Библиографическое описание:

Самсонов А. С., Куташов В. А. Анализ индивидуальных медико-социальных характеристик больных депрессивными расстройствами // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 424-427.

Депрессивные расстройства входят в группу психических расстройств и расстройств поведения, составляя в ней более 25 % [1,8, 23]. Учитывая, что в статистике федерального и регионального уровня представлена только заболеваемость населения психическими расстройствами и расстройствами поведения, был проведен детальный анализ данной группы заболеваний, позволяющий косвенно судить и о заболеваемости населения депрессивными расстройствами.

Ключевые слова: депрессивные расстройства, прогнозирование риска, профилактика.

 

Актуальность. Мониторинг депрессивных расстройств предлагается рассматривать как многоуровневую систему с выделением регионального (муниципального) и индивидуального уровней [3, 6, 7]. На региональном (муниципальном) уровнях анализируются показатели заболеваемости населения депрессивными расстройствами, деятельности и ресурсного обеспечения учреждений здравоохранения, а на индивидуальном — медико-социальные факторы риска и состояние здоровья больных депрессивными расстройствами.

При использовании многоуровневого подхода для системного анализа результатов мониторинга на каждом уровне рассмотрения требуется выбор адекватных методов статистической обработки данных, математического моделирования и принятия решений [4, 5, 9, 10].

Следует отметить, что точность полученных статистических оценок и адекватность построенных моделей существенно зависит от качества исходных данных, в связи с чем требуется разработка методики предварительной обработки данных, включающей алгоритмы, направленные на повышение достоверности исходной информационной базы [11, 16, 18, 20].

Материал и методы исследования. Объектом проводимого исследования были больные депрессивными расстройствами, прошедшие лечение на базе КУЗ ВО «Воронежский областной клинический психоневрологический диспансер». Для исследования индивидуальных факторов риска больных депрессивными расстройствами была специально разработана «Статистическая карта», охватывающая 64 медико-социальных характеристик больных депрессивными расстройствами, заполняемых ими лично и 7 пунктов, заполняемых лечащим врачом [2, 12, 13, 14, 15, 17]. Заполнение статистических карт осуществлялось на добровольной основе при приеме больных.

В соответствии с разработанной методикой интеллектуального анализа индивидуальных медико-социальных характеристик больных депрессивными расстройствами, было проведено исследование, в ходе которого были решены следующие задачи: сформирована информационная база данных, включающая информацию об индивидуальных характеристиках больных с депрессивными расстройствами (основная группа, 462 человека) и пациентов без депрессивных расстройств (контрольная группа, 476 человек); проведено сравнение индивидуальных характеристик лиц, вошедших в основную и контрольную группу; осуществлен анализ взаимосвязи исследуемых индивидуальных медико-социальных характеристик; проведен анализ значимости факторов риска развития заболевания; разработаны классификационные модели для выделения лиц с высоким риском развития депрессивных расстройств; разработаны модели для прогнозирования развития заболевания; сформированы рекомендации по совершенствованию профилактики депрессивных расстройств [19, 21, 22].

К экспертизе привлекались преподаватели кафедры психиатрии, наркологии и психотерапии института дополнительного профессионального образования ГБОУ ВПО «Воронежская государственная медицинская академия им. Н. Н. Бурденко», которые имеют стаж научной и практической работы более 5 лет. Для оценки использовалась 4-балльная шкала. На основе мнений участников экспертизы была составлена матрица ранжирования

Результаты и их обсуждение. Анализ результатов сравнения индивидуальных характеристик лиц основной и контрольной групп позволил выявить особенности характеристик больных с депрессивными расстройствами.

Так, было выявлено преобладание лиц мужского пола (54,4 % из общего числа обследованных больных). В то время как в контрольной группе мужчин было 49,6 %, а женщин — 50,4 %.

По месту проживания наибольший удельный вес составляют лица, проживающие в городах с численностью населения 100 000 человек и более (40,3 % — в основной группе и 49,6 % — в контроле); в то же время в основной группе больше лиц проживающих в небольших деревнях и хуторах (15,5 % против 8,2 % в контрольной).

В основной группе, как и в контрольной преобладают лица со средним специальным образованием (42,3 % и 43,8 % соответственно); в то же время в контрольной группе значительно больше лиц, имеющих высшее образование (40,5 % против 23,8 % в контрольной группе). Из чего следует вывод о более низком уровне образования лиц с депрессивными расстройствами.

По социальному положению в основной группе преобладают безработные (29,9 % лиц, против 7,0 % в контроле). На втором месте находятся рабочие (в основной группе — 24,3 % лиц, в контрольной — 29,7 % лиц). То есть, для лиц с депрессивными расстройствами больше всего в группе безработных и домохозяек, то есть лиц, не занятых в общественном производстве.

Физическую нагрузку на работе обследованные оценивают следующим образом: как очень тяжелую и тяжелую — 53,4 % в основной группе и 39,7 % лиц в контроле; как средней тяжести — 40,5 % в основной группе и 50,1 % в контроле; как легкая и очень легкая — 6,1 % лиц в основной группе и 10,1 % лиц в контроле. То есть, среди лиц с депрессивными расстройствами преобладает более высокий уровень физической нагрузки на рабочем месте.

По семейному положению, в контрольной группе преобладают лица, состоящие в браке (64,9 % ли против 41,1 % лиц — в основной группе), а в основной группе — холостые (33,4 % лиц против 23,8 % в контрольной), разведенные (17,7 % и 6,6 % лиц, соответственно, в основной и контрольной группах), вдовцы (вдовы) (соответственно, 7,7 % и 4,7 % лиц), что говорит о том, что депрессивные расстройства существенно зависят от семейного положения, и их значительно меньше среди лиц, состоящих в браке и имеющих детей.

Из оценки больными своих жилищно-бытовых условий видно, что 49,9 % больных проживают в неудовлетворительных жилищно-бытовых условиях, а в контрольной группе 51,1 % лиц оценивают свои жилищно-бытовые условия как «удовлетворительные».

Материальное положение оценено больными следующим образом: преобладает «неудовлетворительная» оценка (52,6 % лиц, в контрольной группе таких всего 6,7 % лиц), у 30,1 % лиц основной группы и 50,1 % лиц контрольной оценили свое материальное положение как «удовлетворительное», как «хорошее» оценили 16,3 % и 34,5 % лиц, соответственно, основной и контрольной групп и как «очень хорошее» — всего 1,0 % и 8,7 % лиц, соответственно.

В основной группе преобладают лица с длительностью сна до 7 часов (75,9 % лиц), иная закономерность характерна для контрольной группы — преобладают лица с длительностью сна 7 часов и более (84,6 % лиц). По характеру сна в основной группе 46,6 % лиц страдают бессонницей, в то время как в контрольной группе у 79,7 % лиц сон.

Среди больных депрессивными расстройствами существенно больше курящих лиц (55,5 %, против 36,3 % в контрольной группе). По приему алкоголя больные распределились следующим образом: употребляющие, практически, ежедневно — 20,0 % лиц, несколько раз в неделю — 13,6 % лиц, 1–2 раза в неделю — 14,3 % лиц, несколько раз в месяц — 15,5 % лиц, редко — 22,7 % лиц, не употребляют — 13,9 %; в контроле соответственно 0,8 %; 4 %; 8,9 %; 14,8 %; 43,6 % и 28,6 % лиц. Также в основной группе достоверно больше лиц, употребляющих наркотики (18,7 % против 4,0 % в контрольной группе).

Из оценки своего здоровья больными видно, что лица в основной группе оценивали свое здоровье следующим образом: в основном «хорошее» — 10,3 % лиц (в контроле — 47,1 % лиц), «удовлетворительное» — 54,5 % лиц (в контроле — 45,2 % лиц), «неудовлетворительное» — 35,2 % лиц (контроле — 0,6 % лиц). Согласно критерию Пирсона имеются достоверные различия между сравниваемыми группами.

Кроме того, большинство больных с депрессивным состоянием (98,2 % лиц) за последнее время не отмечали у себя психоэмоциональные расстройства. В то же время, 21,2 % лиц отмечали у себя «раздражительность», 57,1 % лиц — «быструю утомляемость», 24,6 % лиц — «ослабление памяти», 35,2 % лиц — «бессонницу», 68,4 % лиц — «депрессионные состояния», 60,6 % лиц — снижение общего самочувствия. При этом число симптомов психоэмоциональных расстройств колебалось от 1 до 5 и более у одного больного.

На фоне психоэмоциональных расстройств — 8,4 % лиц отметили у себя «уменьшение мышечной массы», 8,0 % лиц — увеличение жировой ткани, 1,5 % лиц — снижение плотности костной ткани, 4,4 % лиц — гинекомастию, 4,7 % лиц — ожирение, 7,7 % лиц — уменьшение волос на лице, 5,8 % лиц — истончение кожи, 47,8 % лиц — повышение потливости, 58,4 % лиц — отдышку, 59,3 % лиц — неуверенность в себе.

Для анализа значимости медико-социальных факторов риска развития депрессивных расстройств использовались результаты сравнения основной и контрольной группы по t-критерию Стьюдента. Так как t-статистика пропорциональна значимости различия показателей в сравниваемых группах, данная величина была принята в качестве оценки значимости соответствующих факторов риска. Основные результаты ранжирования медико-социальных факторов риска по их значимости представлены в табл. 1.

Таблица 1

Результаты ранжирования индивидуальных медико-социальных факторов риска развития депрессивных расстройств

Наименование медико-социального фактора риска*

t-статистика

Ранг

Плохой аппетит

-27,1906

1

Беспокойный сон

-25,7741

2

Неудовлетворительные внутрисемейные отношения

-20,919

3

Плохое питание

-18,1407

4

Неудовлетворительные жилищно-бытовые условия

-16,7476

5

Неудовлетворительное материальное обеспечение

-16,0585

6

Плохие условия труда

-14,3162

7

Прием алкоголя

13,8547

8

Отсутствие дневного сна

-11,5417

9

Непродолжительный ночной сон

-10,3266

10

 

Выводы: На основе разработанной методики многоуровневого мониторинга проведен анализ особенностей индивидуальных медико-социальных характеристик больных депрессивными расстройствами, позволивший выявить, что наиболее значимыми факторами депрессии являются: плохой аппетит; беспокойный сон; неудовлетворительные внутрисемейные отношения; плохое питание; неудовлетворительные жилищно-бытовые условия и материальное положение; плохие условия труда; употребление алкоголя; отсутствие дневного сна и непродолжительный ночной сон; игнорирование обращений к врачам за профилактической помощью при отсутствии заболевания; редкое пребывание на свежем воздухе; курение; редкое посещение поликлиники при хронических заболеваниях и др.

 

Литература:

 

1.         Антропов Ю. А. Основы диагностики психических расстройств / Ю. А. Антропов, А. Ю. Антропов, Н. Г. Незнанов. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. — 384 с.

2.         Балукова Е. В. Депрессия как фактор риска соматической патологии / Е. В. Балукова // Психиатрия. — 2008. — Т. 3, № 3. — С. 36–43.

3.         Болгов С. В., Куташова Л. А., Кудинова Н.Н, Чопоров О. Н. Использование методов системного анализа и моделирования для оптимизации управления медицинскими системами // Моделирование и управление процессами в здравоохранении: межвузовский сборник научных трудов. — Воронеж, 2012. — С. 90–94.

4.         Болгов С. В., Куташова Л. А., Кудинова Н. Н., Чопоров О. Н. Методы прогностического моделирования при исследовании медико-социальных систем // Управление в биомедицинских, социальных и экономических системах: межвузовский сборник научных трудов. — Воронеж, 2012. — С. 126–128.

5.         Дуплякин Е. Б. Мониторинг депрессивных расстройств у пациентов первичной медико-санитарной помощи: Автореф. канд. мед. наук. — Алматы, 2010. — 25 с.

6.         Кобринский Б. А., Зарубина Т. В. Медицинская информатика: учеб.для вузов. — М.: Издательский центр «Академия», 2009. — 192 с.

7.         Куташов В. А., А. А. Глухов, Н. А. Степанян, А. И. Рог и др. Статистика в медицинских исследованиях. Монография. Воронеж, 200 с.

8.         Куташов В. А., Куташова Л. А. Распространенность аффективных расстройств при различных хронических соматических заболеваниях // Системный анализ и управление в биомедицинских системах. Москва-Воронеж, 2006. Т. 5, № 4.- С. 727–729.

9.         Куташов В. А., Я. Е. Львович, Постникова И. В. Оптимизация диагностики и терапии аффективных расстройств при хронических заболеваниях. Монография. Воронеж, 2009. — 200 с.

10.     Медик В. А. Математическая статистика в медицине / В. А. Медик, М. С. Токмачев// Учеб. пособие. — М.: Финансы и статистика, 2007. — 800 с.

11.     Петрова М. В., Коновалова В. Н., Швырев С. Л., Разживин В. П., Сидоров К.В, Зарубина Т. В. Оценка состояния центральной гемодинамики с помощью информационной системы Интерис // Российский медицинский журнал. — 2009. — № 3. — С. 47–54.

12.     Провоторов В. М., Чернов Ю. Н., Лышова О. В., Будневский А. В. Алекситимия // Журнал неврологии и психиатрии им. C. C. Корсакова. 2000. Т. 100. № 6. С. 66–70.

13.     Провоторов В. М., Львович Я. Е., Будневский А. В. Системный анализ психосоматических соотношений в клинике внутренних болезней. Монография / Воронеж, 2001. — 176 с.

14.     Шевченко Ю. В., Швырев С. Л., Зарубина Т. В. Прогнозирование течения раннего послеоперационного периода у больных раком легкого с помощью регрессионного анализа и метода искусственных нейронных сетей. // Вестник новых медицинских технологий. — 2008. — Т. XV. № 2. — С. 145–148.

15.     Самсонов А. С., Куташов В. А., Значение коррекции тревожных и депрессивных расстройств для лечения и профилактики метаболического синдрома // Прикладные информационные аспекты медицины, 2014, Т. 17. № 1. С. 162–165.

16.     Самсонов А. С., Куташов В. А., Чопоров О. Н.. Интеллектуализация анализа распространенности и прогнозирования депрессивных расстройств на основе математического моделирования.Монография — Воронеж: ВГМА, 2014. — 211 с.

17.     Устинов А. Г., Зарубина Т. В. Методические подходы к информатизации лечебно-диагностического процесса. Информационно-измерительные и управляющие системы. № 12, т.7, 2009 г. С.23–25.

18.     Хабарова Т. Ю. Применение арт-терапии в лечении депрессивных и зависимых пациентов // Молодой ученый. — 2015. — № 4. — С. 107–111.

19.     Юнкеров В. И. Математико-статистическая обработка данных медицинских исследований / В. И. Юнкеров, С. Г. Григорьев. — СПб.: ВМедА, 2002. — 266 с.

20.     Choporov O. N. Development system for data analysis, modeling and integral estimation in medical research / O. N. Choporov, S. V. Bolgov, V. A. Kutashov // Modern informatization problems in economics and safety: Proceedings of the XVIII-th International Open Science Conference (Lorman, MS, USA, January 2013). — p. 365–367.

21.     Golbody S., Bower P., Fletcher E., et al (2006) Collaborative care for depression: a cumulative meta-analysis and review of ling-term outcomes. Arch.Intern.Med., 166, 2314–2321.

22.     Rush A. J., Trivedi M. H., Wisniewski S. R., et al (2006) Acute and long-term outcomes in depressed outpatients requiring one or several treatment steps: a STAR-D report. Am.J.Psychiatry, 163, 1905–1917.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle