Библиографическое описание:

Солонина С. Ю. Прекращение уголовного дела и прекращение уголовного преследования: соотношение понятий // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 881-883.

Статья посвящена проблемным вопросам, возникающим в ходе употребления понятий «прекращение уголовного дела» и «прекращение уголовного преследования». При этом показаны мнения и предложения иных ученых-процессуалистов. На основании которых автором было изложено собственное решение указанной проблемы.

Ключевые слова:прекращение уголовного дела, прекращение уголовного преследования, следователь, дознаватель, суд.

 

Следует отметить, что законодатель активно использует понятия «прекращение уголовного дела» и «прекращение уголовного преследования» в УПК РФ (ст. ст. 24, 25, 27, 28 и др.), но не дает им определения. В науке уголовного процесса существуют различные подходы к соотношению данных понятий.

Б. Т. Безлепкин считает, что под прекращением уголовного дела в стадии предварительного расследования понимается такое окончание следственного производства в целом, которое осуществляется в силу наличия обстоятельств, исключающих дальнейшее производство по уголовному делу, либо оснований для освобождения лица от уголовной ответственности [1]. О. В. Волынская отмечает, что рассматриваемое понятие должно содержать указания на окончание уголовно-процессуального производства (т. е. производства по делу), завершение исследования с помощью уголовно-процессуальных средств конкретного жизненного случая (созвучно с окончанием производства по делу, но не тождественно ему), выполнение технических условий делопроизводства (надлежащее оформление материалов дела и т. п.) [2, 16]. В. В. Иващенко определяет прекращение уголовного дела как решение специально уполномоченных уголовно-процессуальным законом субъектов о прекращении деятельности, инициированной вынесением постановления на основании предположения достаточной степени вероятности о наличии факта совершения преступления, направленной на достижение назначения уголовного судопроизводства, влекущее правовые последствия для участников уголовного судопроизводства, а также окончание ведения содержащего соответствующие процессуальные документы номенклатурного дела [3].

С. А. Касаткина определяет рассматриваемое понятие так: «прекращение уголовного дела (уголовного преследования), являясь одной из форм окончания предварительного расследования, означает окончание процессуальной деятельности по уголовному делу в целом или в отношении конкретного лица по решению уполномоченного должностного лица в связи с отсутствием требуемых для продолжения уголовного преследования правовых предпосылок [4]. Указанный автор не разделяет понятия «прекращение уголовного дела» и «прекращение уголовного преследования».

По нашему мнению, употребление рассматриваемых терминов в УПК РФ противоречиво. Например, ст. 25 УПК РФ имеет название «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон», но в диспозиции статьи говорится, что уполномоченное должностное лицо вправе «прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления», т. е. в отношении конкретного установленного подозреваемого или обвиняемого. В ч. 2 ст. 27 УПК РФ речь идет уже не о прекращении уголовного дела, а о прекращении уголовного преследования по основанию, указанному в ст. 25 Кодекса, а в ч. 4 ст. 27 УПК РФ законодатель предусмотрел возможность прекращения уголовного преследования в отношении конкретного подозреваемого, обвиняемого без прекращения уголовного дела.

Уголовное преследование — процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). Не вызывает сомнений, что процессуальное решение о прекращении этой деятельности вправе принять должностные лица ¾ представители стороны обвинения, осуществляющие уголовное преследование.

Более сложен другой вопрос: вправе ли суд в каких-либо случаях прекратить уголовное преследование в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления? Исходя из содержания, например, ст. 28 УПК РФ, ответ на поставленный вопрос должен быть утвердительным. Следует, однако, согласиться с тем, что суд не является субъектом прекращения уголовного преследования, так как он в принципе не вправе осуществлять уголовное преследование, поэтому в случаях, предусмотренных п. п. 3–6 ч. 1 ст. 24 и п. п. 3–6 ч. 1 ст. 27, а также ст. 28, суд прекращает не уголовное преследование, а уголовное дело (ст. ст. 239, 254) [5]. Действительно, в отличие от следователя и дознавателя суд не может ни осуществлять, ни непосредственно прекратить уголовное преследование, так как уголовное преследование — это функция не суда, а стороны обвинения (об этом прямо указано в п. 55 ст. 5 УПК РФ).

В связи с этим возникает другой вопрос: как быть суду, если по рассматриваемому им уголовному делу проходит несколько обвиняемых, причем примирились с потерпевшим лишь некоторые из них? В пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 указано, что «в случае совершения преступления несколькими лицами от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим могут быть освобождены лишь те из них, кто примирился с потерпевшим и загладил причиненный ему вред» [6]. Т. е., с точки зрения Пленума, в ст. 25 УПК РФ речь идет о прекращении уголовного дела не в целом, а только в отношении конкретного лица. Такой подход представляется верным.

Но прекращение судом уголовного дела в отношении конкретного лица, очевидно, должно влечь и прекращение уголовного преследования этого лица. Иными словами, указанное процессуальное решение суда приводит к фактическому прекращению уголовного преследования стороной обвинения. И оправдание обвиняемого, и прекращение судом уголовного дела в отношении конкретного обвиняемого влечет для стороны обвинения необходимость прекратить его. уголовное преследование.

Таким образом, если суд и может прекратить уголовное преследование, то лишь опосредованно. Сделать это непосредственно суд не вправе, так как суд не осуществляет уголовное преследование. Что касается ст. 28 УПК РФ, в которой говорится о праве суда прекратить уголовное преследование в отношении лица, то это, вероятно, является недостатком законодательной техники.

И «прекращение уголовного преследования лица», и «прекращение уголовного дела в отношении лица» являются процессуальными формами освобождения от уголовной ответственности. Следователь (дознаватель) в досудебном производстве освобождает конкретного обвиняемого от уголовной ответственности в форме прекращения уголовного преследования, а суд в судебном производстве — в форме прекращения уголовного дела. А. В. Ендольцева справедливо отмечает, что выбор той или иной формы зависит от: 1) стадии, на которой принимается решение; 2) необходимости продолжения процессуальной деятельности в отношении других преступлений или других лиц либо отсутствием такой необходимости; 3) особенностей некоторых оснований освобождения от уголовной ответственности; 4) специфики уполномоченного на принятие такого решения субъекта [7].

С учетом изложенного термином «прекращение уголовного дела» правильнее обозначать не только прекращение производства по уголовному делу в целом, но и прекращение судом уголовного дела в отношении конкретного лица, которое влечет с необходимостью и прекращение уголовного преследования этого лица.

 

Литература:

 

1.         Безлепкин Б. Т. Краткое пособие для следователя и дознавателя // URL: http://www.consultant.ru/popular (дата обращения: 07.03.2015 г.).

2.         Волынская О. В.Некоторые подходы к формулированию понятия «прекращение уголовного дела» //Российский следователь. — 2006. — № 3. — С. 16.

3.         Иващенко В. В. Определение понятия «прекращение уголовного дела» как формы окончания предварительного расследования по уголовным делам. //Общество и право. ¾ 2009. ¾ № 2 // URL: http://www.consultant.ru/popular (дата обращения: 10.03.2015 г.).

4.         Касаткина С. А. Признание обвиняемого: монография // URL: http://www.consultant.ru/popular (дата обращения: 07.03.2015 г.).

5.         Смирнов А. В., Калиновский К. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под общ. ред. А. В. Смирнова // СПС КонсультантПлюс. 2012.

6.         О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 г. № 19 [Электронный ресурс]. ¾ URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_148355 (дата обращения: 10.03.2015).

7.         Ендольцева А. В. Институт освобождения от уголовной ответственности: теоретические, законодательные и правоприменительные проблемы: дис. … канд. юрид. наук: 12.00.08. ¾ М., 2005. ¾ URL: http://lawtheses.com/institut-osvobozhdeniya-ot-ugolovnoy-otvetstvennosti-teoreticheskie-zakonodatelnye-i-pravoprimenitelnye-problemy (дата обращения: 23.03.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle