Библиографическое описание:

Глухова М. И., Исламова Г. И. Госкорпорации: кризис и взгляд в будущее // Молодой ученый. — 2015. — №8. — С. 500-503.

К 2007 году большинство стран Центральной и Восточной Европы завершают шоковую терапию, получают первые позитивные результаты масштабных экономических реформ и входят в семью Европейского сообщества. Поддержка Западной Европы укрепила финансовое и социальное положение восточно-европейских государств, с этого времени Европа преодолевает раскол, становится единой, завершает переход от административно-командной к рыночной системе хозяйствования [1].

В это же время становится очевидным, что в силу ряда объективных и субъективных причин Россия в ближайшее время не станет членом Европейского Союза, в то же время о построении социальной рыночной экономики нет и речи. На протяжении 90-х годов 20 века «магистральным» направлением построения рыночного хозяйства были приватизация и разгосударствление.

На начало 1998 г. общее число приватизированных предприятий составило 126,7 тыс., что составляло 59 % от количества государственных предприятий, существовавших к началу приватизации в 1991 г.

Параллельно создавались новые частные предприятия, в результате общее число фирм возросло почти в 10 раз и составило 2,76 млн. В том числе по основным отраслям:

торговля и общественное питание — 868,3 тыс.

промышленность — 341,6 тыс.,

сельское хозяйство — 336,7 тыс.

Почти 50 % от общего числа хозяйствующих субъектов создано отдельными гражданами; в торговле их доля — 81,7 %, строительстве — 70,2 %. Государственных предприятий насчитывалось не более 40 тысяч. На долю негосударственного сектора экономики приходилось около 70 % валового национального продукта [2].

Хозяйственная практика России девяностых годов продемонстрировала, что для построения эффективной экономики был нужен не «уход» государства из хозяйственной жизни общества, а «смена поведения», нахождение новых форм функционирования государства как экономического агента. Такой новой экономической формой явилась государственная корпорация. Большинство из госкорпораций и появляется в 2007 году. Но уже к концу 2009 года на данную форму предпринимательства обрушивается масса критики, звучат обвинения в коррупции, неумении управлять коллективом, неэффективности функционирования, частой смене менеджмента. Появляются публикации, пытающиеся осмыслить «неуспешность» нового явления, делаются выводы о кризисе института госкорпораций. Попытки осмысления, безусловно, необходимы, главное, необходимо понимание, что никакого кризиса госкорпораций не существует. На сегодняшний день достаточно прибыльно и стабильно работают 7 госкорпораций: ВЭБ, Агентство по страхованию вкладов, Ростех, Росатом, Фонд содействия реформированию ЖКХ, Роснано, Олимпстрой. Особенно успешной признаётся работа Росатома. До конца 2015 года по его примеру планируется создание восьмой корпорации — Роскосмос, куда войдут все отраслевые научные институты и научные учреждения наземной инфраструктуры, все предприятия ракетно-космической отрасли. Корпорация получит право распоряжаться всеми бюджетными средствами, что оптимизирует финансовые потоки. Она будет активно сотрудничать с российским бизнесом, с этой точки зрения госкорпорацию можно рассматривать как одну из форм государственно-частного партнёрства. Одной из причин неразвитости института госкорпораций является отсутствие длительного опыта сотрудничества, партнёрства государства и бизнеса. В Западной Европе опыт подобного сотрудничества имеет многовековую историю.

Оно начинается в конце XVI — начале XVII вв., когда производство для городского рынка постепенно заменяется национальной промышленностью. В это время городская ремесленная политика постепенно эволюционирует в государственную промышленную политику.

В средние века молодой город, покровительствуя собственным ремеслам, не допускал, или значительно ограничивал ввоз ремесленной продукции. Государство устанавливало высокие запретительные пошлины или же открыто запрещало импорт промышленных изделий, одновременно поощряя конкуренцию внутри страны.

Так, в Австрии, Пруссии, Баварии и других германских странах запрещение импорта товаров являлось повсеместным. Как только создавалось новое предприятие в стране, оно сразу же получало привилегии и поддержку от правительства, в том числе и запрещение ввоза продукции, подобной той, что производится на данном предприятии. Наряду с запрещением импорта широко применялось и запрещение экспорта сырья: железа, древесины, пеньки, в особенности шерсти. Сырье должно было идти на нужды различных отраслей собственной зарождающейся промышленности. Торговцы в первую очередь были обязаны снабжать шерстью местных суконщиков, которые также не имели права продавать шерсть в другие земли.

Во Франции запрет на вывоз собственной шерсти впервые появляется уже в XIII в., но активно распространяется с XVI столетия. В Англии импорт шерсти запрещался с XV в., а экспорт — с XVII в. И только, если в средневековом городе не имелось какого-либо собственного ремесла, приглашались иностранные работники. Зазывая иностранцев, все государства в этот период, стараются основать собственные производства, отсутствовавшие раньше.

Особенно важным являлось предоставление вновь образованным предприятиям монопольного права на производство и сбыт товаров в определенном районе. Всегда запрещалось переманивать работников предприятий, которым покровительствовало государство, при этом строго преследовались бежавшие рабочие.

Так, во Франции при Кольбере на поддержку только ковровой, шелковой и кружевной промышленности было истрачено огромное количество финансовых ресурсов: 5,5 млн ливров и около 2 млн — на суконные предприятия [3]. Таким образом, государство развивалось «рука об руку» с частной предприимчивостью, глубоко внутри и достаточно долго вызревали предпосылки государственного предпринимательства, государственно-частного партнёрства.

Россия же не имела опыта предпринимательства. В СССР государство было мощным субъектом, но предпринимательства, предпринимательской деятельности как таковой не существовало, в силу того, что предпринимательство немыслимо без риска. В России последних 25 лет государство не пыталось прибыльно хозяйствовать как равноправный экономический агент, рисковать, и лишь последние 5–7 лет госкорпорации пытаются сформировать эффективное прибыльное поведение.

Другой причиной неразвитости института госкорпораций является отсутствие научной теоретической основы, монографий, статей, обсуждений в прессе. Как бывает достаточно часто, практика оказывается впереди теории, думается осмысление государственного предпринимательства и процессов государственного и частного партнёрства еще ждёт своего часа. И в этой связи очень важным может стать исследование опыта, накопленного в странах, где государственное предпринимательство демонстрирует позитивные результаты. И здесь стоит внимательнее присмотреться к опыту Китая. В Китае 20 % всей производимой продукции создаётся на государственных предприятиях (20 лет назад доля государства составляла 80 %).

Многие государственные предприятия в Китае буквально демонстрируют чудеса успеха и предприимчивости. Скажем, зарплата 80 % руководителей госпредприятий в провинции Гуандун (провинциального, а не центрального уровня администрирования) составит 50–100 тысяч долларов, то есть возрастет более, чем вдвое в сравнении с 2004 годом. Средняя зарплата рабочих госпредприятий центрального подчинения (таких всего осталось 178) в прошлом году составила около 300 долларов в месяц (можно умножить на 4, чтобы было сравнимо с США, так как в Китае все блага в среднем в 4 раза дешевле).

Один из положительных примеров — государственно-коллективная корпорация «Хайер».

Сегодня «Хайер» — символ предпринимательского успеха, прибыльности и легенда восточного бизнеса. История фирмы такова. В 1985г. Чжан Жуйминь был назначен директором захудалого обанкротившегося завода холодильников с оборотом всего 35 тысяч долларов в год. Работающие на фирме 600 рабочих подолгу не получали зарплату.

Чжану пришлось поначалу лично отучать рабочих испражняться на пол в заводских цехах и воровать дерево и рамы на дрова.

Затем он стал устанавливать стандарты качества: разбил кувалдой 76 из нескольких сотен бракованных холодильников. Через 15 лет корпорация «Хайер» стала одним из главных в мире производителей бытовой техники — кондиционеров, стиральных машин, микроволновых печей. Продажи составили более 5 миллиарда долларов на заводах, функционирующих на трех континентах. У лидеров отрасли — американской «Уёрпул» («Whirpool») и шведской «Электролюкс» («Electrolux») — продажи под 10 миллиардов долларов.

Сегодня «Хайер» производит, помимо бытовой техники, еще и телевизоры, компьютеры, ДВД-плейеры, сотовые телефоны и массу других изделий — вплоть до сушилок целебных трав по южнокорейским заказам. У предприятия — 26 тысяч занятых, 22 филиала в Алжире, Индонезии, Италии, Иране, Малайзии, Мексике, США, на Филиппинах, дизайнерские и сервисные центры в Европе, США, Японии и Новой Зеландии.

В 1999г. «Файнэншиал таймс» объявила Чжана одним из 26 наиболее уважаемых и влиятельных организаторов бизнеса в мире.

В Гарвардской школе бизнеса «Хайер» изучают как основу «кейс стади» — будущие акулы американского бизнеса разбираются, каким образом успех «Хайер», находящейся в собственности трудового коллектива и контролируемой городским правительством, может быть использован в хозяйственной практике запада [4].

Безусловно, у государственных корпораций в России имеется потенциал. Это связано, во-первых, с ментальностью. У нас традиционно сильна вера в государство. Эту веру укрепили МММ, Властелины, Хопры, разрушив преступными и безнравственными действиями кредит доверия частному бизнесу. Во-вторых, назрела острая необходимость в существовании эффективного государственного предпринимательства, следовательно. у государственных корпораций есть будущее.

 

Литература:

 

1.                  Л. Кук. Государство в социальной сфере: уходит или остается? Вопросы государственного и муниципального управления. 2014. № 2. http://vgmu.hse.ru/data/2014/10/08/1100894504/Кук.pdf

2.                  Данные приводятся на основе источников: Корняков В. Государственное корпоративное направление развитой экономики. // Экономист, 2000, № 5; Курс экономической теории. Под общей редакцией Чепурина М. Н. Киров, Изд. «АСА», 1995.

3.                  Лоскутов В. И. Государственное предпринимательство как фактор эффективной рыночной экономики.//www. loskutov.org

4.                  Попов В. В. Китае всё эффективно, даже государственные предприятия.// http://pages.nes.ru/vpopov/documents/China-state %20enterprises.pdf

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle