Библиографическое описание:

Абдувалиева Д. А., Абдумуминова З. Генеалогический анализ антонимов в исторических произведениях Алишера Навои // Молодой ученый. — 2015. — №8. — С. 1083-1084.

Антонимы играют значительную роль в художественном творчестве. При повышении художественных и выразительных особенностей произведений широко пользуются языковые единицы в составе данной категории. Поэтому одной из злободневных проблем, стоящих на повестке дня языкознания, является изучение антонимов с научной точки зрения, пути их возникновения в языке, отношение со словесными и семантическими гнёздами других лексико-семантических групп, типы антонимов по структуре, научный анализ на основе фактических материалов синхронных отношений компонентов, образующих антитезу [1, 125].

В текстах исторических произведений А. Навои, в частности, «Тарихи мулуку Ажам» и «Тарихи анбиё ва хукамо» мастерски использованы антонимы, классифицирующиеся с точки зрения вступления в семантически противоположные слов языковые явления.

Лексемы, образующие имеющиеся в тексте антонимические гнёзда, разнообразны с генеалогической точки зрения. Анализируем эти антонимические гнёзда с генеалогической точки зрения, основываясь на фактических материалах:

1)                 Антонимия из тюркских лексем. Лексема кичик (ДТС, 306), имеющая первичное значения «маленький» в VIII-XII веках в производном значении «Последыш» образует контекстуальную антонимию с производном значением «первенец» лексему улуғ имеюей первичное значение «большой» в древнетюркском языке: Яздижурднинг икки ўғли бор эрд: улуғи Фируз ва кичиги Ҳурмуз (ТМА, 238).

В настоящее время известно восемь значений лексему улуғ как полисемантического слова (УТИЛ, 4, 280–281). Но среди производных значений не имеется значения «первенец». В свою очередь лексема улуғ с производной семой «много, большой, в количественном отношении» образуют контекстуальную антонимию с лексемой оз (УТИЛ, 3, 92) в тюркской семе «немного в количественном или числовом отношении; мало»: Чун золим табъ киши эрди, зулмидин улуғ эл озурда бўлдилар (ТМА, 214); Ва ул навъким оз ерда ободонлиғ қолди (ТМА, 203). Также, неречие оз вступает в антонимические отношения с тюркской лексемой қалин: Бағоят қалин эл жамъ бўлуб...(ТМА, 201).

Лексема кеча, обозначающая семему «часть суток от наступления темноты до рассвета; ночь» (УТИЛ, 2, 361), в древнетюркском языке использована именно в этом главном значении (ДТС, 291). Она с этим значением вступает в антонимические отношения с одним из производных значений лексемы кун, обозначающий главное значение «солнце» в древнетюркском языке (ДТС, 326): Бир кеча туш кўрди...(ТМА, 222); Ва доим сайд била кун ўткарур эрди...(ТМА, 237).

2)                 Антонимия, образованная из персидско-таджикские лекскем. Лексема шоҳ в значении «падишах; царь» (УТИЛ, 4, 599), выражающая людей двух категорий, двух сословий в обществе, образуют антонимические гнездо с лексемой гадо со значением «нищий, попрошайка, неимущий, малоимущий, бедна» (АНАТИЛ, I, 389): Бу муфрид сўз анинг сўзларидиндурким, шоҳ ва гадоға фойдаси омдур (ТАҲ, 194).

3)                 Антонимия тюркских и персидко-таджикских лексем. Лексема қуйи со значением «низ, низкий; место ниже чего-нибудь; низина» (УТИЛ, 5, 365) составляет антонимической гнездо с полисемантической лексемой баланд (УТИЛ, 1, 74) со значением «находящиеся выще поверхности земли или какой-нибудь плоскости, уровня, точки»: Яна Ардашер эрди тифле нажанд // Ки, бўлди мақоми сарири баланд. Бийик тахтидин чархи беваҳму бок // қуйи ташлаб, ул тифл бўлди ҳалок (ТМА, 251). Также в тексте имеются антонимические гнёзда қаро (ТМА, 207) — сафид (ТМА, 210), ирик (ТМА, 238) — нозук (ТМА, 230);

4)                 Антонимия, образованная из арабских лексем. Лексема савол (ТАХ, 190) со значениям «слово, употребляющееся для получения ответа, фраза; вопрос» (УТИЛ, 3, 416) образует логическую противоположность со словом жавоб (ТАХ, 127), имеющим значение «слово, отвечающее на вопрос, обращение; письмо; звук; жест и. т.д» (УТИЛ, 2, 62). В тексте произведения имеются антонимические гнёзда, образованные из арабских лексем одил (ТМА, 238) — золим (ТМА, 245), мағлуб (ТАХ, 157) — ғолиб (ТАХ, 188), аввал (ТАХ, 100) — оғир (ТАХ, 171), маъмур (ТМА, 220) — хароб (ТМА, 202), сабоҳ (ТМА, 251) — шом (ТМА, 229), саҳв (ТМА, 209) — саҳиҳ (ТМА, 215), собит (ТМА, 227) — талаввун (ТМА, 206), фақир (ТМА, 232) — ғаний (ТМА, 232);

5)                 Антонимия персидско-таджиксих и арабских лексем. Персидско-таджикская лексема гумон (ТАХ, 143) со значениями «подозрение, сомнение, заблуждение» (АНАТИЛ, I, 422), «сомнение, недоверие, предположение» (УТИЛ, 1, 198)взаимно противопоставляется лексеме эътимод (ТАХ, 155), обозначающей семемы «доверие, опора, оплот» (АНАТИЛ, IV, 573), «твёрдо верить, считая искренним, правильным, справедливым, доверие, основанное на этом» (УТИЛ, 5, 67).

Алишер Навои в своих исторических произведениях эффективно пользовался широкими возможностями узбекского языка. Используя слова с противоположным значением, историк противопоставляет образы, символы, понятия, действия — состояния. В результате лексемы в антонимических парах (гнёздах) имеют художественно-эстетическую силу [2, 33].

 

Использованные сокращения:

АНАТИЛ — Алишер навоий асарлари тилининг изоҳли луғати, I-IV жилдлар. Тошкент: Фан, 1983–1985.

ДТС — Древнатюркский словарь — Л.: Наука, 1969.

УТИЛ — Ўзбек тилининг изоҳли луғати. I-II. Москва: Русский язык, 1981.

УТИЛ — Ўзбек тилининг изоҳли луғати. 5 жилдли. Тошкент: Ўзбекистон Миллий энсиклопедияси. 2006–2008.

ТМА — Алишер Навоий. Таихи мулуки Ажам. Мукаммал асарлар тўплами. 20 томлик, 16 том. Тошкент, 2000.

ТАХ — Алишер Навоий. Тарихи Анбиё ва ҳукамо. Мукаммал асарлар тўплами. Мукаммал асарлар тўплами. 20 томлик, 16 том. Тошкент, 2000.

 

Литература:

 

1.                  Бафоев Б. Навоий асарлар лексикаси. Тошкент: Фан, 1983.

2.                  Юлдашев М. Бадиий матннинг лингвопоэтик тадқиқи. Филол. фан. ном...дисс. афтореф. –Тошкент, 2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle