Библиографическое описание:

Гагина О. А., Сенцов А. Э. Из истории ядерной группы лексем выражения концепта «обладание» во французской лингвокультуре // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 929-932.

Ключевые слова: концепт «обладание», лексическая группа, выражение концепта, диахронический аспект, лексическая единица.

 

Изучение концептов становится все более актуальным в современной лингвистической науке. В данной работе речь идет об анализе концепта «обладание» на материале французского языка. В нашем исследовании будет рассмотрена лексическая группа, выражающая указанный концепт во французской лингвокультуре, причем в диахроническом аспекте.

Для исследования процесса происхождения и развития исследуемого концепта обладания во французском языке, прежде всего, обратимся к истории ядерной группы лексем и рассмотрим их в историко-диахроническом аспекте.

В старофранцузский период (IX — XIII вв.) в состав лексической группы, выражающей концепт «обладание», уже вошли 9 из 11 лексических единиц (кроме глаголов bénéficier и jouir). Таким образом, к XIII в. ЛГ группа была практически сформирована. Центром ядра концепта «обладание» уже в рассматриваемый период являлся глагол avoir. В старофранцузский период наблюдается процесс перехода некоторых понятий, относящихся к религиозному церемониалу (например, в случае с глаголом tenir — к обряду крещения), в сферу межличностных, социальных отношений: tenir quelqu’un sur les fonts (baptismaux) — «держать во время крещения в купели» → «быть крестным отцом (матерью)». Подобный факт говорит о важной роли религиозного культа в повседневной жизни французов того времени и о том, что французский язык начинает все активнее использоваться в церкви. Еще в 813 г. поместный церковный собор в городе Туре вынес решение о том, чтобы все проповеди произносились на французском языке, для большей интенсивности усвоения народом церковной идеологии [1, с. 11].

Далее следует упомянуть о том, что период с IX по XIII вв. являлся временем расцвета феодализма во Франции. Феодальная Франция IX — XI вв. дробилась на множество княжеств, ведших постоянные междоусобные войны. С XI же века намечается тенденция к образованию более крупных феодальных объединений (герцогства Нормандское, Бургундское, Бретань; графства Фландрское, Анжуйское, Шампанское и др.). Тем не менее конфликты не утихают, а становятся еще более ожесточенными и затяжными [4, с. 24]. Этим объясняется такое широкое употребление членов лексической группы, выражающей концепт «обладание», для описания военных действий и событий, связанных с ними, например: prendre d’assaut — «взять, захватиь штурмом», prendre un traître — «арестовать предателя»; obtenit les nouveaux territoires — «заполучить, овладеть новыми территориями»; attraper quelqu’un — «захватить, поймать кого-либо». Насилие подчеркивается и в отношениях между людьми, например с женщиной: avoir une femme, tenir une femme — «овладеть (насильно) женщиной». Вышеупомянутые глаголы используются и в такой характерной для средневековой Франции сфере как охота, которая являлась развлечением феодальной знати: avoir / prendre un animal — «поймать, изловить животное», attraper un animal — «ловить в капкан, ловушку».

Рассматривая лексические единицы, составляющие семантическое поле концепта «обладание» в старофранцузском языке, особое внимание следует обратить на наличие заимствований из латинского языка (глаголы posséder, disposer, acquérir). Заметим, что глаголы posséder, disposer, acquérir относятся к пласту административно-политической лексики, к языку права, торговли, а характер данной сферы «подразумевает четкость и однозначность используемых терминов. Большинство терминов — моносемичны, именно во избежание полисемии, которая характерна для собственно французских слов, из латыни во французский язык заимствуются соответствующие глаголы» [2, c. 231]. Например, у собственно французских глаголов avoir, tenir фиксируются значения «владеть, занимать, обладать»: tenir un fief — «владеть вотчиной», avoir un territoire — «владеть территорией», но эти глаголы, как уже отмечалось, слишком полисемичны для употребления их в юридической терминологии. Отсутствие в старофранцузском глаголов, четко выражающих подобные понятия и, одновременно, их наличие в латыни, о широчайшем распространении которой будет сказано дальше, подталкивает к заимствованию: posséder «иметь, обладать правом собственности на что-либо», disposer «распоряжаться, располагать» и acquérir «приобретать, получать».

Говоря о причинах заимствования из латинского языка, надо учитывать авторитет «латинского языка среди образованных людей в старофранцузский период. На протяжении веков французский был нелитературным языком повседневного общения, в то время как латинский был языком религии, науки и государства» [3, c. 234].

В среднефранцузский период никаких изменений в составе лексической группы, обслуживающей семантическое поле концепта «обладание», в рассмотренных источниках обнаружено не было. В литературе фиксируются лишь изменения, новое развитие семантики некоторых членов рассматриваемой лексической группы. Так, в XIV в. у глагола attraper фиксируются значения «обмануть кого-либо, ввести в заблуждение», «приманивать», т. е. «овладеть, заполучить что-либо» (основное значение глагола в старофранцузский период), но путем обмана, хитрости. Здесь стоит обратить внимание на то, что это значение приходит в общефранцузский письменно-литературный язык из диалекта Пикардии, тогда как диалектной основой формирующегося языка французского народа был, как известно, франсийский диалект, диалект Парижа — столицы королевского домена, — ставшего политическим, экономическим и культурным центром Франции [1, с. 161]. Дело в том, что франсийский диалект, являясь «промежуточным», т. е. будучи окружен самыми различными диалектами, способствовал проникновению в письменно-литературный язык соседних диалектов, в частности, северо-восточной группы, шампанского и пикардского, влияние которого является заметным еще с XIII в.

Что касается изменений в семантике рассматриваемого глагола, то они, возможно, отражают ситуацию во французском обществе XIV — XV вв. Столетняя война (1337 — 1453 гг.) принесла почти полное разорение стране; обнищание населения как в городах, так и в сельской местности, повлекло за собой небывалый всплеск преступности, рост количества организованных разбойничьих банд, разгул воровства и обмана при торговых сделках [4, с. 148]. Поэтому в умах носителей языка укрепляется осознание того, что приобретение, овладение чем-либо сопряжено с обманом, какими-либо нечестными действиями.

Во второй половине XV в. сразу у двух глаголов исследуемой ЛГ появляются значения, связанные с отношениями в обществе, с определенным положением в нем, например: acquérir un titre — «обеспечивать себе титул», tenir son rang — «занимать свое место (в обществе)». Таким образом, к концу XV в. французское общество становится более упорядоченным, люди заинтересованы в том, чтобы занять определенное место в его структуре. Это, главным образом, связано с территориальным и политическим объединением страны, усилением королевской власти, особенно при Людовике XI (1461 — 1483), что, естественно, влекло за собой повышение стабильности во французском обществе.

В XVI — XVII вв. в состав ЛГ понятия обладания входят глаголы jouir и bénéficier. Глагол jouir, известный еще с XII в. со значениями «встретить с радостью», затем «наслаждаться, радостно пользоваться», приобретает в XVI в. новое значение — «обладать, пользоваться преимуществом». Таким образом, налицо практицизм, прагматизм носителей языка. Их радует то, что приносит пользу. Подобный прагматизм связана с формированием новой для французского общества буржуазной системы ценностей. Растущая буржуазия, благодаря развитию как внутренней, так и внешней торговли в XVI — XVII вв., начинает играть все большую и большую роль в административном и финансовом аппарате. Королевская власть поддерживает французскую буржуазию, т. к. развитие капиталистических отношений способствовало укреплению экономики и окончательному уничтожению феодальной раздробленности и сепаратизма [1, с. 202].

Подобную семантическую линию продолжает и глагол bénéficier. В начале XVI в. он употреблялся в значении «наделять привилегией, жаловать», а к XVIII в. у него развивается значение «пользоваться, извлекать выгоду». Напомним, что XVI в. является временем появления новой формы власти — абсолютной монархии. Королевская власть, завершив объединение страны и уничтожив непокорную феодальную знать, начинает раздавать земли и различные блага за преданную службу. Таким образом, появляется новое дворянство, представители которого наделены королевскими привилегиями, жалованы материальными благами. С течением времени они начинают осознавать свое право полной собственности и пользуются дарованным когда-то имуществом по своему усмотрению.

В XVI в. глагол avoir начинает фиксироваться в безличном обороте il y a «имеется», который указывает на факт наличия какого-либо объекта в окружающем мире: il y a trois paummes sur la table — «на столе три яблока». Кроме того, в новофранцузский период у лексических единиц-членов рассматриваемой лексической группы появляется очень много переносных значений, выражающих 1) восприятие человеком окружающего мира: prendre les choses au tragique — «трагически воспринимать происходящее»; attraper une idée — «уловить идею»; 2) характеристику: posséder un cœur d’or — «иметь золотое сердце»; 3) манеру действовать: prendre les affaires en ses mains — «брать дело в свои руки»; prendre le taureau par les cornes — «брать быка за рога» и т.д. Отметим, что «в основном полисемия исследуемых глаголов увеличивается путем метафорического переноса характеристик и процессов материального мира в область чувств, мыслей, взаимоотношений между людьми. Это свидетельствует о значительном прогрессе французского литературного языка в период ренессансно-гуманистического движения и Просвещения. Развитие философии и других гуманитарных наук, различных жанров литературы, как и повышение общей образованности, культуры вызвало расширение рамок понятия обладания» [2, c. 230].

Помимо этого, период XVI — XVII вв. был временем появления реформационных течений во Франции, как и в целом в Европе. Резко возрастает количество религиозной литературы, ведутся постоянные споры на теологические темы. К теологической терминологии принадлежат лексические единицы (être) doué,-e и posséder. Основным значением (être) doué,-e в XVII в. становится «быть наделенным каким-либо особым качеством (от Бога)», т. е. обладание каким-либо качеством по «велению» Бога осознается как неотторжимое, изначально присущее кому-либо. Глагол же posséder в конце XVI — начале XVII в. фиксируется в значении «овладеть кем-либо» в выражениях типа: un démon m’a possédé — «им овладел демон», когда речь идет о бесах, ведьмах и т.д. В этой связи следует заметить, что движение Реформации вызвало ответную реакцию католической церкви — Контрреформацию. Тридентский собор (1545 — 1547, 1551 — 1552 и 1562 — 1563 гг.) принял решение о необходимости возвращения протестантов в лоно католицизма. Была восстановлена инквизиция, многих протестантов обвинили в ереси, колдовстве и сожгли на кострах, была развязана новая «охота на ведьм» [4, с. 245].

Вместе с развитием филологии и гуманитарных наук во Франции развились математические и естественные науки. В эти науки, традиционно использовавшие латинский язык, к XVIII в. проникает французский язык. Так, глагол obtenir, имевший значение «достичь желаемого», входит в научную лексику со значением obtenir un résultat — «получить результат, осуществить проект» (в химии, математике). Таким образом, семантическое поле понятия обладания в новофранцузский период (XVI — XVIII вв.) заметно расширяется.

Таким образом, данное исследование демонстрирует формирование и эволюцию концепта «обладание» во французской лингвокультуре.

 

Литература:

 

1.                  Катагощина Н.А. и др. История французского языка. Изд-е 2-е. — М.: Высш. школа, 1976.

2.                  Сенцов А. Э. Категория обладания в языковой картине мира французов (диахронический аспект) // Молодой ученый. — 2011. — № 2. Т.1. — С. 230-233.

3.                  Сенцов А. Э. Сопоставительный анализ выражения концепта «обладание» во французской, английской и русской лингвокультурах // Молодой ученый. — 2011. — № 2. Т.1. — С. 233-235.

4.                  Шигаревская Н.А. История французского языка. — Л.: Просвещение, 1973.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle