Библиографическое описание:

Грищенко Н. В., Ольховиков А. А. Интеграция как инструмент глобализации // Молодой ученый. — 2015. — №7.3. — С. 12-14.

Современная управленческая парадигма базируется на идее о том, что ее детерминантами являются информированность, инновационность, а также глобализация рынков.

Современная парадигма представляет собой системное видение проблемы функционирования предприятия во внешней среде, отличающейся динамизмом и неопределенностью, вызванными наличием на рынке значительного количества контрагентов, движимых целью достижения собственных стратегических целей. Причем особое внимание в создавшихся условиях следует уделять конкуренции и многообразным формам ее проявления. Подчеркивая важность данного тезиса, П. Дойль указывает, что управление промышленными организациями должно сглаживать негативные последствия конкурентной борьбы, способствовать наиболее полной реализации потенциала организации и достижению ее главной цели. [3, с.144]

Отмечая особую значимость конкурентоспособности для промышленных организаций и целых национальных экономик, М. Портер исследовал влияние интеграции на повышение конкурентоспособности и признавал существенную практическую роль интеграции в улучшении рыночных позиций бизнес-структур. М. Портер связывал необходимость интеграции с улучшением конфигурации бизнеса в целях повышения конкурентоспособности. [8, с.42]

Оценивая предложения М. Портера с позиции глобализации, мы находим практическую пользу от интеграционного взаимодействия не только для роста конкурентоспособности национальной экономики, но и для развития процессов глобализации мирового экономического пространства.

Следует заметить, что исследователи глобализации проявляют единодушие, датируя возникновение этого явления концом двадцатого века. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что глобализация является естественным, объективным и эволюционным процессом. Возникновение глобализации стало возможным благодаря тому, что интеграционные процессы в конце ХХ в. достигли уровня, выходящего за рамки монопрофильных предприятий, отраслей и национальных экономик. Подчеркивая этот факт, Ю. В. Яковец отмечает, что «глобализация как определенный этап общего процесса развития мировой экономики, стала закономерным продуктом всей предшествующей ее истории». [12, с.8]

Однако, следует отметить, что проявления глобализации наблюдались и ранее. Так, В. П. Воронин приводит сведения о том, что «СССР впервые в мировой истории в период Великой депрессии 1930-ых гг. начал осуществлять глобальные институциональные преобразования на основе модернизации, вкладывая средства в покупку в США нового оборудования и новых технологий, не производимых в стране», что стало примером распространения инноваций, характерного для глобализации. [2, с.154]

Учитывая особую значимость глобализации, как сложного экономического явления, в первую очередь, требует уточнения взаимосвязь глобализации и интеграции. Под интеграцией мы понимаем «любое экономическое взаимодействие хозяйствующих субъектов, сопровождаемое их объединением для достижения общих целей». [1, с.123] Позиционируя интеграцию как способ установления взаимовыгодных связей, можно сказать, что интеграция является средством глобализации. Однако на практике традиционные интеграционные формы не редко оказываются фактором, сдерживающим развитие процесса глобализации.

Е.В. Сибирская считает интеграцию движущей силой глобализации, представленной «наиболее мощными государствами, а также транснациональными корпорациями, интегрирующими национальные и региональные рынки и обеспечивающими расширение и углубление мирохозяйственных связей, прежде всего в своих интересах». [9, с.16]

С позиции глобализации, интеграцию следует рассматривать как «акт преобразования чего-либо в единое целое или гармонизация отношений разрозненных элементов», так как в условиях глобализации хозяйствующие единицы и целые государства стремятся сохранить свою самостоятельность, соглашаясь на разного рода экономическое взаимодействие. Глобализация представляет собой наилучшую среду для проявления интеграционных отношений, так как интеграция систем, по справедливому утверждению Л.М. Никитиной, «может выражаться в улучшении взаимодействия между ними при сохранении их самостоятельности». [7, с.54]

В условиях глобализации интеграцию следует рассматривать как упрочение связей между элементами системы или превращение отдельных, мало связанных между собой систем в одну, так как, учитывая общие характеристики экономических систем, для которых характерно доминирование именно отношений между элементами, определяющих их характер и свойства, можно определить интеграцию как процесс сближения или объединения их подсистем. Понятно, что это – наиболее общее определение, требующее конкретизации применительно к различным типам подсистем, образующих комплексы, отрасли и национальные экономические системы. [11, с.54]

Развивая выдвинутое раннее предположение о том, что интеграция является инструментом глобализации, вызывают интерес механизмы интеграционного объединения сложных экономических систем, отвечающие тенденции глобализации мировой экономики. Так, Б. З. Мильнер в качестве механизма формирования интегрированных структур рассматривает создание вертикально-интегрированных корпоративных групп, а также горизонтально-интегрированных ассоциативных образований. При этом, автор акцентирует внимание с одной стороны, на результате интеграции (трансформация интегрирующихся систем в более крупные и сложные), с другой – на векторах сближения субъектов (вертикальная или горизонтальная). [6, с.315] Обратим внимание на то, что вертикальная и горизонтальная интеграция представлены как альтернативные процессы. Выступая с критикой подхода Б. З. Мильнера, Е. М. Исаева отмечает, что автор «абстрагируется от возможностей, а в ряде случаев и необходимости сочетания вертикальной и горизонтальной интеграции. Кроме того, необходимо учитывать, что в процессе интеграции не обязательно происходит усложнение и укрупнение участников, вполне возможно упрощение связей, например, в отношении бизнес-структур, переход от франчайзинговых, лизинговых и других рыночных отношений к прямым административным». [4, с.23]

В целом, «проводя параллель» между глобализацией и интеграцией, на основе анализа научных взглядов различных авторов, можно сказать, что значительное расхождение мнений по вопросам интеграции связано с тем, что интеграционные процессы существенно различаются в экономическом, организационном и институциональном планах, что вызывает необходимость рассматривать интеграцию в двух ее проявлениях: классическом и качественно новом, с учетом глобализации.

А. К. Матыцын рассматривает интеграцию в трех аспектах:

1) многоуровневость интеграции (страны, корпорации, фирмы и т.д.);

2) расширение и углубление имеющихся межэлементных связей, не сводящееся к какой-либо одной форме и не завершающееся непременно утратой системной целостности интегрирующихся субъектов;

3) возникновение качественно новых связей в механизме взаимодействия интегрированных систем.

Каждый из указанных аспектов имеет значение для дефиниции глобализации как процесса, приводящего к синхронизации экономического взаимодействия, посредством установления интеграционных связей. Действительно, глобализация находит свое проявление на различных уровнях, что приводит к возникновению интегрированных структур, отличающихся масштабом осуществления производственно-хозяйственной деятельности, позицией на мировом, национальном и отраслевом рынках, способами организационного построения, методами и инструментами, применяемыми в практике управления. Кроме этого, в результате глобализации происходит расширение связей между участниками экономического взаимодействия, проявляющееся в формировании корпоративных образований, создании транс-национальных корпораций, интеграционных союзов производителей и целых государств, что также предполагает разработку особого управленческого инструментария. [5, с.8]

Наиболее существенной стороной глобализации, вызванной интеграционными процессами, является возникновение качественно новых связей, приводящее к достижению кумулятивного эффекта. При этом задача исследователей заключается в определении характера слагаемых, образующих суммарную величину эффекта, так как далеко не все последствия глобализации могут оказаться одинаково позитивными.

Говоря о результатах глобализации, следует заметить, что оценить последствия этого процесса, а также установить «полярность» стратегических изменений, вызванных глобализацией, представляется чрезвычайно сложно. Только на протяжении XX в. мировая экономика переживала несколько революционных ситуаций, которые по-разному оценивались их современниками и до сих пор являются объектом для изучения и дискуссионного обсуждения.

При нынешнем состоянии экономики и своей роли в мировом хозяйстве Россия не может претендовать на ведущие позиции в формировании экономической политики, влиять на направление деятельности международных экономических организаций. Центральный вопрос, стоящий перед Российским бизнесом и государством, – выбор структуры развития российской экономики. Российские промышленные компании должны стремиться активно сотрудничать с зарубежными на основе специализации и кооперирования, речь идет о развертывании отечественных интеграционных структур, способных стать ключевым фактором эффективного функционирования субъектов национальной экономики. [10, с.324]

 

Литература:

1.      Воронин, В.П. Великий октябрь – катализатор глобальных институциональных преобразований / В.П. Воронин // Материалы VII Международной научно-практической конференции «Место и роль России в мировом хозяйстве». – Воронеж, 2012. – 224 с.

2.      Дойль, П. Менеджмент: стратегия и тактика / П. Дойль. - 2-е изд. - СПб.: Питер, 1999. - 559 c. – С. 144.

3.      Исаева, Е.М. Управление интеграцией институционально разнородных структур в регионе: монография / Е.М. Исаева. – Воронеж: Воронежский гос.ун-т, 2013. – 156 с. – С. 23.

4.      Матыцын, А.К. Вертикальная интеграция: теория и практика / А.К. Матыцын. – М.: Новый век, 2002. – С. 8, 20.

5.      Мильнер Б.З. Теория организации / Б.З. Мильнер. - М.: ИНФРА-М, 2003. – С. 302-324

6.      Никитина, Л.М. Проблемы теории и практики развития социальной ответственности бизнеса и корпоративного управления / Л.М.Никитина. – Воронеж: ВГПУ, 2008. – 148 с. – С. 54.

7.      Сироткина Н.В., Грищенко Н.В. Теория и практика формирования корпоративных образований: монография / Н. В. Сироткина, Н.В. Грищенко. – Воронеж: Научная книга, 2013. – 240 с.

8.      Сыроижко В.В. Экономическое моделирование и рейтинговая оценка деятельности кооперативных организаций Воронежской области / В.В. Сыроижко // Аудит и финансовый анализ. 2013. № 6. С. 170-173.

9.      Сыроижко В.В., Голикова Г.В. К вопросу об инновационном направлении развития рынка РТИ в Воронежской области / В.В. Сыроижко, Г.В. Голикова // Вестник Белгородского университета кооперации, экономики и права. 2013. № 3 (47). С. 120-124.

10.  Сыроижко В.В., Андреева А.А., Солянникова А.А. Особенности оценки технико-технологического потенциала отечественных промышленных предприятий / В.В. Сыроижко, А.А. Андреева, А.А. Солянникова // Austrian Journal of Humanities and Social Sciences. 2014. № 9-10. С. 323-329.

11.  Сыроижко В.В. Экономические инструменты рыночного саморегулирования организации: теоретико-методологическое обоснование, концепция совершенствования, технологии и методики использования / В.В. Сыроижко / Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук // Белгородский университет потребительской кооперации. Белгород, 2008

12.  Яковец, Ю.В. Стратегия стабилизации и развития производства / Ю.В. Яковец // Вопросы экономики. – 1999. – № 6. – С. 3–27.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle