX». Кроме известного романа в книгу вошли многие новеллы французского писателя. Среди прочих новелл, Азад Шарафиддинов предложил узбекскому читателю свой вариант «Маттео Фальконе» и «Таманго».

Новелла «Таманго» интересен тем, что в нем в отличие от других новелл, «из скучной жизни буржуазии», создан образ героического персонажа — обманутый негритянский вождь Таманго борется за освобождение своих соплемян от рук работорговцев и погибает в этой борьбе.

Наше исследование основано на сопоставлении образов узбекских переводов новеллы «Таманго» с образами оригиналов (в нашем случае — русского варианта). Только образы раскрывают главную мысль произведения, только в них отражается единство формы и содержания как целого. Поэтому «… соответствие переводов подлиннику следует искать в сопоставлении целого с целым, в сопоставлении всей системы образов перевода со всей системой образов подлинника».2

Одним из главных образов новеллы, как было отмечено, является образ негритянского вождя Таманго. Капитан Леду, владелец судна и работорговец, встречает его на палубе «с двумя женами, несколькими палачами и надсмотрщиками». А Таманго стоял перед капитаном Леду «как гренадер на смотру перед иностранным генералом». И капитан, внимательно осмотрев его, скажет своему помощнику:

«- Вот это молодец! Я выручил бы за него не меньше тысячи экю, если бы доставил его живым и здоровым на Мартинику».3

А.Шарафиддинов правильно понял и передал смысл предложения:

«- Зап норгул экан-да! Эсон-омон Мартиникига етказиб борсам, уни камида минг экюга пуллардим».4

У Нурбека смысл искажен:

«- Бу йигитни Мартиникага сог-саломат олиб бориб берган кишига хеч булмаганда, минг экюни индамай берардим».5

Оба эти перевода сделаны с русского варианта А.Татерниковой. Если у А.Татерниковой и А.Шарафиддинова, как и у П.Мериме. Леду думает о том, что за доставку Таманго на Мартиники он может получить тысячу экю, то у НурбекаЛеду готов отдать тысячу экю тому человеку, который доставит негра живым на Мартиники.

Леду новый человек, человек капиталистического общества, в отличие от других он не боится новшества, сам изобретает. Он изобрел железную бочку для пресной воды. Под его руководством было построено специальное судно, вмещающее большое число негров.

У А.Шарафиддинова, как и в русском варианте, в своем судне капитан Леду оставляет каждому негру пространство длинной пять футов и шириной два фута, «чтобы он мог хоть немного размяться во время плавания, продолжавшегося шесть недель, а то и дольше».6 У Нурбека капитан отводит каждому негру пять футов в высоту (?!) и два в ширину — «баландлиги беш фут, эни икки фут келадиган жой».7 Если учесть, что английская мера длины фут равняется 30.5 см., то в отведенном Нурбеком пространстве невольник в течении шести недель вынужден только стоять и то не в полный рост и вряд ли достигнет берега Мартиники живым, как об этом так мечтал капитан Леду.

Русский текст в сопоставлении с текстом оригинала поражает своей художественной точностью. А узбекские переводчики П.Мериме старались каждый по-своему «выразить» подлинник. Из сопоставления двух текстов узбекского перевода мы выносим впечатление художественного, стилевого поиска у А.Шарафиддинова и стремления не упустить ни одного слова, почти ни одной запятой у Нурбека. Кроме этого Нурбек снабжает комментариями многие термины, представляющие трудность для восприятия узбекского читателя.

Переводчику, прежде чем приступить к переводу того или иного произведения, необходимо изучить не только творчество переводимого автора и литературу его страны, но и саму страну, эпоху, исторические и бытовые реалии — всю действительность, описанную в подлиннике. Также необходимы знания в области общечеловеческой истории, культуры и географии.

 

Литература:

 

1.                  Гачечиладзе Г. Художественный перевод и литературные взаимосвязи. — М., 1980.

2.                  Мериме П. Собрание сочинений в 4-х томах. — М., 1983, т.2.

3.                  Мериме П. Карл IX салтанатининг йилномаси. — Т.: Ғафур Ғулом номидаги Адабиёт ва санъат нашриёти, 1978.

4.                  Мериме П. Таманго. Ҳикоялар. — Т.: 1961.

5.                  Мериме П. Избранные новеллы. — М.: ГИХЛ, 1953.

6.                  Литературная газета. 1 ноября 1989 г.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle