Библиографическое описание:

Камышин А. С. Властные элиты в рискогенном обществе // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 1470-1472.

Современное общество за последнее время сильно изменилось, и эти изменения коснулись всех сторон его жизни. В системе социальных отношений образуются неизвестные ранние риски, которые приобретают формы глобальных рисков. Глобализация осуществляется через развитие высоких технологий и зависимости одних систем от других. Глобальная коммуникация превращает мир в «большую деревню», где существует единое информационное и смысловое пространство [4, с. 4]. Риски — именно, риск несущий глобальную угрозу, — становиться неотъемлемой часть жизни. А современное общество все чаще называют обществом риска. То есть, обществом, где риски становятся его движущей силой.

Институты властных элит, в современном обществе также подвержены серьёзным переменам.

Первое изменение, которое сразу же бросается в глаза, это десакрализация правящего меньшинства. В развитых государствах этот процесс особенно заметен. Властные элиты в обществе риска претерпевают серьёзное изменение в восприятии основной массы людей. Покров таинственности, избранности элит существовавший в традиционном обществе, сегодня исчезает. Правящая группа на протяжении всей истории пыталась утвердить в сознание людей, что управление государством это чрезвычайно трудное дело, являющееся уделом избранных. Покровом таинственности элита старалось всегда окружать свои действия. Такое положение вещей неизменно позволяло поддерживать стабильность в обществе, его устойчивость и позволяло ему двигаться вперёд.

Но сегодня, в транзитивном обществе, при развитии средств массовой информации, Интернета, вовлечённости огромного числа людей в политический процесс, ареол таинственности больше не может окружать властное меньшинство. Его деятельность подвергается серьёзной переоценки и становится достоянием всего общества. В восприятии людей исчезло очарование властной элиты, ослаб её авторитет.

Современная элита больше не представляет собой единую сословную группу, которая своё доминирование объясняет устоявшимися традициями или мистическим предопределением. Сегодняшняя элита вынуждена апеллировать к рациональности. Опираться в своих действиях на законы. Она лишается своей «элитарности», «богоизбранности», замкнутости и непогрешимости. Решения политиков, глав государства, теперь оспариваются и публично высмеиваются. Разумеется, и раньше короли и императоры, а также и их окружение становились объектами шуток и сатиры, но не в таких масштабах как сейчас. В открытом обществе практически нет механизмов, способных сдержать критиков. С развитием технологий, Интернета, все неверные шаги политиков, все их промахи, становится моментально известными избирателям. Если раньше, критики, это как правило, небольшая группа, то сегодня исчезает и «элитарность» критики. В Интернете, в социальных сетях, любой желающей может оскорбить, высмеять, какого-либо политика или найти компрометирующей материал с разоблачением на любого из них. Таким образом, девальвируется сама элитарность управления. Теперь государственный чиновник, не сиятельный вельможа, зависящий только от воли государя, а наёмный менеджер, отвечающий перед своим избирателем. Развитие демократических институтов приводит к изменению акцентов политиков. Теперь для них важно, прежде всего, заручиться поддержкой электората. Тем самым, зачастую, меняется и качество принимаемых политиками решений, которые, теперь принимаются с оглядкой на массового избирателя. Зачастую эти решения либо несут на себе немалую популистскую составляющую, либо правящая элита стремиться уйти от личной ответственности, разделить её с кем-либо или, в идеале, угодить всем.

Очень часто смещаются акценты с действительно важных проблем на менее значительные. Современные правящие круги, как никогда отличаются от прошлой элиты своей трусливостью, и ярко выраженной инфантильностью. В современном обществе происходит измельчание правящего меньшинства. На смену выдающимся государственным деятелям, таким, какими были, к примеру, Уинстон Черчилль или Шарль де Голль, приходит образованная посредственность, заполняющая собой все институты власти. Историческое развитие подтвердило правоту утверждение Заратустры Ницше, о том, что земля «стала маленькой, и по ней прыгает последний человек, делающий всё маленьким. Его род неистребим, как земная блоха; последний человек живет дольше всех». [3, с. 11]

В обществе риска, несмотря на измельчание элиты, решения, которые она принимает, носят глобальный характер. Таким образом, последствия от её деятельности более значительны, чем последствия от деятельности элит прошлого. Примером могут служить современные войны. Никогда ещё война не могла быть столь разрушительной и смертоносной для человечества в целом. Применять или не применять оружие массового поражения всецело зависит от правящего меньшинства. Тоже самое касается и решения глобальных экологических проблем.

Теперь проблемой является не то, как природа воздействует на жизнь человека, а то, какое влияние сегодня люди оказывают на окружающий мир. Эти перемены обозначили новые риски, с которыми глобальному обществу приходится сталкиваться сейчас. Как замечает Э. Гор, он пришёл к «более глубокому пониманию самого устрашающего факта из всех, с какими нам пришлось столкнуться в наш век: цивилизация способна уничтожить самое себя». [2, с. 13]

Стремительное развитие науки приносит в деятельность властвующей элиты всё больше и больше рационального начала. Идеология, своеобразие традиций вытесняется экономикой, экономической необходимостью. Так элита многих стран с радостью согласилась бы затормозить научную деятельность, запретить Интернет, свободный выезд и многое другое, но боязнь утраты влияния в глобальном мире, боязнь стать страной изгоем, и, в конце концов, отстать от других государств в своём развитие, удерживает их от этого.

Сейчас элитам при принятии решений всё чаще приходиться обращаться за поддержкой к экспертному сообществу. А научные заключения зачастую становятся определяющими при принятии решений политиками. Так заключение экспертов о наличии химического и бактериологического оружия у какой-либо из стран изгоев может послужить поводом для начала войны. Ещё один пример может быть связан с утверждениями ученых об опасности глобального потепления, которое, теперь элита не может игнорировать.

Эксперты теперь не только входят в элиту, но и становятся политическими, экономическими и культурными создателями мифов. «При этом в отличие от древней жреческой власти власть экспертократии строится не на утаивании информации, а на спекуляции ее открытостью. В отличие от древнего сакрального знания ценность (потребительская стоимость) современной информации связана не с вечным пребыванием, а с ничем ни сдерживаемым становлением. В отличие от идей и представлений информация представляет собой структурную единицу не статичного, а меняющегося и преодолевающего самоё себя бытия.

Власть экспертократии основана на повышении пластичности мира, получаемая ею прибавочная стоимость связана с аккумулированием возможностей от спроса на изменения и риски. Полученные и присвоенные таким образом возможности именуются на экспертократическом языке «инновациями»». [1, с. 9.] Развитие высоких технологий с одной стороны ставит властные элиты в зависимость от избирателей и не позволяет многое утаить, но с другой, даёт ей возможность манипулировать общественным мнением в невиданных ранее масштабах, выдумывать несуществующие проблемы и успешно их решать, искажать действительность как им выгодно. Современные технологии открывают поистине безграничные возможности для правящего класса. Теперь, если то или иное событие не визуализируется, не появляется на экранах телевизора или монитора компьютера, то его просто напросто не существует для основной массы людей.

Глобализация и развитие образования изменяет и социальный состав избирателей. Эти изменения заставляют и правящую элиту подстраиваться под них. Рост населения городов, занятость большинства населения в сфере услуг, предписывают и элите ориентироваться на их интересы.

Избиратель общества риска, это не избиратель первой половины XX века, у него другие запросы и другое представление о том какой должна быть власть. Поэтому, и современному правящему классу приходиться подстраиваться под их ожидания.

На первый план выходят проблемы субъекта, экологические проблемы и вопросы безопасности. Элита теряет не только свою аристократичность, обособленность, но и масштабность своих замыслов. Теперь всё скромнее. Её цель на сегодня, это удовлетворять запросы избирателей. А для этого не нужны амбициозные, самостоятельные, «хищнические» натуры. Теперь общество нуждается в обыкновенных людях, в узких специалистах, наёмных менеджерах, которые не будут выходить за приделы своих компетенций.

В обществе риска правящая элита направляет немалые усилия на борьбу с всевозможными глобальными опасностями, однако, в тоже время, во всех её действиях потенциально скрываются не меньшие риски для жизни общества. Но, даже когда, она пытается уйти от принятия тех или иных решений, снять с себя ответственность, она не может избежать рисков.

Современное общество — это общество глобальных рисков, которые пытается минимизировать правящая элита, состоящая из образованной посредственности. И насколько это у неё получится, покажет время.        

 

Литература:

 

1.      Ашкеров А. Экспертократия. Управление знаниями. М., 2009. С. 9..

2.      Гор Э. Земля на чаше весов. Экология и человеческий дух. М., 1993. С. 13.

3.      Ницше Ф. Так говорил Заратустра //Сочинения: В 2 т. Т. 2. С. 11

4.      Федотова В. Г. Факторы ценностных изменений на Западе и в России // Вопросы философии. 2005. № 11. С. 4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle