Библиографическое описание:

Иванов В. М. Правовое положение прокурора в гражданском процессуальном праве // Молодой ученый. — 2015. — №8. — С. 737-739.

Произошедшие за последние десятилетия в России перемены, характеризующиеся изменением социально-экономического и политико-правового режима, формированием демократических принципов и расширением прав и свобод человека и гражданина, свидетельствуют о необходимости дальнейшего совершенствования правоохранительной системы.

Нормативно-правовая база о прокуратуре испытывает значительные изменения. Они характеризуются смещением внимания в деятельности прокуратуры в сторону защиты прав и свобод граждан, сужением вмешательства в частноправовую сферу.

Отсутствие четких форм и способов взаимоотношений прокуратуры и суда в условиях расширения принципов независимости судей и подчинения их только закону становится причиной многих дискуссий относительно необходимости участия прокурора в гражданском процессе.

В связи с этим, в условиях изменений в законодательстве о прокуратуре необходимо определить правовой статус прокурора в гражданском судопроизводстве, цели и основания его участия в процессе, формы и функции, реализуемые при осуществлении данного направления деятельности, а также формы взаимодействия органов прокуратуры и суда.

По данным государственной автоматизированной системы «Правосудие», в период с 1 июня 2013 г. по 1 июня 2014 г. Якутским городским судом было рассмотрено 397 гражданских дел, по которым гражданским процессуальным законодательством предусмотрено участие прокурора в форме дачи заключения. В то же время за аналогичный период 2012–2013 гг. тем же Якутским городским судом было рассмотрено 263 гражданских дела, по которым прокурор должен давать заключение. Таким образом, число этих дел возросло на треть.

Автором было исследовано 134 дела с привлечением прокурора с целью дачи заключения по делу, рассмотренных в Якутском городском суде в период с июня 2013 г. по июнь 2014 г. [1] 120 судебных решений были приняты в соответствии с заключением прокурора.

Данные обстоятельства являются очевидным свидетельством актуальности и своевременности исследования проблем участия прокурора в гражданском процессе.

Ч. 3 ст. 45 ГПК РФ гласит, что прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных ГПК РФ и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на него полномочий [2].

Прокурор не имеет полномочий для вступления в процесс и дачи заключения, а также в последующем внесения представления по делам, не предусмотренным в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ. В этой форме участие прокурора возможно только в случаях, прямо предусмотренных законом. Для подачи прокурором иска законом сформулировано лишь общее правило, перечень конкретных дел отсутствует. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации решила прекратить возбужденное по представлению прокурора надзорное производство по делу о признании недействительными сделок по отчуждению жилых помещений. Данное дело не относилось к гражданским делам, указанным в ч. 3 ст. 45 ГПК, по которым прокурор участвует в деле с целью дачи заключения, так как прокурором был предъявлен иск о признании сделок по отчуждению жилых помещений недействительными, в то время как предъявленное исковое требование о выселении их жилых помещений по сути являлось требованием о применении последствий недействительности сделок [3].

Более того, на практике прокурор иногда дает заключение по делам, не предусмотренным законом. Так, в декабре 2013 года Якутским городским судом к делу № 2–9642–13 об оспаривании дисциплинарных взысканий был привлечен прокурор, который дал свое заключение по данному делу [4]. Прокурор полагал нужным отказать в удовлетворении иска, с чем суд согласился. Данное дело не относилось к гражданским делам, указанным в ч. 3 ст. 45 ГПК, по которым прокурор участвует в деле с целью дачи заключения.

Также хотелось бы отметить, что в ч. 3 ст. 45 ГПК РФ дается довольно неясная формулировка цели дачи прокурором заключения по делу: «прокурор вступает в процесс и дает заключение … в целях осуществления возложенных на него полномочий». Что имеется в виду под осуществлением возложенных полномочий?

Из буквального толкования статьи выходит, что дача прокурором заключения является самоцелью. То есть, прокурор дает свое заключение по делу, чтобы тем самым осуществить это возложенное на него полномочие. Нужно заметить, что подобная формулировка цели создает больше вопросов, чем ответов.

Исходя из анализа Федерального закона от 17.01.1992 № 2202–1 «О прокуратуре Российской Федерации» [5], можно сделать вывод, что целями надзорных функций прокуратуры является обеспечение верховенства закона, единства и укрепления законности, защита прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства. Однако в этом перечне отсутствуют участие прокурора в судопроизводстве вообще и дача прокурором заключения по гражданскому делу в частности.

Следует отметить, что в советский период такого вопроса о цели не стояло. Целью участия прокурора в рассмотрении судами гражданских дел признавалось осуществление прокурорского надзора.

Роль прокуратуры в советский период сводилась, прежде всего, к надзору за соблюдением законов, в том числе и за деятельностью судов [6]. В отличие от дискуссии о процессуальном положении прокурора в случае предъявления им иска или подаче заявления, вопроса о надзорной природе процессуального положения прокурора при вступлении в рассмотрение уже начатого другими лицами дела вообще не возникало [7].

Иными словами законодателем не была определена цель дачи прокурором заключения по гражданскому делу в современном российском гражданском процессуальном праве, в то время как в советском гражданском процессуальном праве этой целью признавался прокурорский надзор за гражданским судопроизводством. Это, в свою очередь, может приводить к ошибочным, на наш взгляд, выводам о том, что в современном российском гражданском процессе прокурор осуществляет функцию надзора. Напротив, основания участия прокурора в гражданском процессе для дачи заключения строго ограничены законом т.е отказавшись от возможности существования прокурорского надзора в гражданском процессе, законодатель, тем не менее, не исключил все инструменты его осуществления, коим является дача заключения по делу. Нельзя не отрицать, что существование прокурорского надзора за судом противоречит принципам судоустройства, гражданского процесса и прокурорского надзора. Законодатель отказался от надзорной природы заключения прокурора в советском гражданском процессе. Однако законодатель, не установив новой цели для дачи прокурором заключения по делу, которая бы не противоречила установленным принципам судоустройства, гражданского процесса и прокурорского надзора, оставил открытым вопрос о правовой природе заключения прокурора.

Отдельно стоит вопрос о процессуальных правах и обязанностях прокурора, дающего заключение по делу. ГПК причисляет дающего заключение прокурора к лицам, участвующим в деле, и не лишает его прав и не освобождает от обязанностей лиц, участвующих в деле. Однако, на наш взгляд, процессуальные права и обязанности, установленные для лиц, участвующих в деле, которые действительно состязаются в гражданском процессе, мало приемлемы для вступившего в дело прокурора. Более того, использование прокурором таких процессуальных средств может привести к нарушению основных принципов судопроизводства — равноправия сторон и состязательности. В данном случае следует согласиться с мнением Изотовой Л. Н., которая утверждала, что нужно принять во внимание то, что право на обжалование судебного акта может быть использовано вступившим в дело прокурором с целью помочь стороне, которую не устраивает судебный акт, усилить ее позиции. Требованиям добросовестности такое обжалование отвечать не будет [8].

Также большим пробелом, на наш взгляд, является тот факт, что законодатель не отразил в нормах ГПК требований к содержанию заключения прокурора. Однако в науке гражданского процессуального права и юридической практике сложились общие представления о том, каково должно быть содержание заключения прокурора. Сходство задач, стоящих перед заключением прокурора и судебным решением, дает основания применить требования к содержанию судебного решения к заключению прокурора.

Таким образом, можно констатировать, что формирование института участия прокурора в гражданском процессе находится в прямой связи с проводимыми государством политико-правовым курсом. Сравнивая прежнее и новое процессуальное законодательство, мы приходим к выводу, что с принятием нового Гражданского процессуального кодекс основания участия прокуратуры в гражданском процессе существенным образом изменились, а полномочия ограничились. Тем не менее, все еще продолжают существовать атавизмы восприятия участия прокурора в гражданском процессе как осуществления прокурорского надзора за судопроизводством.

Выработанные теоретические выводы не притязают на окончательное решение затронутых проблем. Дискуссионность поставленных вопросов, идей, размышлений вызывает необходимость дальнейшего изучения правовых проблем участия прокурора в гражданском процессе в форме дачи заключения.

 

Литература:

 

1.         Это число объясняется тем, что на официальном сайте ГАС «Правосудие» опубликованы не все тексты судебных решений.

2.         Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. N 46. Ст. 4532.

3.         Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2004 года (утв. постановлением Президиума ВС РФ 08.12.2004) // Бюллетень ВС РФ. 2005. N 4.

4.         Решение Якутского городского суда № М-9502/2013 2–9642–13 2–29642/2013 — М- 9502/2013 2–9642/2013 от 12 декабря 2013 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://sudact.ru/regular/doc/DttfToORM4Yq/

5.         Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202–1 «О Прокуратуре Российской Федерации»

6.         Тадевосян В. С. Прокурорский надзор в СССР. С. 207–210; Полянский Н. Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. М., 1960. С. 148–149; Савицкий В. М. Государственное обвинение в суде. М., 1971. С. 13–29; и др.

7.         Даев, В. Г., Маршунов, М. Н. Основы теории прокурорского надзора /Ленинградский государственный университет. -Л.:Изд-во ЛГУ,1990. -136 с.

8.         Изотова, Л. Н. Отдельные процессуальные вопросы участия прокурора в арбитражном процессе / Л. Н. Изотова // Арбитражный и гражданский процесс. — 2013. — № 12. — С. 11–15

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle