Библиографическое описание:

Сергеева А. А. Метафорические концепты как источники фразеологических единиц в англоязычном политическом дискурсе // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 1001-1004.

В статье рассматриваются метафорические концепты, обусловливающие употребление фразеологических единиц в современном англоязычном политическом дискурсе. Исследуются текстовые концепты и политические процессы, в описании которых участвуют фразеологизмы, связанные с определёнными метафорическими концептами.

Ключевые слова: текстовый концепт, метафорический концепт, концептуальное основание семантики текста, фразеологическая единица, политический дискурс.

 

Современная политическая лингвистика активно пропагандирует дискурсивный подход к изучению особенностей политической коммуникации. Очевидно, что именно данное методологическое решение реализует идею междисциплинарности, поскольку дискурс эксплицирует текст в совокупности целого ряда признаков, как порождающая его социально-политическая ситуация, личные политические воззрения его автора, интенциональная направленность и связь данного текста с другими текстами, и, наконец, особенности его восприятия адресатом. [1, с. 52]

Под политическим дискурсом понимается особая знаковая система какого-либо языка, предназначенная для политической коммуникации: для пропаганды тех или иных идей, эмоционального воздействия на граждан и побуждения их к политическим действиям, для выработки общественного консенсуса, принятия и обоснования социально-политических решений. [5, с. 6] Прагматический потенциал политического дискурса раскрывает его целевая направленность, которая предполагает со стороны говорящего (политического деятеля) донесение и разъяснение определённой информации, затрагивающей общественные интересы и ценности. Языковой знак в политическом дискурсе обладает не только семантикой (отношением к обозначаемому) и синтактикой (отношением к другим знакам), но и прагматикой (отношением к пользователям языка). При построении высказываний говорящий подбирает языковые средства в соответствии со своим намерением произвести определённое впечатление, оказать воздействие, манипулируя сознанием, вызвать ту или иную реакцию реципиента. [3, с. 39]

Прагматические установки политического дискурса обусловливают частое употребление фразеологических единиц (ФЕ), которые идеально подходят для реализации таких важных системообразующих признаков политического дискурса, как манипулятивность, смысловая неопределённость, оценочность, образность, экономия речевых усилий. Широкое использование ФЕ в политическом дискурсе объясняется их способностью участвовать в косвенной оценочной номинации и отражать субъективную модальность продуцента дискурса.

Выбор и закономерности реализации ФЕ в англоязычном политическом дискурсе тесно связаны с метафорическими концептами (МК), функционирующими в сфере политики, изучение которых может служить инструментом прогнозирования принятия политических решений, выявления персуазивных и манипулятивных параметров СМИ, стратегий и тактик легитимизации и делегитимизации власти, а также определения степени влияния политических событий на функционирование языка. Кроме того, подробное изучение метафорических концептов, с их высоким прагматическим потенциалом и способностью структурировать тексты, может способствовать выявлению оснований выбора ФЕ при формировании текстов [4].

В газетных/журнальных статьях функционируют языковые единицы, тематические и ассоциативные связи между которыми дают возможность объединять их в тематические и ассоциативные блоки. Эти блоки указывают, в свою очередь, на смысловые «узлы», которые можно считать реализациями концептов, лежащих в основе смыслового содержания текста, формирующих концептуальное основание его семантики и активирующих концептуально-метафорическую репрезентацию.

В качестве наиболее активных, часто употребляющихся смысловых блоков, формирующих концептуальное основание семантики текстов англоязычного политического дискурса и обеспечивающих реализацию метафорических концептов, выступают следующие тематические блоки:

«Выборы/Власть» (progress since our first election victory; one of the most satisfying things about the election…; people voted freely to decide their own future; parliamentary elections…to disqualify candidates…; the elections’ outcome);

«Скорость/Движение» (…in a world fast forwarding to the future at unprecedented speed; pick up the pace; we’ll get the best super-fast broadband network; the French and German economies have slowed to a standstill…; one thing people want is speedy justice);

«Проблемы/Трудности» (the problems that remain; the system itself is the problem; I know how tough things are…; times get tough; despite all our difficulties; the problems go deeper);

«Риск/Опасность» (the danger of government is fatigue; to ignore its danger; dangerous parallels; a dangerous slippery slope);

«Борьба/Соперничество» (let us fight for reform in Europe; to fight a pre-medieval religious war; let’s show the world some fight; we are fighting back);

«Будущее» (the battle is not yet won to secure the future; but with eyes fixed on the future; unless we «own» the future);

«Успех» (but success will come; turn brilliant inventions into successful products).

Как правило, в текстах политического дискурса все эти ассоциативные блоки тесно связаны между собой, они образуют единое концептуальное представление о ситуации в определённый период времени.

К наиболее употребительным метафорическим концептам англоязычного политического дискурса, которые являются источниками фразеологизмов, можно отнести следующие МК: «Путешествие», «Власть», «Скорость/Движение», «Проблемы/Трудности», «Борьба/Соперничество», «Спорт», «Азартные игры», «Театр», «Музыка», «Деньги/Бизнес», «Брак/Союз».

Таким образом, МК «Путешествие» с помощью принадлежащих ему концептуальных составляющих наиболее часто реализует такие элементы концептуального основания семантики текста, как «Успех», «Власть», «Проблемы/Трудности». Например, концепт «Власть», как правило, способствует выбору ФЕ, связанных с концептуальными элементами МК «Путь» — to lead the way (вести за собой, возглавлять), to show way (быть первым, показать пример), to be on target (быть на правильном пути), to open the way for (открывать возможности для). Концептуальная составляющая «Скорость/Движение» способствует реализации таких ФЕ как: to pick up the pace (ускориться), to get this show on the road (осуществить намеченное, приступать к делу), to be on track (быть на правильном пути, добиваться успеха). Текстовый концепт «Проблемы/Трудности» может определять выбор ФЕ, связанных с направлением движения — to take turn for the worse (измениться к худшему), расстоянием — to go too far (перегибать палку), или с прекращением движения — to reach dead end (зайти в тупик, попасть в безвыходное положение), to come unstuck (оказаться в затруднительном положении), to reach an impasse (зайти в тупик).

МК «Борьба/Соперничество» обусловливает появление таких ФЕ как: to fight to to the bitter end (сражаться не на жизнь, а на смерть), red in tooth and claw (ожесточенно (биться)), down to the wire (до последнего).

Количество фразеологических реализаций метафорических концептов «Война» и «Спорт» резко увеличивается в период избирательной кампании; самыми активными элементами концептуального основания семантики текста, связанных с этими МК, являются «Борьба/Соперничество»: to fight with the gloves off (вести ожесточенную борьбу), to be at daggers drawn (быть готовым к драке), to cross swords (вступить в спор), to lock horns (вступить в борьбу), to go toe-to-toe with someone (сойтись один на один), to take off the gloves (приготовиться к бою, проявить решительность), neck and neck (тесное соперничество), а также «Критика»: to suffer the slings and arrows (страдать от проблем или критики), to open fire on smb. (выступать против кого-то), to take the flak (подвергнуться острой критике), to be in the firing line (попасть под удар), to roll with punches (держать удар, противостоять), punching bag (груша для битья)

Наиболее распространенными текстовыми концептами, которые активизируют МК «Азартные игры» и способствуют выбору фразеологических средств, являются концепты «Преимущество»: to have an ace up one’s sleeve (иметь козырь про запас), to hold all the cards/aces (быть хозяином положения), to play the part (играть роль, иметь значение), «Обман»: to stack the cards/deck against smb. (подтасовывать карты / факты), который часто способствует реализации МК «Театр»: behind the scenes (скрытый), to pull trick (обманывать), smoke and mirrors (для отвода глаз, пускать пыль в глаза).

При описании политической коммуникации реализуется МК «Музыка», который часто представляет концепты «Воздействие»: to strike/hit the right note (взять верный тон, заинтересовать), to strike chord/tone/note (задеть за живое), to be whistling Dixie (высказывать легкомысленные предположения, строить нереальные планы), «Похвала»: to blow/toot one’s own horn (хвастаться, нахваливать себя), to blow one’s own trumpet (кричать на весь свет о своих успехах), «Успех»: to bring the house down (иметь успех перед публикой), «Критика»: to face the music (безбоязненно встретить критику), и «Будущее»: to look to the future (смотреть в будущее), to hope for the best (рассчитывать на благоприятный исход).

При описании политической действительности посредством МК «Деньги/Бизнес» в концептуальном основании текста присутствует концепт «Проблемы/Трудности»: to cost smb. dear (дорого стоить), to come at the expence of smth. (наносить ущерб).

МК «Брак/Союз» реализуется с помощью фразеологических средств при описании политических ситуаций, в которых стороны действуют сообща для достижения общих целей. Следовательно, самым распространённым элементом концептуального основания семантики текста, соотносимым с данным МК, является концепт «Сотрудничество»: a match made in heaven (успешный союз), to plight one’s troth (дать слово), shotgun marriage (вынужденный союз).

Кроме перечисленных метафорических концептов в качестве источников фразеологизмов в англоязычном политическом дискурсе могут выступать следующие МК: «Климат/Природа», «Преступление», «Религиозные убеждения/разногласия», «Охота», «Магия», «Строительство», «Здоровье/Болезнь», «Растения», «Животные». Однако перечисленные метафорические концепты характеризуются низкой фразеологической активностью в политическом дискурсе.

Выбор ФЕ в англоязычном политическом дискурсе не во всех случаях зависит от метафорической картины, соотносимой с определённым МК. Во многих случаях концепт основывается на своих концептуальных компонентах, которые становятся источниками фразеологизмов. Например, множество концептуальных составляющих можно выделить у МК «Движение» (начало движения, направление, скорость, остановка движения, расстояние), МК «Путешествие» (путь, пешее путешествие, путешествие на транспортных средствах) и у МК «Война» (тактика, стратегии, виды военных действий, наступление, оборона, оружие).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что реализация ФЕ в англоязычном политическом дискурсе обусловлена той системой концептов, которая составляет концептуальное основание семантики текста. В качестве элементов концептуальных структур выступают неметафорические концепты, которые могут самостоятельно стать источниками ФЕ или же могут участвовать в концептуально-метафорической репрезентации. Неметафорические концепты, выступая в качестве целевых доменов, активизируют метафорические концепты. Выбор ФЕ в текстах-реализациях англоязычного политического дискурса может быть обусловлен: отдельными метафорическими концептами; конфигурациями метафорических концептов и конфигурациями, состоящими из метафорических и неметафорических концептов

 

Литература:

 

1.    Бабенкова Е. А. Семантические трансформации в политической коммуникации// Иностранные языки: лингвистические и методические аспекты. Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Тверской государственный университет», Тверь, 2011. — С.52–57.

2.    Кунин А. В. Англо-русский фразеологический словарь. / Лит. ред. М. Д. Литвинова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Русский язык, 1984. — 994 с.

3.    Степанов, Ю. В. Проблема автора в интерпретации языковой личности /Ю. В. Степанов. — М.:РГТУ, 1994. — 54 с.

4.    Чудинов А. П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации: монография. — Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. пед. ун-та, 2003. — 248 с.

5.    Чудинов А. П. Современная политическая коммуникация: Учебное пособие / Отв. Ред. А. П. Чудинов / — Екатеринбург: Урал. гос. пед. ун-т., 2009. — 292 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle