Библиографическое описание:

Тошева Н. М., Холикова Н. Ш., Савриева Г. А. Золотошвейные изделия бухарских эмиров // Молодой ученый. — 2015. — №9. — С. 1302-1306.

В данной статье рассматриваются этапы развития золотошвейного искусства Бухары в XIX — начале XX вв. Изложены размышления о ценности изделий, выполненных в тот период руками ремесленников; нелёгких условиях, в которых эти работы выполнялись, и о том, какое по своей художественной выразительности уникальное место в ряду прочих ремесел Бухары занимает золотошвейное ремесло.

 

«Золотошвейное искусство Бухары» как один из высокоразвитых видов народного искусства Узбекистана XIX — начала XX вв. Золотое шитье более ранних времен не сохранилось. Но письменные источники сообщают о нем уже в XIV веке, а узоры и красочная палитра настенных росписей VI—VII веков нашей эры указывают на существование золотого шитья в раннем средневековье. К XIX веку золотошвейное производство сосредоточилось в столице Бухарского эмирата — Бухаре, где оно, прежде всего призвано было обслуживать эмира, дворцовую знать и высшие слои общества.

В XIX — начале XX вв. золотое шитье — зардузи — один из видов вышивального искусства — представляло специфическую особенность Бухары. В противоположность вышивкам шелками, широко бытовавшим среди различных слоев местного населения, золотое шитье — искусство, глубоко народное по своему содержанию, в силу своей пышности и дороговизны материалов носило характер официального придворного искусства, предназначенного обслуживать нужды эмирского двора и придворной знати и лишь в некоторой степени зажиточные слои городского населения. Сотни искусных потомственных мастеров-вышивальщиков были заняты изготовлением богатых золотошвейных одежд, которые являлись принадлежностью пышного придворного этикета бухарских эмиров. Почти вся золотошвейная продукция Бухары потреблялась эмирским двором, и только незначительная ее часть поступала для продажи на рынок.

Шитая золотом мужская одежда — халаты, камзолы, мундиры, шаровары, обувь, пояса, головные уборы — «салля» (чалма) и «кулях» (высокая остроконечная шапочка, одевавшаяся под чалму), а также попоны для лошадей изготовлялись только для самого эмира и по его заказу или по заказу его приближенных для подношения ему по случаю семейных торжеств и праздников. Никто, даже из самых высших сановников государства, не мог заказать для себя ни одного из упомянутых выше предметов — вся шитая золотом одежда получалась ими в виде подарков от самого эмира, и только ее они могли носить.

http://www.sanat.orexca.com/eng/4-03/img/gold3.jpg

Рис. 1. Шитые золотом «махси»-сапоги

 

Все памятники золотого шитья, за единичными исключениями, к XIX и началу XX вв.— ко времени последней мангытской династии, правившей в Бухаре с 1785 по 1920 годы.

Предметов золотого шитья, относящихся к первым представителям мангытской династии, до нас почти не дошло. Единственным памятником, сохранившимся от времени эмира Хайдара (1800–1826 гг.), являются шитые золотом «махси» — сапоги с вышитой на них датой — «1224 год хиджры», что соответствовало 1809— 1810 гг. н. э (рис.1.).

Но только к концу 19 века это ремесло нашло широкое распространение, особенно при правление Бухарских эмиров. Особо почетных гостей и придворных даже награждали золотошвейными чапанами (халат). Золотошвейное искусство Бухары по художественному стилю является одним из самых необычных и уникальных. Значительное количество образцов золотого шитья, принадлежавших эмирам Бухары Насрулло (1827–1860), Абдулахад хану (1895–1911) и Алим-хану (1911–1920) до сих пор сохранились в музеях (рис.2.)

zardo'zlik titul on uchzardo'zlik besh

Рис. 2. Золотошвейные халаты Бухарских эмиров

 

В коллекции золотошвейных предметов Бухарского музея-заповедника, которая насчитывает более 100 образцов, представлены: парадная одежда, обувь, головные уборы, пояса правителей и военачальников, женская и детская одежда, убранство интерьера, попоны и чепраки.

Организация ремесла. Вышивальщики золотом — зардузы, в Бухаре насчитывалось от 300 до 350 человек, подобно другим среднеазиатским ремесленникам, объединялись в особую организацию типа средневековых ремесленных цехов. Эта организация имела свою выборную администрацию, ведавшую делами золотошвеек, соблюдала свои особые обычаи и обряды, устраивала праздники и собрания и, наконец, имела свою «рисоля» (буквально — послание) — нечто вроде цехового устава, содержавшего легендарные предания о возникновении ремесла и некоторые наставления, преимущественно религиозного характера. В цеховую организацию золотошвеек входили одинаково как мастера, состоявшие в придворных эмирских мастерских, так и самостоятельные ремесленники-хозяева и работавшие у них наемные мастера.

Дворцовые мастерские располагались в Бухарском Арке, в казенных зданиях, в домах высших государственных должностных лиц и содержались за счет эмирской казны.

В 1860–1895 гг. была только одна мастерская в Арке, позднее в 1885–1911 гг. их стало две: одна по-прежнему размещалась в Арке — при казенной квартире кушбеги, являвшегося как бы первым министром государства, другая находилась неподалеку от Арка — в казенном доме закотчи— второго по значению чиновника эмирата, ведавшего финансами и сбором податей.

Работали дворцовые мастерские почти бесперебойно до 1894 года, когда в связи с переездом Абдулахад-хана на постоянное жительство в Кермине (ныне в Навоийской области) они были закрыты. Все дворцовые заказы стали выполнять сначала частные мастерские, а затем вновь организованная мастерская при дворе Чорбоги-гуль в Кермине. И только двадцать с лишним лет спустя, в 1915г. при Алимхане — последнем представителе мангытской династии — снова открылась в Бухаре дворцовая мастерская в доме закотчи.

Дворцовые золотошвейные мастерские находились в ведении кушбеги. В каждой мастерской работало ежедневно от 20 до 40 человек, в зависимости от количества заказов. Во главе мастерской стоял опытный мастер «усто-кор», который выбирался самими мастерами из числа наиболее квалифицированных вышивальщиков. В этом звании его утверждал кушбеги.

Кроме дворцовых золотошвейных мастерских, существовали еще и частные, количество которых не было постоянным. В период наибольшего расцвета золотошвейного дела в Бухаре (1885–1911 гг.) таких мастерских насчитывалось от 20 до 25. Ассортимент изделий частных мастерских в разное время был различен. Так, при Музаффар-хане частным мастерским разрешалось изготовлять те же золотошвейные изделия, что вышивались и в дворцовых мастерских, но при его преемнике Абдулахад-хане возможности частных мастерских были уже строго ограничены. В них разрешалось изготовлять только те предметы, которые не носили официально-придворного характера и могли употребляться людьми, не принадлежавшими к кругу высшего чиновничества. Вся золотошвейная продукция, производившаяся как мастерскими, так и отдельными мастерами-одиночками, реализовывалась на рынке или перекупщиками.

Мастера-предприниматели, более сильные экономически, имевшие возможность попридержать товар до удобного случая, помимо вещей, поступавших на рынок, изготовляли и такие виды золотошвейных изделий, которые, продавать, на рынке не было дозволено.

Частные мастерские нередко выполняли заказы эмирского двора. При этом владельцу мастерской выдавали из казны раскроенную материю и рисунок, по которому данное изделие должно быть изготовлено. Весь остальной материал покупался владельцем мастерской. Расходы на выполнение заказа выплачивались канцелярией кушбеги.

Получив заказ двора, предприниматель вместе с ним приобретал и право на получение содержания натурой для своей семьи, наравне с усто-корами дворцовых мастерских. Право это сохранялось за ним на все время, пока двор почему-либо не лишал его своих заказов.

Частные заказы обычно выполнялись из материала, доставляемого заказчиком. Плата за работу в таких случаях определялась соответственно количеству израсходованных на изготовление заказа золотых ниток.

Шитье золотом в XIX — начале XX вв. производилось по различного рода, как привозным фабричным, так и по тканям местного кустарного производства. Подавляющее большинство шитых золотом предметов, дошедших до нашего времени, в особенности мужских халатов, изготовлено из привозного бархата. Для халатов использовались исключительно высококачественные сорта бархата — «бахмали-беришими» (шелковый бархат). Употреблялся как русский бархат, называвшийся «бахмали-фаранги» — «франкский» (здесь в смысле европейский, фабричный), так и получавшийся транзитом через Россию из Западной Европы, известный под названием «бахмали-загрониш»— заграничный. Фабричный бархат был гладкий — одноцветный, полосатый, клетчатый, тисненый и так называемый рытый бархат самых различных сортов: петельчатый, полуразрезной и т. д. с пышным, преимущественно цветочным узором, хотя предпочтение отдавалось более скромным гладким бархатам. Не меньшим разнообразием отличались бархаты и по расцветке, но самыми излюбленными считались: красный, фиолетовый, зеленый и синий. Для женской и детской одежды употреблялись, исключительно гладкие бархаты, преимущественно красного (различных оттенков) и фиолетового цветов. Кроме чисто шелкового, широко использовались гладкие полушелковые бархаты — «бахмали-муси», употреблявшиеся для всех видов изделий, кроме мужских халатов. Местный бухарский бархат — «бахмали-джойдор» в золотом шитье употреблялся сравнительно редко и известен только на поповнах и обуви, и только гладкий, двух цветов: темно-красный и темно-зеленый.

Золотошвейное искусство Бухары, достигшее блестящего расцвета в руках мастеров — зардузов, занимает по своей художественной выразительности уникальное место в ряду прочих ремесел Бухары. На протяжении ряда столетий мастера выработали неповторимую технику шитья, доведенную до совершенства. Богатство техники давало возможность варьировать сочетания блестящих, как бы кованых, металлических узоров с матовыми, мягко переливающимися золотыми и серебреными поверхностями. С большим колористическим чутьем в золотое шитье вводились шелка ярких расцветок. С неисчерпаемой фантазией создавались отдельные элементы и композиционные построения орнаментов. Несмотря на широкое использование традиционных мотивов, не менее традиционных композиционных схем, здесь нет застывших трафаретов и шаблонов. Все говорит о напряженном живом творчестве, которое позволило мастерам создать подлинные шедевры искусства, ценным вкладом вошедшие в общую сокровищницу культурного наследия народов Узбекистана.

Прекрасная золотая вышивка мастеров Бухары, демонстрируемая экспозициями многих музеев мира, представляет бесценные шедевры декоративно-прикладного искусства узбекского народа.

 

Литература:

 

1.      Жаббарова, Дилфуза. Технология золотого шитья. Ташкент, 2004.

2.      Садыкова, Н. С. Узбекская национальная одежда ХIХ-ХХ веков. Т., 2001.

3.      Гончарова, П. А. Золотошвейное искусство Бухары. Т., 1996.

4.      Давлатова. Об истории одежды узбекского народа. Журнал “Искусство” № 3, Т., 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle