Библиографическое описание:

Бурсина О. А. Особенности мотивированности специальной лексики // Молодой ученый. — 2015. — №8. — С. 1103-1106.

В ходе структурно-семантического анализа специальной лексики исследователи обращаются к вопросу о мотивированности терминологических единиц (ТЕ). Дискуссионными моментами являются принципы мотивировки терминологической лексики, традиционное требование мотивированности каждой ТЕ, степень влияния мотивированности ТЕ на специфику реализации их функций в языке.

При более глубоком изучении частных терминологических систем становится очевидным тот факт, что ряд обязательных требований, традиционно предъявляемых термину отечественными терминоведами (А. А. Реформатский, Л. А. Капанадзе, Д. С. Лоте и др.) — это ряд желательных, ожидаемых от термина характеристик, свойственных терминам в целом, а не каждому в отдельности. Однако мотивированность ТЕ признается всеми исследователями при вариативности подходов к этой универсалии.

В. П. Даниленко, О. А. Макарихина, С. В. Гринев-Гриневич и др. лингвисты рассматривают явление мотивированности во взаимосвязи с основными способами терминообразования и выделяют следующие виды мотивированности ТЕ: 1) семантическая или образная (значение таких терминов вызывает ассоциации с общеизвестными понятиями, на основе которых в результате семантического переноса возникли специальные понятия); 2) морфологическая или категориальная (свойство термина указывать своей внутренней формой на категориальную принадлежность специального понятия); 3) синтаксическая. По-мнению Т. Р. Кияка, «для многих слов могут быть характерны разные комбинации видов мотивированности» и «не всегда можно провести четкую грань между различаемыми в лингвистике видами мотивированности» [Кияк 1989: 35].

При таком подходе мотивированными считаются только производные термины, имеющие внутреннюю форму, а именно термины, образованные аффиксальным путем, термины-сложные слова, термины и терминологические словосочетания (ТС), появившиеся в результате сужения или расширения семантики. Соответственно, немотивированными являются термины-простые слова, заимствования из других языков, термины-кальки, термины и ТС, появившиеся из имен собственных в результате метонимического переноса значения. Однако, данное заключение неправомерно, т. к. любой термин мотивирован на определенном языковом уровне, по одному или нескольким принципам, на основании какого-либо признака. Тем самым, данный словообразовательный подход к вопросу мотивированности является узким, не охватывающим всего многообразия терминов, которое возможно благодаря разнообразным способам образования ТЕ.

Т. Р. Кияк разработал следующую типологию мотивированности лексических единиц (ЛЕ) и различает три ее вида на языковом уровне: 1) знаковую (семиотическую), это «слабый» вид мотивированности, он свойственен всем ЛЕ, реально функционирующим в языке в виде языковых знаков, поскольку слово мотивируется самим фактом существования и употребления; 2) формальную (словообразовательную), в рамках которой исследователь отмечает мотивированность по внешней форме (фонетическая, или абсолютная мотивированность) и по внутренней форме, которая в свою очередь подразумевает морфологический и семантический типы мотивированности; 3) содержательную (интенсиональную), которая «характеризует способность внутренней формы отражать наиболее релевантные признаки языкового содержания слова, т. е. раскрывает ее структурно-семантические особенности… Содержательная мотивированность — это структурно-семантическая характеристика лексической единицы, эксплицирующая средствами языка рациональную лексико-семантическую связь между значением и внутренней формой данной единицы. Интенсиональная мотивированность синтезировано учитывает как словообразовательную структуру, так и содержательную сторону языкового знака, что предопределяет системное изучение формы и значения» [Кияк 1989: 38]. Именно поэтому, по мнению ученого, данный вид мотивированности наиболее применим к терминам и менее применим к общеупотребительным словам.

На основании такого подхода к мотивированности термина, когда на первый план выдвигается не способ построения, а структурные особенности в сопоставлении с лексическим значением, исследователь различает возможные варианты содержательной мотивированности: «1) полную мотивированность внутренней формы (когда форма выражает признак, целиком входящий в значение); 2) частичную мотивированность (когда существует общая для внутренней формы и лексического значения часть языкового содержания единицы); 3) отсутствие мотивированности (т. е. ни одна морфема, входящая в состав внутренней формы, не находит соответствия в значении); 4) редко распространенный тип — абсолютную мотивированность (полное совпадение семантических признаков внутренней формы и лексического значения)» [Кияк 1989: 39]. Данный подход к вопросу о мотивированности терминов является наиболее приемлемым, поскольку он распространяется на разные по форме и способу образования ТЕ.

Однако, не все исследователи полностью придерживаются данной типологии, например, по словам А. В. Суперанской, полностью мотивированных терминов не существует, поскольку «каждое понятие характеризуется разными признаками, а в его имени отражается лишь один, при этом не всегда ведущий» [Суперанская и др. 2004: 89]. Противоположную точку зрения находим в работах С. Д. Шелова, направленных на изучение мотивированности на синтаксическом уровне. Исследователь доказывает существование абсолютно мотивированных терминов и абсолютно компонентно-мотивированных терминов, как частного случая абсолютной мотивированности [Шелов 2003: 163–170]. Тем не менее, исследования Т. Р. Кияка, С. Д. Шелова и других лингвистов подтверждают то, что каждый термин отвечает требованию наличия мотивированности.

На основании изученных подходов к типологии мотивированности приходим к заключению, что под мотивированностью, очевидно, понимается соотношение между внутренней формой термина и его семантикой, некая рациональная логическая оправданность связи между формой и содержанием. На это указывают определения С. В. Гринева-Гриневича, который под мотивированностью термина понимает его семантическую прозрачность, свойство его формы давать представление о называемом термином понятии [Гринев-Гриневич 2008: 165]; Т. Р. Кияка, который говорит о мотивированности термина как об акте отражения одного или нескольких признаков предмета в его названии средствами языка, как о показателе «оправданности» наименования [Кияк 1989: 33–34]; О. И. Блиновой, которая почти приравнивает внутреннюю форму слова и мотивированность, под которой понимается структурно-семантическое свойство слова, благодаря которому осознается рациональность связи значения и звуковой оболочки слова на основе его лексической и структурной соотнесенности [Блинова 1981: 30] и определения других лингвистов.

И. А. Ребрушкина, О. Л. Арискина также придерживаются широкого лексикологического подхода в вопросе о мотивированности специальных единиц. Однако, ученые идут дальше, заявляя о правомерности применения понятия ориентированности термина. Под ориентированностью термина они понимают «свойство термина, обусловленное лингвистическими, психическими и социальными факторами, дающее носителю языка возможность без обращения к дефиниции по экспоненту определить закрепленное за термином понятие или место данной единицы в терминосистеме» [Ребрушкина, Арискина 2012: 209].

Однако мотивированность и ориентированность не являются взаимозаменяемыми понятиями. Первое — исключительно лексикологическое понятие, в то время как второе — входит в области и психолингвистики, и социолингвистики, и лингвокультурологии. По сути, понятие ориентированности термина складывается из его мотивированности в широком смысле слова и его функционирования в языке.

Совокупность признаков и требований, предъявляемых к термину, обусловливают его функции, а именно ту роль, которую он выполняет, будучи средством обозначения специального понятия. Как любая ЛЕ, термин выполняет четыре основные функции, но следует отметить специфику их реализации.

Специфика номинативной функции термина в том, что термин называет специальные понятия, категории, свойства, процессы в специальных областях знания и деятельности человека. С номинативной тесно связана сигнификативная функция термина, при реализации которой становятся очевидными специальные понятия, категории, свойства, процессы в специальных областях знания способы обозначения специальных понятий, виды терминов в первую очередь с точки зрения их мотивированности или немотивированности. Термины, мотивированные по одному принципу, на основании одного признака, могут объединяться в терминологические ряды или группы, пополнять существующие синонимические и антонимические ряды терминов, т. е. активно включаться в лексико-семантические отношения между ТЕ.

Коммуникативная или информационная функция термина указывает на то, что термин является концентратом некоего специального знания и средством передачи некоторой информации о специальном понятии с установлением обратной связи. С коммуникативной функцией термина связана прагматическая функция, поскольку она определяется связью знака с участником коммуникации, условиями и сферой общения, воздействующей установкой и т. д. Даже термины-эпонимы, которые некоторые исследователи (например, В. А. Звегинцев) считают лишенными признака мотивированности, могут сообщать дополнительную информацию об обозначаемом понятии, вызывать дополнительные ассоциации, указывать на происхождение номинируемого объекта, сопоставлять его с конкретной терминосистемой, микротерминосистемой, терминологическим гнездом и т. д., тем самым обозначая некоторые его признаки.

Действительно, мотивированность терминов приобретает особое значение при формировании их внешней оболочки, т. к. мотивированный термин быстрее запоминается, появляется возможность установить его связи с другими терминами и именуемыми понятиями, т. е. установить его место в данной понятийной и языковой системе. Однако не следует сводить мотивированность только к словообразованию, ее следует рассматривать в более широком лексико-семантическом аспекте, но не приравнивать к ориентированности ТЕ. Признак мотивированности термина имеет огромное значение в процессе его непосредственного употребления, функционирования в языке. Несмотря на разнообразие подходов к исследуемой языковой универсалии, связь между планом содержания и планом выражения ЛЕ признается всеми лингвистами, а мотивированность в широком смысле слова и есть связь между формой и содержанием.

 

Литература:

 

1.      Кияк, Т. Р. Лингвистические аспекты терминоведения / Т. Р. Кияк. — Киев: УМК ВО, 1989. — 104 с.

2.      Гринев-Гриневич, С. В. Терминоведение: учебное пособие для студентов высших учебных заведений / С. В. Гринев-Гриневич. — М.: Издательский центр «Академия», 2008. — 304 с.

3.      Шелов, С. Д. Термин. Терминологичность. Терминологические определения / С. Д. Шелов. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2003. — 280 с.

4.      Блинова О. И. Термин и его мотивированность / О. И. Блинова // Терминология и культура речи. — М.: Наука, 1981. — С. 28–37.

5.      Ребрушкина И. А., Арискина О. Л. О разграничении понятий мотивированности и ориентированности термина (на примере лингвистической терминологии) / И. А. Ребрушкина, О. Л. Арискина // Знание. Понимание. Умение. — М., № 2, 2012. — С. 208–213.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle