Библиографическое описание:

Максимов В. В. «Мойдодыр» К. И. Чуковского: выразительный профиль текста // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 1383-1385.

В статье предпринимается опыт систематизации выразительных средств, использованных К. И. Чуковским в литературной сказке «Мойдодыр». Особое внимание уделяется тропам и моментам языковой игры, направленным на развитие творческих способностей читателя-ребенка.

Ключевые слова: литературная сказка, выразительные средства, образность.    

 

В контексте отечественного литературоведения словесность, адресованная детям, привлекает все большее внимание исследователей. Одной из актуальных проблем в данном случае является вопрос об определении выразительного профиля текста, а именно: вопрос о выделении, описании и систематизации тех выразительных средств [1], которые использует автор. Особую сложность эта проблема приобретает на материале тех произведений, которые относятся к классике «детской словесности».

Обратимся к литературной сказке К. И. Чуковского «Мойдодыр» [3]. На наш взгляд, данный текст обладает полифункциональной природой. Как известно, «Мойдодыр» был написан автором по заказу Главного санитарно-просветительского управления, которое стремилось привить молодым советским читателям нормы и правила бытового поведения. Эта задача влияла на жанр и стиль произведения, которое было призвано убеждать и учить. Действительно агитационное морализирование входило в творческую установку писателя, но только ею не исчерпывалось.

Автор создал определенный миф, в рамках которого сначала изображается ситуация хаоса, а затем состояние порядка, то есть сюжет текста исчерпывается традиционным мифологическим мотивом перехода из хаоса в порядок, с центральным мифологическим героем — Мойдодыром. В то же время эта общемифологическая ситуация у Чуковского приобретает черты конкретно-исторической и социально-бытовой конкретизации, позволяющей миф превратить в наррацию, чуть ли не «рассказ-страшилку» о бытовом казусе.

Любопытно и то, что сказка осуществляется еще и как изящное риторическое упражнение, игровое по своему характеру, а все выразительные средства направлены на формирование ряда способностей у читателя. Главными из них становятся тренировка памяти и любовь к языковой игре. Таким образом, отдельные сегменты рассматриваемого текста попадали под действие не одного, а нескольких творческих заданий (социальная пропаганда, комогонический миф, волшебная сказка, курьезная наррация, игровая риторика). Именно поэтому задача определения профиля текста приобретает открытый проблемный характер.

В ходе исследования сначала были определены такие параметры «Мойдодыра», как количество стиховых строк (160), количество знаменательных слов (307), количество тропов (80). Соотношение данных показателей позволило уточнить формальные контуры профиля текста: распределение слов по строкам — 307:160 = 1,9; соотношение строки и тропы — 160:80 = 2; соотношение слова и тропы — 307:80 = 3,8.

Можно заметить, что практически в каждой второй строке обнаруживается выразительное средство, то есть способ обогащения художественной информации. Такую стратегию можно интерпретировать не как чередование строчек с повышенной выразительностью и нейтральных строк, но на самом деле, все выглядит иначе: образность охватывает две, четыре и т. д. строки сразу в единое риторическое целое. Такая же, кратная двум, закономерность обнаруживается и по линии тропы — слова. Здесь троп распространяется в среднем на четыре слова (или минимально — два, а максимально — 6, 8). Оговоримся, что далеко не весь словесный материал используется Чуковским для создания риторической образности. Средний количественный показатель — два слова в одной строке — тоже может нарушаться в произведении. Так, можно встретить и однословные строки, и состоящие из трех, четырех и даже пяти. Колебание этого показателя связано с желанием передать темп действий, описанных в сказке.

Переходя к смысловым аспектам используемой выразительной образности, остановимся более подробно на различных тропах и на тех моментах, которые в целом отличают идеостиль К.Чуковского.

Олицетворения (персонификации) — 27 случаев: Одеяло убежало; Простыня

улетела; Подушка ускакала; Книжка бежать и вприпрыжку под кровать; Пузатый (самовар) убежал; Умывальник выбегает; Умывальник качает головой; Брюки сбежали, убежали; Умываются мышата, котята, утята, жучки, паучки; Чулки и башмаки сбежали; (Мойдодыр о себе) топну; (Мойдодыр о себе) позову; Умывальники влетят, залают, завоют, застучат ногами, окунут; (Мойдодыр) ударил и вскричал; Щетки давай тереть и приговаривать; Мыло подскочило, вцепилось, кусало; Бешеная мочалка;(Мочалка) мчится, кусает; Крокодил проходил; Крокодил ногами застучит; Брюки прыгнули; Бутерброд подскочил; Книжка и тетрадь воротились; Граматика с арифметикой пустились плясать; Мойдодыр подбежал, танцуя; Мойдодыр говорил, целуя.

Для выражения олицетворения автор использует предикативную модель существительное + глагол (одеяло убежало) и глаголы со значением моторных действий, при помощи которых автор передает картину нарастающего хаоса, движения вещей, которые разбегаются от героя-грязнули. Самая частая глагольная слоформа «бежать» встречается 8 раз. Любопытно, что 6 случаев употребления этого глагола попадает в начальный фрагмент текста, что мотивируется кругозором и восприятием героя, но с появлением Мойдодыра предикативный ряд изменяется, так как право речи передается домашнему божеству чистоты, а чуть дальше еще одному сказочному герою — Крокодилу.

Эпитеты — 20 случаев: пузатый (о самоваре), мамина спальня, кривоногий и хромой умывальник, гадкий, грязный, неумытый поросенок, Великий Умывальник, Знаменитый Мойдодыр, неумытый, медный таз, бешеная мочалка, Садовая, Сенная, Таврический сад, хороший, любимый Крокодил, неумытое лицо, нечистый трубочист, мыло душистее, полотенце пушистее, зубной порошок, густой гребешок, вечная слава.

Выразительный потенциал эпитета определяется аналитическим характером данного вида тропа [1]. В «Мойдодыре» этот потенциал не используется автором, читатель имеет дело со стершимися эпитетами (вечная слава, душистое мыло, пушистое полотенце, зубной порошок), фактами языка, но не художественной речи.

Градации — 13 случаев: убежало — улетела — ускакала, завертелось — закружилось — помчалось колесом, вертится — кружится — несется кувырком, гадкий — грязный — неумытый, мышата — котята — утята, жучки — паучки, брюки — чулки — башмаки, Великий Умывальник — Знаменитый Мойдодыр — Умывальников Начальник — Мочалок Командир, влетят — залают — завоют — застучат — головомойку дадут — в Мойку с головою окунут, подскочить — вцепиться — юлить — мылить — кусать, налечу — растопчу — проглочу, мыло душистее — полотенце пушистое — зубной порошок — густой гребешок, мыться — плескаться — купаться — нырять — кувыркаться, ушат — корыто — лохань, река — ручеек — океан — ванна — баня.

Широкое использование градаций является отличительной особенностью поэтики К. И. Чуковского. Эффективность данного средства объясняется многими факторами, среди которых далеко не последнюю роль играет характер адресата — ребенок. Градация основывается на принципе серии, но это не формальный перечень. Количественный состав градации чаще всего ограничивается 3 предметами или действиями, но следует обратить внимание и на то, что Чуковский разрабатывает большие серии, которые соотносят 5, 6 и даже 8 предметов (последний пример из списка).

Достаточно сложной проблемой становится для исследователя обнаружение семантической основы градации (усиление, ослабление, смешанный тип). Например, явно на усиление работает градация завертелось — закружилось — помчалось колесом и вертится — кружится — несется кувырком. На своеобразное ослабление рассчитана градация Великий Умывальник — Знаменитый Мойдодыр — Умывальников Начальник — Мочалок Командир. Такое положение дел можно объяснить только одной причиной, а именно установкой автора на игровое использование данного средства.

Игровой потенциал актуализирует не только саму ситуацию, о которой говорится в тексте, но и способ речи о ней. Особенно это заметно в примере влетят — залают — завоют — застучат — головомойку дадут — в Мойку с головою окунут. Данный пример интересен тем, что здесь косвенный смысл идиоматического выражения задать головомойку переводится в прямой смысл в Мойку головою окунуть. Но в произведении важны оба члена градации, а также сам игровой переход между ними. Кроме отмеченных функций, градация используется автором еще и в композиционных целях, так как позволяет связывать достаточно большие фрагменты текста в единое целое, что помогает удерживать в восприятии читателя эти фрагменты, запоминать их и воспроизводить.

Сравнения — 9: подушка, как лягушка, ускакала; пузатый убежал, как от огня; все помчалось колесом; все несется кувырком; щетки затрещали, как трещотки; мыло кусало, как оса; я помчался, как от палки; (мочалка) кусает, как волчица; мочалку, словно галку, проглотил.

Несложно заметить, что семантическая основа сравнения во всех случаях связана с действием, которое обозначается определенной глагольной словоформой. Дополнительные семантические эффекты возникают во втором примере, так как удерживается значение чай «закипел и сбежал», а не только реальное физическое моторное действие «сбежать». Иной способ обыгрывания сравнения содержится в примере 5, здесь вступает в силу фонетическая игра, аллитерация. И наконец, два случая (3 и 4) представляют собой троп, построенный по модели «творительный сравнения» (А. Потебня), связанный с мифологическим сознанием. Такое сравнение передавало значение метаморфозы, превращения предмета одного предмета в другой.

Тавтологии — 9 случаев: все кругом… закружилось, рано утром на рассвете; топну ногою; щетки затрещали, как трещотки; моем трубочиста чисто; мыло… мылило; мылом умывался; смыл с неумытого лица; нечистый трубочист.

У Чуковского большая часть тавтологий имеет отношение к центральному мифопоэтическому комплексу, выраженному словоформами «мыть» и «чистота» и определяющим переход из состояния хаоса в состояния порядка.

Подведем итоги.

Выразительный профиль «Мойдодыра», или система образных средств, используемых автором, определяется не только жанрово-стилевой природой текста (литературная сказка [2]), но и его полифункциональностью (агитация, морализаторство, миф, нарратив, риторика, игра). Эти два момента существенно влияют на достаточно высокую степень выразительности произведения. Далеко не все выразительные средства обладают одинаковым художественным статусом. Так, эпитеты и сравнения заимствуются автором из арсенала уже накопленных в культуре и языке и ставших привычными тропов. Большой оригинальностью отличаются градации и тавтологии, благодаря им, автор развивает свои приемы языковой игры, вовлекая в нее читателя-ребенка. Наконец, самая представительная часть тропов (олицетворения) актуализируется в соответствии с выбранным жанром (сказкой), но в то же время акцентирует внимание на возможностях обыгрывания семантики моторных действий.

 

Литература:

 

1.      Бройтман С. Н. Теория литературы. М.: Академия, 2007.

2.      Рассказов Ю. С. Старая сказка на новый лад. [Электронный ресурс]. Проза.ру URL: http://proza.ru/2012/04/06/1374 (Дата обращения — 10.04.2015 г.)

3.      Чуковский К. И. Мойдодыр. [Электронный ресурс]. URL: http://www.stihi-rus.ru/1/chukovskiy/14.htm (Дата обращения — 10.04.2015 г.)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle