Библиографическое описание:

Обметкина П. А. Речевые функции риторических фигур в стихотворных текстах Н. А. Заболоцкого о красоте // Молодой ученый. — 2015. — №8. — С. 1144-1146.

В ходе всей жизни Н. А. Заболоцкого отличал напряжённый духовный поиск: он пытался разгадать тайны бытия, задумывался над отношением человека и природы, над философской проблемой смысла человеческой жизни, над истинной красотой мира и человека, прославляя высокие чувства любви, сострадания и радости за чужое счастье. Поэт — философ хотел посвятить себя науке, но привязанность к искусству, прежде всего поэтическому, оказалась сильнее.

Н. Заболоцкого всегда волновал вопрос о том, что же главное в человеке: его внутренний мир, душа или внешность, обложка.

В таких стихотворениях, как «Некрасивая девочка» и «О красоте человеческих лиц» поэт поднимает вопрос «Что есть красота?». Словесное искусство писателя близко с живописным искусством, и Н. Заболоцкий как истинный художник, мастер слова, выделяя из людской толпы лица, описывает их языковыми художественными средствами. «Стилистическая функция речевой единицы в тексте прежде всего изобразительно-выразительная — создание наглядно-образного представления о предмете речи, для чего используется пишущим тропы и стилистические фигуры, усиливающие выразительность текста» [3, с. 190].

Стихотворение «Некрасивая девочка» представляет собой размышление поэта о сущности красоты. Уже заглавие произведения вызывает у читателя контрастные чувства: слово «девочка» — положительные эмоции, приятное эстетическое впечатление, и совершенно противоположные эмоции и впечатления возникают при употреблении слова «некрасивая».

Стихотворение можно разделить на две части. В первой автор даёт описание внешности девочки:

Среди других играющих детей

Она напоминает лягушонка.

Заправлена в трусы худая рубашонка,

Колечки рыжеватые кудрей

Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,

Черты лица остры и некрасивы [2, с. 85].

В самом начале описания внешнего образа героини стихотворения Н. Заболоцкий выделяет её из ребячьего общества и сравнивает с лягушонком: «Среди других играющих детей / Она напоминает лягушонка».

Использование автором разговорной лексики «худая рубашонка», «зубки кривы» подчёркивает отрицательное эмоциональное восприятие внешнего облика девочки.

 При описании внешности девочки поэт использует определения оценочного ряда: «рот длинен», «зубки кривы», «Черты лица остры и некрасивы», которые придают дополнительную художественную характеристику образу ребёнка.

Кроме описания внешности, поэт «пишет портрет» характера девочки, её личностных качеств: доброжелательность, соучастие в жизненных событиях дворовых ребят:

Двум мальчуганам, сверстникам её,

Отцы купили по велосипеду.

Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,

Гоняют по двору, забывши про неё,

Она ж за ними бегает по следу.

Чужая радость так же, как своя,

Томит её и вон из сердца рвётся,

И девочка ликует и смеётся,

Охваченная счастьем бытия.

Девочка радуется так, как будто это ей купили велосипед: «Чужая радость так же, как своя…». Усиливает эмоционально-эстетическое восприятие необычного поведения девочки и состояния её души использование Н. Заболоцким синтаксического параллелизма «Чужая радость так же, как своя, / Томит её и вон из сердца рвётся, /И девочка ликует и смеётся» с включением рядов однородных сказуемых.

Дополнительные смыслы в описание духовного состояния девочки вносит использование поэтом высокой лексики «ликует» и обособленного определения: «Охваченная счастьем бытия».

В словаре «Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога)» духовность определяется как: «высочайшее свойство человеческой личности, возникающее в процессе развития души и тела на основе духа, несущего Божественную мораль и дающего силу и волю к этому развитию» [1, с. 53]. Так, от описания внешности Н. Заболоцкий переводит разговор к божественному дару девочки — красоте и чистоте чувств, естественности доброты и любви ко всему, что её окружает: к людям, жизни, чужой радости. Поэт убеждает читателя, что есть истинная красота, которую разглядел автор в этой «некрасивой девочке».

Н. Заболоцкий предвидит суровую реальность, когда, повзрослев, девочка поймёт, «что посреди подруг / Она всего лишь бедная дурнушка!»:

И не хочу я думать, наблюдая,

Что будет день, когда она, рыдая,

Увидит с ужасом, что посреди подруг

Она всего лишь бедная дурнушка!

Мне верить хочется, что сердце не игрушка,

Сломать его едва ли можно вдруг!

Мне верить хочется, что чистый этот пламень,

Который в глубине её горит,

Всю боль свою один переболит

И перетопит самый тяжкий камень!

Анафорический повтор фразы «мне верить хочется» усиливает акцент на мысли автора о том, что «сердце не игрушка» и внутренняя красота способна справиться со всеми бедами и невзгодами, способна перетопить «самый тяжкий камень». Заболоцкий вкладывает в эти слова веру, народные представления о том, что сила духа, богатство души, пламень сердца преодолеет «всю боль…».

Сравнение поэтом внутреннего богатства девочки с пламенем: «чистый этот пламень, / Который в глубине её горит» неслуйчано. Ещё в древности у славян пламя являлось символом «защитного обережного Духовного Огня, очищающего Дух человеческий от эгоизма и низменных помыслов. Символом мощи и единства Духа, победы Светлых Сил Разума над силами Тьмы и невежества» [6].

Поэтическая метафора «Младенческая грация души» не только усиливает зримость и образность восприятия девочки, но и передаёт неповторимость, индивидуальность, глубину внутреннего мира девочки в авторской оценке:

И пусть черты её нехороши

И нечем ей прельстить воображенье,-

Младенческая грация души

Уже сквозит в любом её движенье.

 

Стихотворение заканчивается вечными риторическими вопросами:

А если это так, то что есть красота

И почему её обожествляют люди?

Сосуд она, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде?

Они заставляют нас задуматься над тем, что есть красота, в чём её истинное назначение, какую спасительную силу она в себе несёт?

Внутренняя красота девочки — не сверкающая: сверкает всё искусственное, холодное, Н. Заболоцкий для характеристики богатства, гармонии, красоты души девочки выбирает эпитет «мерцающий», то есть тот, который рождает тепло, свет, всё живое, естественное, небесное, выстраданное.

В финале поэт словно преодолевает земные преграды, вырывается ввысь, напоминая о том, что душевная и духовная красота человека прекрасна, божественна, необходима: «её обожествляют люди»; она имеет своё реальное воплощение и силу, «в прелести которой очищается и просветляется вся скорбь бытия» [5, с. 743].

Широко философскую проблему высокой духовности Н. Заболоцкий раскрывает в стихотворении «О красоте человеческих лиц».

Так же, как и в предыдущем произведении, в названии стихотворения содержится слово «красота», что сразу определяет тему и направление мыслей писателя.

Через разные человеческие лица, через их описание и характеристику Н. Заболоцкий стремится заглянуть в душу человека, увидеть его внутреннюю сущность:

Есть лица, подобные пышным порталам,

Где всюду великое чудится в малом.

Есть лица — подобия жалких лачуг,

Где варится печень и мокнет сычуг.

Иные холодные, мертвые лица

Закрыты решетками, словно темница.

Другие — как башни, в которых давно

Никто не живет и не смотрит в окно.

Поэт даёт наглядные восприятия человеческих лиц через необычные сравнения, «благодаря сравнению, фраза становится наиболее конкретной, а изображаемая картина наглядной» [3, с. 191]: одни — «подобные пышным порталам», другие — «подобия жалких лачуг», следующие — «Закрыты решётками, слово темница». Использование приёма контраста позволяет ярче показать различия между людьми, их значимости и ценности в обществе: одни — возвышенные и целеустремлённые, другие — убогие и жалкие, а иные выглядят отстранённо, и Н. Заболоцкий точно и «страшно» передаёт опустошение человеческих душ: «как башни, в которых давно / Никто не живёт и не смотрит в окно».

Среди множества разных лиц-домов писатель находит одну «малую хижинку», из окошка которой струится «дыханье весеннего дня». Это дыхание струится, напоминая неиссякаемый поток положительной энергии, искренних чувств и переживаний:

Но малую хижинку знал я когда-то,

Была неказиста она, небогата,

Зато из окошка её на меня

Струилось дыханье весеннего дня.

Сравнения: «лица, как башни, в которых никто не живет», «лица, закрытые решетками, словно темница» придают описанию новую художественную образность. Человек в русской языковой картине мира постоянно сравнивается с другим человеком, и именно сравнение является самым универсальным способом определения истинности явлений.

В последних строках стихотворения: «Есть лица — подобья ликующих песен./ Из этих, как солнце сияющих нот / Составлена песня небесных высот» выражена авторская идея о том, что внутренняя, духовная красота каждого человека струится через внешнюю форму и выражение. Метафора «песня небесных высот» символизирует высокий духовный уровень человеческого развития, что напоминает нам о финале стихотворения «Некрасивая девочка», где красота внутреннего мира имеет божественное начало:

Поистине мир и велик и чудесен!

Есть лица — подобья ликующих песен.

Из этих, как солнце, сияющих нот

Составлена песня небесных высот.

Главное в эстетической концепции Заболоцкого — внутреннее, глубинное духовное содержание, которое способно побеждать любую внешнюю форму и «сквозить» через неё. «Особая организация языкового материала, комплексное использование выразительных средств позволяют поэту создать глубинное подтекстовое содержание поэтического текста, передать внутренний мир поэта, его отношение к реальной жизни» [4, с. 163].

 

Литература:

 

1.                  Безрукова, В. С. Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога). [Текст].- Екатеринбург, 2000. — 937 с.

2.                  Заболоцкий, Н. А. Избранное. Стихи. [Текст].- М.: «Детская литература», 1970.- 144 с.

3.                  Лукошкова, Т. С. Речевые функции сравнений в русской литературной сказке / Художественный текст: варианты интерпретации (текст): труды XIV Международной конференции (Бийск, 21–22 мая 2009 г.). — Бийск: БПГУ им. В. М. Шукшина, 2009. — 420 с.

4.                  Лукошкова, Т. С. Образные средства в цикле стихотворений «Стол» М. И. Цветаевой / XXIII Ершовские чтения: межвузовский сб. научно-методических статей. — Ишим: изд-во ИГПИ, 2013.- С. 161–163.

5.                  Франк, С. Л. С нами Бог. [Текст].- М.: АСТ, 2003. — 751 с.

6.                  www. fizrazvitie. ru

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle