Библиографическое описание:

Косяшников С. А. «Отдавай-ка родимую…» // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 923-930.

Песня — это не исторический документ. Это всего-навсего музыкальное произведение. Просто такая получилась рифма поэтическая…

Н. Расторгуев

Все чаще вспоминают Екатерину II и договор о сдаче Аляски в аренду. Это свидетельствует о том, что великое множество людей подвержено влиянию исторических мифов. Тема исторического мифотворчества в целом и, связанного с продажей Аляски в частности, обширна и познавательна. Она заслуживает отдельного научного труда. Но, в данном случае, интересен не столько процесс сотворения, сколько достоверность мифа. Продана, или сдана в аренду на сто лет? Что стало причиной сделки, и кто был ее участником? Кто ее открыл, освоил и признал частью империи? Имеет ли Российская Федерация основания для территориальных претензий к США?

История России, в большинстве случаев, рассматривается, как история ее европейской части. Хотя, освоение Сибири, Камчатки и Дальнего Востока не менее интересны. Борьба со стихией, мелкие стычки и серьезные войны с осадами крепостей, уничтожение целых государств и создание великой империи. Только связав воедино события, происходящие в европейской, азиатской и американской частях России, можно получить более или менее ясную картину произошедшего в те времена.

Предполагается, что первыми европейцами, увидевшими берега Аляски, были участники экспедиции Семёна Дежнёва в 1648 году. В это время в Москве бушевал соляной бунт, на братской Украине атаман Богдан Хмельницкий поднял восстание против Польского гнета, начиналась церковная реформа патриарха Никона. Стоит ли говорить о том, что факт открытия остался просто фактом.

Петр Великий уделял внимание Сибири ее изучению и освоению, но взор и помыслы его несоразмерно больше были обращены к Европе. Только после смерти императора завершились два больших проекта; проложен Сибирский тракт (1730 г.) и состоялась Северная экспедиция Чирикова и Беринга (1740 г.) В ходе этой экспедиции был основан Петропавловский острог и исследовано побережье Камчатки, Чукотки и островов между ними. Лишь в 1772 году (время царствования Екатерины II) на Алеутской Уналашке было основано первое русское поселение и в 1791 году форт св. Николая уже на континенте. Почти полтора века понадобилось на пересечение пролива. Этот факт говорит о многом. В первую очередь, об отсутствии необходимости продвижения. Первопроходцами двигал чисто исследовательский интерес. Промышленникам, в течение этого времени, вполне хватало сибирских ресурсов. Лишь когда потребность в пушнине превысила возможности Сибири и Дальнего Востока, возникла необходимость дальнейшего продвижения вдаль от материковой части на острова и непосредственно на Аляску. Подобная нерасторопность вредила не только России. Испанцы два с половиной века практически не колонизировали куда более пригодные для проживания земли.

Как исторический парадокс выглядит, в этом свете, экспедиция Сальвадора Фидальго. Он проплыл все западное побережье Североамериканского континента, объявляя суверенитет Испании. 4 июля 1790 г. экспедиция встретилась с русскими, достигла крупнейшего поселения Кадъяк. 5 июля около Александровска Фидальго снова провозгласил суверенитет Испании. Затем экспедиция вернулась в Сан-Блас. Таким образом, Россия, теоретически, превратилась в захватчика испанских колоний, несмотря на то, что русские поселения уже были основаны и обжиты, а испанцы появились один раз, и никогда больше не пытались колонизировать этих земель.

Продвижение замедлялось суровым климатом. Земледелие и скотоводство, как источники продовольствия исключались, хотя попытки заняться сельским хозяйством у поселенцев не прекращались на протяжении всего периода освоения Русской Америки. Причина этих бесплодных попыток заключалась в труднодоступности. Хлеб, привезенный из аграрных районов страны, становился неоправданно дорогим. Добраться из столицы на Аляску можно было тремя путями: по суше, Сибирским трактом, северными и южными морями.

Сухопутный путь кажется наиболее оптимальным. Проходит по территории государства, прост, надежен, относительно короток. Но он имел и ряд недостатков. Распутица, явление не забытое до сих пор. Какой период, в каком регионе страны подходил для передвижения по дорогам, а какой нет, тема, достойная отдельного глубокого изучения. В данном случае, достаточно утверждения, что для нормального передвижения были пригодны меньше полгода. Кроме того, Сибирский тракт до Нерчинска шел на восток, а далее поворачивал практически обратно на запад в Кяхту. Таким образом, от Нерчинска теоретически можно было добраться речным путем (Шилка — Амур) до Сахалинского залива. Но в этом случае возникал ряд трудностей. В частности, принадлежность Амура Китаю, согласно Нерчинскому договору 1689 г. Отношения же с южным соседом были неясными, иногда откровенно враждебными, как, например, при трагической обороне Албазина. Кроме того, Амур, долгое время, считался не судоходным.

С 1738 г. Прокладывался Приленский или Якутский тракт, соединяющий Иркутск с Якутском. Дальше по Лене можно было добраться до моря Лаптевых, а там уже меньше двух с половиной тысяч километров северными морями. Кроме того, на протяжении всего пути, особенно зимой существовала проблема питания людей и корма лошадей.

Естественно на маршруте движения были станции, где осуществлялось обеспечение обоза, но трудности доставки продовольствия и материальных средств были довольно серьезные, а затраты огромные.

Иван Федорович Крузенштерн о поставках товаров на Аляску писал: «Великое отдаление и чрезвычайные в привозе всякого рода вещей затруднения, к чему употреблялось ежегодно более 4000 лошадей, возвысили цены на все даже в Охотске до крайности. Так, например, пуд ржаной муки стоил и во время дешевизны, когда в восточной Европейской России он продавался по 40 или 50 копеек, 8 рублей... Часто случалось, что по перевозке оных уже через великое расстояние были по дороге разграбляемы, и в Охотск доходила малая только часть… Но и из оного на острова и в Америку (путь) был столько же мало удобен и безопасен».

Попытки преодолеть Северный Морской Путь предпринимались неоднократно. Экспедиция Чирикова и Беринга 1740 г. Была лишь частью грандиозного проекта, состоящего из девяти отдельных экспедиций 1733–1743 гг., каждая из которых преодолевала отдельный отрезок пути, проводя исследования. В 1765–1766 гг. попытка обогнуть континент с севера на парусных судах (экспедиция В. Я. Чичагова) закончилась неудачно. Даже двойная обшивка корпусов не позволяла парусникам успешно бороться со льдами. С появлением паровых судов начался новый этап освоения Арктики, но и тут успехи сводились к частностям, не позволяя считать Северный Морской Путь пригодным для навигации.

Остаются южные морские пути. Из Черного моря в Средиземное через Босфор и Дарданеллы, которые контролировала Турция. В периоды: 1568–1570 1676–1681 1686–1700 1710–1711(13) 1735–1739 1768–1774 1787–1791 1806–1812 1828–1829 1853–1856 1877–1878 1914–1918 шли Русско-Турецкие войны, это больше чем полвека боевых действий в дюжине кампаний на протяжении трехсот пятидесяти лет.

Дальнейший путь пролегал через Гибралтар, огибая Африку а, следовательно, проходя мимо Британского Кейптауна к Индии, вдоль Китайского побережья к Японским островам и на север.

Таким образом, весь путь контролировался государствами (точнее одним государством), очень болезненно воспринимающим любое усиление влияния Российской империи. Этот факт не являлся критическим, но, бесспорно, вносил ряд серьёзных осложнений.

Сравнивать заокеанские колонии Британской Империи с Русской Аляской, прикладывая линейку к карте Мира, некорректно по нескольким причинам. Во-первых, как уже было сказано выше, сеть ключевых опорных пунктов, расположенных в стратегически важных точках, делала самую удаленную колонию доступной для королевского флота и защищенной от вражеских эскадр. Даже Наполеон, мечтая завладеть Индией, рассматривал исключительно сухопутные маршруты. Во-вторых, климат колоний позволял заниматься сельским хозяйством. Таким образом, продовольственное обеспечение ложилось на плечи самих колонистов. Что, в случае с Русской Америкой, было невозможно. Даже в наши дни Аляска является единственным штатом, где сельское хозяйство ограничено одним животноводством (разведение северных оленей). Эти факторы затрудняли и замедляли продвижение первопроходцев.

Одним из важных моментов освоения Аляски можно считать основание в1784 г. Основание форта Кадъяк экспедицией купца Г. И. Шелихова. Его промышленники приступили к налаживанию отношений с местным населением. Они же первыми углубились на территорию континентальной Америки. Построили несколько фортов, заложив, тем самым, прочную базу, для освоения новой земли. Шелихов с рядом купцов, пытались объединить несколько торговых компаний в единую негосударственную монополию, по примеру Ост-Индийской, или компании Гудзонова залива. На что получил высочайший отказ. Только после смерти великой императрицы и самого Шелихова была создана Русско–Американская Компания (РАК).

Любителей изучения истории по популярной музыке отечественных исполнителей должен заинтересовать тот факт, что Екатерина Великая скончалась, а освоение Аляски только набирало силу.

К этому моменту в прибрежных водах стали проявлять активность английские и американские торговые суда. У русских и англо-американских торговцев на Аляске был один главный источник прибыли — пушнина, мех каланов. Русские сами добывали драгоценные меха, посылая за ними партии и основывая в районах промысла постоянные укреплённые поселения. Скупка шкур у индейцев играла второстепенную роль. Прямо противоположно поступали, в силу специфики своего положения, британские и американские (бостонские) торговцы. Они периодически приходили на своих кораблях, вели активную торговлю, закупали пушнину и уходили, оставив индейцам взамен ткани, оружие, боеприпасы, спиртное.

Интересы государственные требовали добрососедских отношений, заботы и просвещения, поэтому русские купцы были ограничены запретом на торговлю спиртными напитками и огнестрельным оружием с местным населением. Эти товары особо ценились племенами тлинкитов или колошей.

В 1766 г. Екатерина II собственной рукой дописала в конце своего именного указа сибирскому губернатору Д. И. Чичерину: «Промышленникам подтвердите, чтоб они ласково и без малейшаго притеснения и обмана обходились с новыми их собратиями, тех островов жителями».

На территории поселений открывались школы и больницы. Местных жителей пытались приобщить к скотоводству, для чего привозили коров. Но, результат получался противоположным.

Русские не меняли, желанное местными жителями, спиртное, оружие и боеприпасы, в огромных количествах добывали их пушнину, которую можно было выгодно поменять у англичан. Селились на землях предков, нарушали обычаи.

Стоит добавить, что основная часть промышленников состояла из присягнувших алеутов. Воинственные Тлинкиты относились с презрением ко всем соседям, а с алеутами имели давние, по большей части, враждебные отношения. Теперь же, под покровительством Компании наемные алеуты вспоминали былые притеснения и, временами, творили бесчинства.

Тлинкитская враждебность к Русским, охотно подогревалась их англо-американскими конкурентами. Ежегодно около пятнадцати иностранных судов вывозили из владений РАК 10–15 тысяч каланов, что равнялось четырехлетнему русскому промыслу. Усиление русского присутствия грозило им лишением прибылей.

Малая численность русского населения также играла не последнюю роль, но об увеличении этого процента не могло быть и речи. Добровольно заселять эти суровые земли желающих не находилось, а помощь от государства в виде вынужденных переселенцев (направленных и ссыльных) растворялась в бескрайних просторах Сибири. Где также катастрофически не хватало населения.

Причин для начала войны было достаточно. В ночь на 21 июня 1792 произошло первое столкновение. Вопреки расхожему мнению, тлинкиты были прекрасно вооружены английскими ружьями, в том числе армейскими, и даже пушками. Перед боем они облачались в комбинированные деревянно-кожаные доспехи, эффективные не только против холодного (используемого всеми армиями мира), но и против огнестрельного (особенно охотничьего) оружия. Они были отлично организованы, имели свою очень действенную и хорошо отработанную тактику, кроме того, строили крепости, ничуть не уступающие русским фортам.

Александр Андреевич Баранов, первый правитель Русской Америки, глава правления РАК, исследователь и неординарный организатор, лично участвовал в схватке. Он, как никто другой, представлял возможные последствия столкновения. Баранов требовал у правления Компании присылки оружия: кольчуг или кирас, ружей армейского образца со штыками, ручных гранат и артиллерии, в том числе крупного калибра. После этого дня он, до самого конца своего пребывания в Америке, не расставался с кольчугой, носимой им под верхней одеждой.

В мае 1802 года началось мощное восстание тлинкитов. В результате нападений индейцев были уничтожены 2 русские крепости и селение в Юго-Восточной Аляске, погибло около 45 русских и более 230 туземцев (ещё приблизительно 250 из партии Демяненкова стали косвенными жертвами конфликта в Якутате). Всё это на несколько лет остановило продвижение русских в южном направлении вдоль северо-западного побережья Америки. Индейская угроза и в дальнейшем сковывала силы РАК в районе арх. Александра и не позволяла приступить к систематической колонизации Юго-Восточной Аляски.

О том, что именно бостонские купцы активно провоцировали и поддерживали тлинкитов, существует достаточное количество свидетельств, оставленных в письмах русских представителей РАК. Сомневаться в их достоверности не имеет смысла. В период 1798–1801 гг. Россия круто изменила внешнюю политику. Наполеон Бонапарт многоходовой комбинацией добился не только расположения, но и дружбы царя Павла I. Одним из жестов доброй воли было возвращение пленных из корпуса Корсакова (того самого, для спасения которого Суворов перешел через Альпы). Со всем оружием и знаменами. Заново экипированного за счет французской казны.

Результатом этих отношений стал договор о совместном походе в Индию, богатейшую британскую колонию. Казачье Войско Донское под предводительством атаманов Орлова и Платова весной 1801г двинулось в путь, в качестве авангарда армии двух империй. Англичанам было от чего нервничать.

В этот период, Британия объявляла войну и немедленно лишала всех заморских колоний любую европейскую державу, встававшую на сторону Наполеона. Так было с Данией, Голландией, Испанией.

Знаменитая продажа Луизианы, огромной территории в которую входят современные штаты Луизиана, Арканзас, Миссури, Айова, Оклахома, Канзас, Небраска, Северная Дакота, Южная Дакота, а также частично Миннесота, Нью-Мексико, Монтана, Вайоминг, Колорадо и Техас, состоялась благодаря напряженной ситуации в Европе. Испания на протяжении трех лет (с 1800г. по 1803г.) продавала Луизиану Франции. Понятно, что инициатива принадлежала Наполеону, а его успешные военно-политические действия на континенте, способствовали сделке.

Восстание рабов в Гваделупе и Сан Доминго а также эпидемия обескровили французские американские гарнизоны. Англия грозила отторгнуть любые заокеанские колонии, в США открыто рассматривался вопрос о силовом решении вопроса навигации по Миссисипи, которая протекала по Луизиане и была очень важной транспортной артерией. Все эти факторы привели к тому, что уже в мае 1803 г. был подписан договор о продаже всей Луизианы за пятнадцать миллионов долларов. Что составило семь центов за гектар.

Отчего подобного не произошло с Аляской? Во-первых, Россия была необходима Англии для войны на континенте. Причем в составе антифранцузской коалиции. Работа над этим вопросом велась очень активно и закончилась «апоплексическим ударом» Павла I и воцарением проанглийски настроенного Александра I. Захват же далекого, промерзшего, Богом забытого куска земли лишал надежды на столь необходимый Англии союз. Во-вторых, все, что входило в круг интересов Лондона находилось южнее и контролировалось компанией Гудзонова Залива. Территориальная же принадлежность Аляски купцов не смущала. Однако, им было выгодно, чтобы русские промышленники не чувствовали себя хозяевами, для этого индейские племена и вооружались. В третьих Соединенные Штаты, в этот период, уважали территориальную целостность северных соседей, и не были готовы к экспансии.

Однако, угроза аннексии была, а способов предотвратить ее нет. Царский флот ни до, ни после этого момента не мог противостоять владычице морей. Но и задачи такой перед моряками не стояло. В Балтийском море Россия успешно противостояла шведскому (не самому слабому из Европейских флотов) а в Черном море турецкому. Оба противника были вполне достойными и задачи флота соизмерялись с его возможностями.

Русские на Аляске во время тлинкитских войн инициативой не владели. За весь период вооружённых столкновений РАК предприняла лишь одно наступательное действие — знаменитый поход Баранова на Ситку в 1804 г., для осуществления которого пришлось напрячь все силы и даже использовать прибытие «Невы» под командованием Ю. Ф. Лисянского.

В 1818 г. РАК вынуждена была пойти на официальное примирение с ситкинскими кагвантанами по индейским обычаям вплоть до взаимного обмена заложниками.

Н. П. Резанов, в письме к директорам РАК от 2 июля 1807 г., не сдержавшись, взывает с неподдельным отчаянием: «Бога ради приступайте скорее к подкреплению края людьми. Испросите у Государя из Иркутского гарнизона 25 рядовых с барабанщиком и нижними чинами с одним офицером, который мог бы из сержантов заступить, ето можно, лишь бы трезвый и добрый человек был, и 25 или 30 ссыльных и отправить их сюда первым транспортом»... «Одна бомба к ним брошенная понизила б гордость народов сих, которыя выстроя из мачтового в три ряда лесу крепости и имея лучшия ружья и фалконеты считают себя непобедимыми».

Прибыв в колонию, Николай Петрович вынужден был предпринять экстренные меры для спасения жителей Аляски. Русские поселения были на грани голода, свирепствовала цинга. Нужна была срочная помощь. Резанов дает распоряжение приобрести у английского купца Вольфа судно «Юнона» с грузом продовольствия. Но его было явно недостаточно. Тогда Резанов решает идти за продовольствием в Калифорнию. Так началось знаменитое путешествие фрегата «Юнона» и тендера «Авось».

Несложно предположить, что ни в 1807 г. ни позднее, помощь оказана не была. Наполеон Бонапарт грозной поступью шагал по Европе. Русская армия терпела горькие поражения и одерживала славные победы. Выделить даже роту солдат в те страшные и славные годы не решился бы ни один здравомыслящий командующий. Кто мог думать о далекой и дикой земле, когда полумиллионная армия грозила Москве?

Тем более, что автор письма умер, так и не доехав до императора. Но, сама поездка Резанова, весь замысел кругосветного путешествия, говорил о поисках пути снабжения Аляски продовольствием и вывоза меха.

А. А. Баранов пошел дальше в смелости своих поступков. В отличие от графа Резанова, он решил не только установить торговые отношения с испанской Калифорнией, но и основать колонию в южных широтах, для снабжения продовольствием Аляски.

С этой целью было организовано несколько экспедиций под командой Ивана Кускова в 1808 и 1811 гг. В результате, в 80 верстах севернее Сан-Франциско, был основан форт Росс. Фактически территория принадлежала Испании, но на престоле сидел Карл IV, слабый и глупый человек, всецело находившийся под влиянием своей жены и ее фаворита, дона Годоя. Этим обстоятельством воспользовался император Наполеон и 23 марта 1808 г маршал Мюрат вошел в испанскую столицу. 2 мая в Мадриде вспыхнуло восстание против занявших город французских войск. Маршал Мюрат утопил это восстание в крови, началась народная война, длившаяся все время правления Наполеона.

Россия, на тот момент, разгромленная при Аустерлице и Фридланде, скованная Тильзитским мирным договором, все еще оставалась грозной и могучей. Единственной континентальной державой, способной противостоять Великому Завоевателю.

Испанцы не имели ни желания, ни возможности препятствовать основанию колонии, тем самым ухудшая отношения с Россией. Кроме того, эти земли практически не были колонизированы. Их непосредственными хозяевами выступали индейцы племени кашайа-помо, которые, после ряда переговоров, разрешили русским использовать землю для создания Росса за три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги, несколько ниток бус.

Возникшая в 1821 году Мексика также сделала несколько попыток дипломатическими методами изгнать русских из Росса, однако Кусков, заявил, что основал поселение по приказу начальства и оставить его может только по приказу. Был подписан протокол с позициями сторон, который отправили в Санкт-Петербург, где дело замяли.

Земледелие, ради которого колония и основывалась, не было особо продуктивным в Россе. Успехи были достигнуты в животноводстве: в конце 1830-х здесь было 1700 голов крупного рогатого скота, но и это не оправдывало расходов на содержание.

В 1839 году Российско-американская компания приняла решение оставить Росс и продать его. Компания Гудзонова залива не заинтересовалась предложенной ей сделкой. Правительство Мексики, продолжавшее считать землю под Россом своей, не пожелало платить за неё, ожидая, что русские просто забросят колонию. Наконец в 1841 году Росс был продан гражданину Мексики Джону Саттеру. Так закончилась очередная попытка надежно обеспечить Аляску дешевым продовольствием.

В начале 1805 года в Китай была снаряжена большая миссия во главе с сенатором графом Ю. А. Головкиным. Чрезвычайному и полномочному русскому посланнику поручалось, в числе прочего, «всеми средствами убедить китайское правительство, чтобы оное позволяло проходить по реке Амуру ежегодно, хотя нескольким судам нашим». В инструкции указывалось, что в связи со сложной ситуацией в Европе России затруднительно «отделить к китайской границе, хотя небольшой корпус войск».

«Невозможность» выделить достаточные силы и средства сохранялась длительное время. Чем пользовались наши европейские друзья, охотно снаряжая прекрасно оснащенные и подготовленные экспедиционные корпуса.

2 декабря 1823 года прозвучал серьезный сигнал опасности для Русской Аляски. Мало кто тогда услышал его. Ежегодное послание президента Джеймса Монро к Конгрессу США (позднее вошедшее в мировую историю под названием «Доктрина Монро») гласило: «Америка для американцев». Суть доктрины состояла в том, что Европа должна жить и процветать в Европе, не вмешиваясь в дела Америки, а Америка, соответственно, не должна вмешиваться в европейские дела, процветая на своем континенте. Это был ответ на попытку Священного союза (возглавляемого Россией) восстановить испанское господство над латиноамериканскими колониями, объявившими о своей независимости.

Впоследствии, используя эту доктрину, США успешно вели экспансии. Приобретение Флориды у Испании в 1819г. фактически являлось политическим отторжением. Ослабленная Испания не могла удержать своих колоний и не получила ни цента. Согласно договору Адамса — Ониса, Соединенные Штаты оплачивали лишь претензии местных жителей к Испанской короне, в общей сложности пять с половиной миллионов долларов. Присоединение Техаса, объявившего независимость от Мексики. Правда, это привело к войне с Мексикой, но закончилось присоединением целого ряда земель: штаты Калифорния, Нью-Мексико, Аризона, Невада, Юта, Колорадо и часть Вайоминга. Мексика получала пятнадцать миллионов долларов и потеряла половину своей территории. На мировой арене появился новый игрок, пока еще не самый сильный, но из тех, с кем приходится считаться. Игрок активно и успешно проводящий аннексии.

На восточных рубежах Российской империи «опиумная» война 1829–1842 гг. Англии против Китая завершилась подписанием неравноправного Нанкинского договора. Эта война, выявившая полнейшую политическую и военную слабость Цинской империи, означала, что интересы западных держав распространились на Дальний Восток. В этих условиях нерешенность Амурского вопроса в отношениях между Россией и Китаем была чревата большими и опасными осложнениями.

Существовало две точки зрения на Амурский вопрос. Мнение Горчакова и Нессельроде о том, что Амур для России лишнее, что неизмеримые дебри от Якутска до Камчатки и к Охотскому побережью являют собой границу, не требующую охранения. И противоположное мнение Руперта и Муравьева: о том, что обладание Амуром, во всяком случае, неизбежно для России, и рано или поздно оно должно осуществиться. Амур необходим для Восточного края России, как необходимы берега Балтийского моря для Западного ее края.

В этой схватке сильных мира сего далекая Аляска даже не упоминалась. В 1849 году Н. Н. Муравьев писал: «Могу сказать, что, кто будет владеть устьями Амура, тот будет владеть и Сибирью, по крайней мере до Байкала, и владеть прочно: ибо достаточно иметь устье этой реки и плавание оной под ключом, чтобы Сибирь, и более населенная и цветущая земледелием и промышленностью, оставалась неизменной данницею и поданною той державы, у которой будет этот ключ.

По мнению Муравьева: «занятие устья Амура иностранцами столь было бы пагубно для польз государства, что нам непременно должно будет выгнать оттуда силою новых пришельцев и, следовательно, объявить войну той державе, к которой они будут принадлежать, т. е. Америке, или Франции, или Англии; но нет почти никакого сомнения, что это совершится последнею».

Он оказался прав. Англия при каждом удобном случае пыталась ввести флот в устье Амура. Английские и Американские суда чувствовали себя вольготно у Российских берегов, как Дальнего Востока, так и Камчатки и, тем более, Аляски.

Российско-Американская компания выживала, после крушения надежд, связанных с фортом Росс, вопрос с продовольствием стоял очень остро. Добыча меха, при активном противодействии Тлинкитов, поддерживаемых бостонскими купцами, снизилась в разы и доходы уже не покрывали расходов. Индейцы, избрали ловкую тактику, позволявшую защищать свои промысловые угодья, формально не открывая враждебных действий против русских. Они просто распугивали каланов стрельбой, оставляя промысловые партии ни с чем. В результате, именно эта тактика, подрывавшая экономический фундамент существования Компании, и оказалась наиболее эффективной. Противостояние в проливах привело, в конечном итоге, к вытеснению из них компанейских партий.

В марте 1854 года Англия и Франция объявили войну России. Все силы и внимание императорской России с этого момента были сосредоточены на событиях, происходивших на ее южных рубежах. Дальний Восток, Аляска, отношения с Китаем — все это фактически выпадало из поля зрения российского правительства.

Еще в 1853 году Н. Н. Муравьев направил на имя генерал-адмирала великого князя Константина конфиденциальную записку, в которой изложил свое мнение по поводу начавшейся войны. Он считал, что даже совместные действия Турции и западноевропейских держав не представляют серьезной угрозы для Европейской России; «но на крайнем востоке, — отмечал Муравьев, — наше дело иное: Авачинская губа в Камчатке, устья Амура и плавание по этой реке могут быть силою отторгнуты от России. Соседний многолюдный Китай, бессильный ныне по своему невежеству, легко может сделаться опасным для нас под влиянием и руководством англичан и французов, и тогда Сибирь перестанет быть русскою; а в Сибири кроме золота важны нам пространства, достаточные для всего излишества земледельческого народонаселения Европейской России на целый век; потеря этих пространств не может вознаградиться никакими победами и завоеваниями в Европе». В тот же период он высказывает мнение о невозможности сохранения Американских владений. «…теперь, с изобретением и развитием железных дорог, более ещё, чем прежде, должно убедиться в мысли, что Северо-Американские Штаты неминуемо распространятся по всей Северной Америке, и нам нельзя не иметь в виду, что рано или поздно придется им уступить североамериканские владения наши».

К сожалению граф Муравьев оказался прав. Объединенная Англо-Французская эскадра Дэвида Прайса 7 сентября 1854 года штурмовала укрепления Петропавловска. О катастрофически низком уровне населения говорит тот факт, что прибытие транспорта «Двина» и, чудом прорвавшегося, фрегата «Аврора» увеличило количество защитников с 283 до 1013. Земляные батареи успели достроить и пополнить бортовыми орудиями.

Имея многократное преимущество в живой силе и артиллерии, англо-французская эскадра штурмовала Петропавловск. С 20 по 27 августа два мощных штурма с высадкой десанта. Две береговые батареи были уничтожены. Героизм, как и в Севастополе, стал обычным явлением. Гарнизон под командованием адмирала Завойко совершил незаслуженно забытый подвиг. Петропавловск удалось удержать. Эскадра ушла, оставив на поле боя британский флаг, десятки убитых и сотни раненных. Адмирал Прайс покончил жизнь самоубийством задолго до развязки событий. Но враги должны были вернуться. Королевский флот никогда не забывал и не прощал позора.

О том, чтобы выдержать вторичный визит союзников речи быть не могло. Укрепления разрушены, орудия выведены из строя. Боеспособных защитников было слишком мало. «Двина» и «Аврора» не могли оставаться вечно в порту.

29 декабря 1854 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев приказал камчатскому военному губернатору оставить Петропавловск и перенести свою материальную часть, а также перевести всю морскую команду и сухопутный гарнизон в Николаевск-на-Амуре.

15 мая 1855 г. неприятельская эскадра вошла в залив де-Кастри и обстреляла берег. 19 мая в Авачинскую бухту вошло 12 больших военных судов. Они убедились в том, что в городе Петропавловске и на батареях никого нет, на всякий случай бомбардировали и город без жителей, и батареи без пушек и вскоре ушли.

Как интересный факт, можно отметить, что одним из героев обороны Петропавловска был Дмитрий Петрович Максутов. Будущий губернатор Аляски. Ему выпала доля присутствовать при спуске триколора и подъёме звездно-полосатого флага.

Результаты победы на Камчатке позволяли сделать серьезные выводы. Российская Империя по-прежнему оставалась великой державой, но стал очевиден тот факт, что дальние рубежи нашего Отечества практически беззащитны.

В 1854 г. началось рождение исторического мифа. Соединенные Штаты, также предвидя оккупацию Аляски Франко-Британскими силами, предложили заключить фиктивную сделку купли-продажи Аляски. Правительство США было заинтересовано в недопущении усиления Британии на своем континенте. Договор уже был составлен, но в силу не вступил, так как Русско-американской компании удалось провести ряд удачных переговоров с компанией Гудзонова залива. Непосредственная угроза миновала, а затем закончилась и война.

Приговор Русской Америке был подписан ранее. 21 января 1853 года вступил в управление морским министерством великий князь Константин Николаевич. Он очень внимательно отнесся к докладу Муравьева-Амурского. Обладая аналитическим умом, он и сам видел, что защитить Аляску флот не в состоянии, а вопрос об ее насильственном отторжении — дело времени. Ответственность же за все заморские земли ложилась непосредственно на морского министра. Такого личного позора, тем более после провальной Крымской кампании Великий князь допустить не мог и не хотел.

Оставались чисто технические моменты. Большинство должностей в РАК занимали бывшие и действующие офицеры флота. После поражения в войне требовались деньги. Черноморский флот приходилось создавать заново, Балтийский перевооружать в срочном порядке. Требовалось привести в должное состояние линию береговой обороны, как на западе, так и на востоке. Аляска мешала морскому министерству тем, что она такая большая и далекая. Тем, что прибыли от нее нет, а затраты на ее оборону предстоят огромные. РАК уже давно получала субсидии от правительства.

Продав Аляску дружественной стране (которая, скорее всего, аннексирует ее рано или поздно), можно не только получить столь необходимые деньги, но и получить союзника на дальних рубежах. Кроме того, с помощью этого союзника можно наладить поставки продовольствия и вооружения на Камчатку.

Сложность состояла в том, что РАК принадлежали монопольные привилегии до 1862 года. В 1857 году русский посланник в Вашингтоне барон Эдуард Стекль обратился к министру иностранных дел князю Горчакову с запиской о продаже Американских колоний. Далеко не все поддерживали эту идею. Многие члены правительства высказывали сомнение в убыточности и беззащитности Русской Аляски. Аргументы приводились весьма убедительные как с одной, так и с другой стороны.

19 февраля 1861 г. Александр II подписал Манифест “О всемилостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свободных сельских обывателей” и “Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости”.

Освобождался не каждый крестьянин в отдельности, а всем миром, общиной. Поэтому помещики и государство имели отношения с общиной, которая выкупала земли и платила повинности. Так как у крестьян денег на выкуп не было, а помещики не хотели освобождать крестьян в долг, то посредником между помещиками и крестьянством выступало государство. Правительство единовременно оплатило помещикам 80 % выкупной суммы, а остальные 20 % внесла община, которая получила от правительства кредит под 6 % годовых сроком на 49 лет.

Этой, бесспорно полезной и необходимой, реформой правительство нанесло по бюджету сильнейший удар. На фоне сложного послевоенного положения, ситуация казалась очень тяжелой, армия и флот еще не закончили своего перевооружения, границы все еще были слабы. Страна отчаянно нуждалась в деньгах, и не бумажных, а настоящих, золотых.

В 1862 закончились привилегии РАК. Компания в один день лишилась четверти миллиона ежегодных субсидий и еще льгот на двести тысяч рублей серебром. Возможно, продажа и состоялась бы в том же 1862 году, но в США шла война. Вопрос был отложен до 16 декабря 1866 года, когда состоялось специальное совещание, на котором присутствовали Александр II, Великий князь Константин, министры финансов и морского министерства и российский посланник в Вашингтоне барон Эдуард Стекль. Как и следовало ожидать, все участники одобрили идею продажи. Минимальный порог был определен в пять миллионов золотом.

В марте 1867 года Стекль прибыл в Вашингтон и напомнил государственному секретарю Уильяму Сьюарду о предложениях, которые делались в прошлом о продаже Аляски. Подписание договора состоялось 30 марта 1867 года в Вашингтоне. С соблюдением всех международных норм того времени. Стоимость сделки составила 7,2 миллиона долларов золотом. 4,75 цента за гектар.

В пятницу, 18 октября 1867 года в 3:30 пополудни Аляска официально была передана Соединенным Штатам.

Позже родился придворный анекдот о том, что в договоре о купле-продаже была сделана умышленная ошибка. Писарь вместо «отдать навек» написал «отдать на век», то есть на сто лет. А, значит, можно будет вытребовать земли обратно. Разумеется это не более, чем вымысел. Договоры такого уровня не содержат орфографических и пунктуационных ошибок. Кроме того, договор был написан на английском и французском языках, а в них подобная игра слов невозможна.

Известие о продаже Аляски в 1867 г. вызвало среди тлинкитов возмущение. По их мнению, русские не имели никакого права продавать их землю, которой никогда не владели. Тем не менее, передача колоний прошла без волнений со стороны индейцев. Одной из причин тому, несомненно, было то, что первые десять лет Аляска находилась под непосредственным управлением Военного департамента США. Военные, в отличие от сотрудников РАК, реагировали быстро и жёстко.

Несколько слов о «золотой лихорадке». Джордж Кармак, Чарли Доусон и Джим Сукум нашли золото на берегах ручья Бонанза, близ реки Клондайк в августе 1896 года. Через тридцать лет после продажи Аляски. Российская империя была не в состоянии не только вести разведку ресурсов, но и просто сохранить эти земли столь долгий срок. Но этот факт меркнет перед другим, более очевидным: Граница США и Канады проходит по 141 градусу западной долготы, а Клондайк и Юкон встречаются возле городка Доусон с координатами 64 градуса Северной Широты 139 градусов 25 минут Западной долготы. Это Канада. Золотые россыпи, воспетые великим Джеком Лондоном лишь малой частью, незначительными горстями принадлежали многострадальной Аляске.

Чеки, полученные после сделки, были обменяны на золото в одном из английских банков в 1868 году. Барк «Оркни» должен был доставить долгожданный груз в Кронштадт. 16 июля 1868 года, при подходе к Петербургу судно затонуло при невыясненных обстоятельствах. Страховая компания объявила себя банкротом.

Однако в Государственном историческом Архиве РФ хранятся документы накладных: «За уступленные Северо-Американским Штатам Российские владения в Северной Америке поступило от означенных Штатов 11 362 481 р. 94 коп. Из числа 11 362 481 руб. 94 коп. израсходовано за границею на покупку принадлежностей для железных дорог: Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской и др. 10 972 238 р. 4 к. Остальные же 390 243 руб. 90 к. поступили наличными деньгами».

Все вышеизложенное позволяет сделать выводы, что Аляска действительно продана, причем сделку, при данных условиях, можно считать взаимовыгодной. А все остальное — продукт исторического мифотворчества.

 

Литература:

 

1.      Алексей Зибров Кто продал Аляску Америке

2.      Песков В. М. Как продавали Аляску

3.      Светлана Федорова Русская Америка: от первых поселений до продажи Аляски. Конец XVIII века — 1867 год

4.      И. М. Попов Россия и Китай: 300 лет на грани войны

5.      Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. — М.-Л.: 1941–1944.

6.      Гринев А. В. Характер взаимоотношений русских колонизаторов и аборигенов Аляски Вопросы истории, 2003, № 8.

7.      А. В. Зорин “РУССКО-ТЛИНКИТСКИЕ ВОЙНЫ”

8.      Бахрушин С. В. «Очерки по истории колонизации Сибири в XVI и XVII веках».

9.      А. В. Гринёв «Великий князь Константин Николаевич и продажа Аляски»

10.  Тарле Е. В. «Наполеон»

11.  www.Grandars.ru» История» Россия при Романовых

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle