Библиографическое описание:

Афанасьева В. И. Особенности правового регулирования участия в следственных действиях несовершеннолетнего свидетеля с учетом изменений, внесенных в ст.191 УПК РФ // Молодой ученый. — 2015. — №8. — С. 709-711.

В последние годы в России наблюдается возрождение интереса к проблемам участия детей в уголовном судопроизводстве, путем рассмотрения теоретической основы такого участия и его правовой регламентации.

Защита и обеспечение прав несовершеннолетних находит свое отражение в российском уголовном законодательстве. Однако в большинстве случаев, объектами исследований становились такие категории несовершеннолетних, как подозреваемые, обвиняемые и потерпевшие. Процессуальная же фигура несовершеннолетнего свидетеля зачастую не рассматривалась несмотря на то, что доля несовершеннолетних в общем массиве лиц, относительно не велика, однако они в силу разных причин иногда оказываются единственными очевидцами тяжких преступлений, располагают уникальной информацией, имеющей исключительно важное значение для органов расследования.

При разработке практических рекомендаций по тактике допроса свидетелей специальным приемам допроса несовершеннолетних свидетелей уделяется мало внимания. Имеющиеся в современной литературе немногочисленные указания по этим вопросам, как правило, имеют самый общий характер.

Так, на основе анализа УПК РФ можно сделать вывод, что правовое положение несовершеннолетнего свидетеля в уголовном судопроизводстве небезупречно. Многие положения требовали внесения изменений и дополнений. Прежде всего это касалось вопроса процессуального положения законных представителей несовершеннолетних свидетелей, участие которых, а также права и обязанности практически не урегулированы. Также необходимо было регламентировать продолжительность допроса несовершеннолетнего свидетеля и разрешить вопрос процессуального статуса педагога и психолога, а также особенности их привлечения к следственным действиям с участием несовершеннолетних.

С принятием Федерального закона от 28.12.2013 N 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве», подпунктом «б« пункта 12 настоящего Федерального закона, вступившим в силу с 1 января 2015 года, в ст.191 УПК РФ были внесены существенные изменения, суть которых заключается в обеспечении процессуальными гарантиями несовершеннолетних лиц, выступающих в уголовном судопроизводстве в качестве свидетеля или потерпевшего.

В частности ч.1 ст.191 УПК РФ была изложена в новой редакции, руководствуясь которой при проведении допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, не достигшего возраста шестнадцати лет либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. При производстве указанных следственных действий с участием несовершеннолетнего, достигшего возраста шестнадцати лет, педагог или психолог приглашается по усмотрению следователя. [1]

Таким образом, по сравнению с прежней редакций ст.191 УПК РФ, в новой редакции предусмотрена альтернатива в участии специалиста. Ранее это было только педагог, а теперь педагог или психолог. Также увеличен возраст несовершеннолетнего с 14 до 16 лет, при котором участие педагога или психолога обязательно.

Педагог или психолог, участвуя в следственных действиях с несовершеннолетним свидетелем, должен обратить внимание следователя на особенности психики и поведения несовершеннолетнего. С учетом наблюдений педагога или психолога, следователь должен построить тактику проводимого с участием несовершеннолетнего свидетеля следственного действия, добиваясь получения наиболее полной и объективной информации. Не случайно в ст. 191 УПК РФ сказано об «участии» педагога или психолога в допросе, очной ставке, опознании и проверке показаний, которые являются полноправными участниками, действующими в одной связке с допрашивающим лицом.

Участие педагога или психолога в допросе несовершеннолетнего свидетеля следует рассматривать в качестве процессуальной гарантии защиты его прав и законных интересов. Однако действующий УПК РФ не определяет статус педагога и психолога в уголовном процессе.

Несмотря на повышенное внимание ученых-процессуалистов к этой проблеме, до сих пор не выработано четких требований, которым должен соответствовать педагог и психолог в уголовном процессе.

На наш взгляд педагогом или психологом, в уголовно-процессуальном смысле, является лицо с высшим образованием по специальности и стажем практической работы не менее трех лет.

Важным условием успешного допроса несовершеннолетних свидетелей является его краткость. Ранее УПК РФ не регламентировал продолжительность допроса несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего. Поэтому положительным следует отметить решение законодателя в части ограничения продолжительности допроса, очной ставки, опознания и проверки показаний несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего зависимости от возраста.

Так, следственные действия с участием несовершеннолетнего свидетеля в возрасте до семи лет не могут продолжаться без перерыва более тридцати минут, а в общей сложности — более одного часа. В возрасте от семи до четырнадцати лет — более одного часа, а в общей сложности — более двух часов, в возрасте старше четырнадцати лет — более двух часов, а в общей сложности более четырех часов в день.

УПК РФ предусматривает возможность присутствия законного представителя несовершеннолетнего свидетеля при производстве следственных действий с его участием как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного заседания (ст.ст. 191 и 280 УПК РФ).

Присутствие законного представителя при производстве следственных действий с участием несовершеннолетнего свидетеля, позволяет избежать причинения ему неприятных переживаний. Несовершеннолетний, находясь в непривычной для него обстановке, может испытывать сильное волнение и страх, а присутствие близкого ему человека помогает успокоиться, снять напряжение. В свою очередь, родители несовершеннолетнего волнуются, пока он находится на допросе, поэтому при отсутствии каких-либо возражений тактического или морального характера, присутствие одного из родителей в качестве законного представителя при производстве следственных действиях с участием несовершеннолетнего свидетеля представляется целесообразным.

Исходя из анализа норм ч.1 ст.191 УПК РФ и ч.1 ст.280 УПК РФ прослеживается обязательное участие педагога или психолога при производстве следственных действий с участием несовершеннолетних свидетелей, страдающих психическими расстройствами, отстающих в психическом развитии, имеющих физические или психические недостатки. Необходимо отметить, что в прежней редакции ч.1 ст.191 УПК РФ не предусматривала указанные выше положения.

Важнейшим требованием, предъявляемым к протоколу допроса, является точность записи показаний. В соответствии с ч.2 ст.190 УПК РФ показания свидетеля записываются от первого лица и по возможности дословно. Данное требование сохраняет свое действие и относительно допроса несовершеннолетних, однако здесь возникает проблема его реального обеспечения.

Свидетельские показания несовершеннолетних не редко своеобразны по форме: они отрывочны, расплывчаты, ответы не всегда даются в плане поставленных вопросов, отдельные слова употребляются не в их общепринятом значении, некоторая часть информации передается не в речевой форме, а посредством жестов, мимики, интонации. Все это создает предпосылки для многозначного толкования их высказываний.

При фиксации непосредственно показаний нужно стремиться, как можно полнее сохранить обороты речи несовершеннолетнего, его небогатый, но своеобразный лексикон, характеризующий уровень развития допрашиваемого, окружающую его среду и привычки. Следователь (дознаватель) не должен употреблять не свойственные несовершеннолетнему выражения и термины, поскольку это снижает значение его показаний, вызывая сомнения в объективности проведенного допроса.

Вместе с тем, ряд авторов считают, что попытки записать показания дословно в полном объеме, даже с учетом оговорки закона, нереальны, так как протокол, в котором зафиксированы показания, являются результатом взаимодействия следователя и лица, давшего показания. [2]

В связи с изложенным многими авторами высказывалось мнение о целесообразности использования видеозаписи допросов несовершеннолетних свидетелей, в особенности тех из них, которые плохо владеют разговорной речью и поэтому широко используют для передачи информации жесты, мимику и другие выразительные средства.

Видеозапись допроса несовершеннолетнего свидетеля позволяет не только оформить подробнейший протокол по окончании следственного действия, но и наглядно воспроизвести всю процедуру допроса. К тому же точная видеозапись правильно организованного допроса несовершеннолетнего свидетеля в отдельных случаях позволяет избежать нежелательных повторных допросов, способных травмировать психику ребенка, не только на предварительном расследовании, но и в судебном заседании.

Так, важным нововведением стала ч.5 ст.191 УПК РФ, в соответствии с которой применение видеозаписи или киносъемки обязательно в ходе следственных действий с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, если несовершеннолетний потерпевший или свидетель либо его законный представитель против этого возражает.

Можно было бы утверждать, что таким образом был решен вопрос о полноте и дословности фиксации показаний несовершеннолетнего свидетеля. Однако следует отметить, что с практической точки зрения, организовать видеозапись следственного действия с участием несовершеннолетнего свидетеля не всегда технически возможно.

Бесспорно, данными изменениями расширены и укреплены гарантии законных интересов таких несовершеннолетних участников процесса, как свидетель и потерпевший. Однако, не смотря на принятые изменения, в вопросе обеспечения гарантий несовершеннолетних свидетеля и потерпевшего, все же остаются пробелы, так и не нашедшие отражения в уголовно-процессуальном законе.

К примеру, законодатель в ч.2. ст.45 УПК РФ указывает на обязательное участие в уголовном деле законного представителя или представителя потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему психическому или физическому состоянию лишённых возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы. В свою очередь, в отношении данных лиц, выступающих в уголовном деле в качестве свидетеля, данная обязанность не распространяется (в ст.191 УПК РФ говорится лишь о праве участия законного представителя при производстве допроса, опознания, очной ставки и проверки показаний), что является не только нарушением с точки зрения нравственности и морали, но и может повлечь нежелательные юридические последствия при замене процессуального статуса свидетеля на потерпевшего. [3]

Таким образом, совершенствование законодательства о правовом положении несовершеннолетнего свидетеля в уголовном судопроизводстве нуждается в дальнейшем реформировании и должно быть направлено на максимальное обеспечение охраны прав, законных интересов и личной безопасности данного участника процесса, как в досудебном, так и судебном производстве.

 

Литература:

 

1.       Федеральный закон от 28.12.2013 N 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве»//«Российская газета»,N295, 30.12.2013.

2.       Подголин Е. Е. Культура следственных действий. — Волгоград, 1978. — С.41.

3.       Вершинин А. Г. Особенности правового регулирования следственных действий с участием несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля (с учетом изменений УПК, вступающих в силу 01.01.2015 г.). Процессуальный и криминалистический аспекты// Молодой ученый. 2014.№ 21.С. 504–506.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle