Библиографическое описание:

Сахаровский И. Ю. Судебная реформа 1864 года // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 588-591.

Ключевые слова: судебная реформа 1864 года, концепция судебной реформы, судебная система.

 

Отмена крепостного права неминуемо влекла за собой реформы в области центрального и местного управления, суда, военного дела, просвещения.

Гораздо более последовательной, чем земская и городская реформы, стала реформа суда. Подготовка судебной реформы началась осенью 1861 г., на высшей точке демократического подъема в стране. Александр II поручил готовить судебную реформу комиссии из лучших законоведов, которых фактически возглавлял юрист, статс-секретарь Государственного совета С. И. Зарудный, он специально изучал законодательство и судебную практику европейских государств. 20 ноября 1864 г. Александр II утвердил новые Судебные уставы. Они вводили вместо феодальных сословных судов цивилизованные судебные учреждения, общие для лиц всех сословий с одним и тем же порядком судопроизводства. [1]

Документы судебной реформы включали в себя Судебные уставы, первый посвящен судоустройству, второй и третий — процессу, гражданскому и уголовному, четвертый содержал нормы материального права о небольших уголовных и административных правонарушениях, подсудных мировому суду.

Необходимо отметить, что действие Судебных уставов 1864 г. распространялось только на 44 губернии, составлявших чуть более половины губерний Российской империи. Так, Судебные уставы не применялись на территории Белоруссии, Сибири, Средней Азии, северных и некоторых северо-восточных губерний европейской части России.

Реформировалась и судебная организация. Судоустройство в Российской империи по законам 1864 г. отражало новую судебную систему. Она состояла из двух структур: местных судов (для менее значительных дел) — волостного и мирового, а также судов общих (коронных) — окружного суда и судебной палаты.

Мировые суды учреждались с целью разгрузить основное звено — общие суды — от малозначительных дел. Образцом послужил мировой суд Англии, где на должности мировых судей правительство назначало «уважаемых и почтенных» людей из местного населения, которые не получали за свой труд вознаграждения. Но в России мировые судьи (участковые и почётные) избирались органами местного самоуправления (уездными земскими собраниями и в столицах — городскими думами) и утверждались в должности 1-м департаментом Сената. [2]

Главная особенность мирового суда — его компетенция. В его юрисдикции находились малозначительные дела: проступки и мелкие преступления, гражданские иски небольшой цены. Рассматривались они единолично, в составе одного человека — мирового судьи.

Надзор за органами мировой юстиции осуществляли министр юстиции, судебные палаты и кассационный департамент Сената.

Мировой суд опирался на общие принципы судоустройства, принятые судебными уставами: все сословности, независимости и несменяемости судей, гласности и состязательности. Само название, ведущее начало от мирового посредника, который регулировал отношения крестьян и помещиков после отмены крепостного права, указывало на то, что данный суд призван был не столько судить и карать, сколько мирить стороны, склонять их к принятию мирового соглашения. Недостаток лиц с юридическим образованием, а также стремление приблизить мировой суд к населению определили порядок замещения должностей судей в местной юстиции.

В таком виде мировой суд функционировал до 1889 г. Затем в рамках контрреформ он был фактически ликвидирован. Это была самая радикальная мера в рамках судебной контрреформы.

В этот период времени существовали и специальные суды — Крестьянские. Так, в ходе крестьянской реформы было сформировано крестьянское сословное самоуправление. В его рамках действовала крестьянская юстиция, или, как ее еще называли, «крестьянский самосуд». В рамках первого периода (1861–1889 гг.) ядром крестьянской юстиции выступал волостной суд. Это был выборный орган, включавший от 4 до 12 судей, преимущественно крестьян-домохозяев, которые осуществляли свои функции либо на выборной безвозмездной основе, либо за установленное волостным сходом вознаграждение. [3]

Таким образом, волостные суды подчинялись надзору мировых судей, которые были должны не менее раза в год ревизовать волостные суды своего участка с указаниями должностным лицам этих судов на замеченные беспорядки и отступления от закона. Высший надзор за волостными и верхними сельскими судами был возложен на мировой съезд. Мировой съезд мог издавать особый наказ для этих судов, представляемый, через старшего председателя палаты, министру юстиции. Председатели мировых съездов могли ревизовать верхние сельские суды. Наконец, мировому съезду принадлежала известная дисциплинарная власть над волостными судьями.

Система общих (коронных) судов имела две инстанции: окружные суды и судебные палаты (одна на несколько судебных округов).

Окружные суды и судебные палаты учреждались для более важных уголовных и гражданских дел. В заседаниях окружных судов и судебных палат могли принимать участие 12 присяжных заседателей, выбираемых по жребию из «местных обывателей всех сословий» и записанных в специальные списки. Они устанавливали виновность или невиновность обвиняемого, а меру наказания определял судья. Такое решение окружного суда считалось, как правило, окончательным. Судебная инстанция являлась апелляционной инстанцией, если окружной суд вынес приговор без участия присяжных заседателей. [4]

В 1889 г. в системе государственных судов появилось еще одно звено — уездный член окружного суда. Окружной суд выступал по отношению к уездным членам апелляционной инстанцией.

В аппарат окружного суда входили прокурор и его товарищи (т. е. помощники), судебные следователи, привлекались адвокаты. Решения, принятые окружным судом с участием присяжных заседателей, считались окончательными и не подлежали обжалованию по существу, их можно было обжаловать только в кассационном порядке (т. е. при нарушении законности в производстве дела).

Судебная палата (в составе четырех членов и трех сословных представителей: предводителя дворянства, городского головы и волостного старшины), объединяла несколько судебных округов и разделялась на уголовный и гражданский департаменты, которые возглавлялись председателями.

Судебная палата выступала как суд первой инстанции по государственным преступлениям и преступлениям должностным, особо важным уголовным. Как суд второй инстанции судебная палата рассматривала в порядке апелляции решения и приговоры окружных судов (по жалобам и отзывам сторон и протестам прокуроров). Кроме того, судебная палата осуществляла надзор за деятельностью окружных судов. При судебной палате учреждалась корпорация адвокатов — присяжных поверенных.

Ее решения считались окончательными и могли быть обжалованы только в кассационном порядке.

Высшей судебной инстанцией был Сенат — как высшая кассационная инстанция (пересмотр или отмена приговора). Как и судебная палата, Сенат состоял из двух департаментов: уголовных и гражданских дел. В Сенате можно было обжаловать окончательные приговоры. Сенат объявлялся также высшим органом судебного надзора для всех вновь созданных судебных «установлений», все спорные дела рассматривались общим собранием кассационных департаментов.

Что касается торговых и вексельных споров, отнесенных к компетенции созданных в 1821 г. коммерческих судов, то согласно Устава судопроизводства в судах коммерческих, подготовленного Сперанским и принятым Государственным Советом Российской Империи в 1832 г., исполнение их решений происходило через полицию, а в после реформенный период также через службу приставов. Коммерческий суд не заведовал исполнением своих собственных решений, а лишь выдавал на их основе исполнительные листы. После проведения судебной реформы 1864 г. системы коммерческих и общих судов были основаны на единых принципах процесса, и ни одна из них существенно не превосходила другую. Если общие суды были более современны, более последовательно проводили принципы состязательного процесса, то коммерческие суды компенсировали свое отставание за счет специализации и скорости рассмотрения дел. Система коммерческих судов была незавершенной и не охватывала всей территории страны.

Судопроизводство в коммерческих судах имело определенные особенности, главные из которых сводились к следующим: ускоренное рассмотрение дел, решение суда основываюсь как на законе, так и на обычае. Оно провозглашаюсь сразу после окончания прений сторон. Апелляционной инстанцией для коммерческих судов являлся Сенат.

Полковые суды выступали в качестве основной единицы военной судебной власти. Они учреждались в каждом полку, именно рамками данной войсковой части ограничивалась юрисдикция полкового суда. Им были подсудны только нижние чины и лишь за совершение преступлений, за которые предусматривались исправительные наказания. Судопроизводство было максимально упрощено. Военно-окружные суды создавались при каждом военном округе.

Военно-полевые суды создавались в каждом случае для рассмотрения конкретного дела (или дел) распоряжением губернатора той местности, которая была объявлена на военном положении.

Особое положение занимал церковный суд, он был сохранен авторами судебных уставов. Надо полагать, законодатель опасался произвести коренные преобразования в этой области и не желал подорвать авторитет церкви посредством вынесения рассмотрения дел священнослужителей в открытом процессе. Поэтому Российское законодательство сохранило те основные начала, на которых изначально строился духовный суд: письменность производства, розыскной процесс, отсутствие гласности. Но одновременно усилилась тенденция по сокращению компетенции церковного суда. Часть дел были отнесены к юрисдикции светского суда. Были унифицированы правила проведения следствия в отношении мирян и духовных лиц. В судебных уставах появились нормы, регламентировавшие взаимодействие между гражданскими и духовными судами. Но на практике прослеживалась конкуренция церковных и светских законов, вследствие чего по многим делам возникали коллизии, связанные с подведомственностью и подсудностью дел.

Наряду с этим появляется сравнительно новый процессуальный институт — судебное следствие. Судебные следователи проходили по ведомству Министерства юстиции, но формально никому не подчинялись. В их задачу входила подготовка дела для передачи его в суд. Следователи были процессуально независимыми и несменяемыми чиновниками особого рода, они являлись членами окружных судов, и даже, при нехватке судей, могли призываться в состав суда. Круг их деятельности объединял дознание и следствие (в современном их понимании). [5]

Следователь возбуждал следственное дело, как только находились достаточные данные для уверенности в событии преступления, руководил оперативной деятельностью полиции, опрашивал свидетелей и подозреваемых, собирал доказательства. В 1880-х годах, при императоре Александре III, этот институт подвергся перестройке, его упразднили вместе с другими элементами судебной системы в 1917 году.

В период судебной реформы 1864 года были провозглашены и реализованы следующие принципы судоустройства и судопроизводства: отделение суда от администрации, создание всесословного суда, равенство всех граждан перед судом, несменяемость судей, гласность, устность, состязательность процесса, презумпция невиновности. Закрепление указанных принципов на тот момент было существенным шагом вперед. Однако самодержавие не могло смириться с самостоятельностью судов, с гласностью судебного разбирательства и вскоре после опубликования Судебных Уставов 1864 года в России началась судебная контрреформа, результатом которой стало существенное ограничение провозглашенных принципов правосудия.

Таким образом, одним из результатов судебной реформы 1864 г. стало создание принципиально новой, упорядоченной судебной системы, построенной на современных принципах. При этом она сохранила деление системы на общие и специальные судебные учреждения. Одной из заслуг судебной реформы 1864 года было введение в российскую судебную систему мировой юстиции, которая должна была освободить общие суды от большого количества малозначительных гражданских и уголовных дел и максимально приблизить правосудие к народу.

Нельзя отрицать эффективность специализированных судов. Но при этом они тормозили создание монолитного судебного механизма, способного единообразно разрешать тот или иной правовой спор.

Справедливо отметить, что судебная реформа 1864 г. была наиболее последовательной и эффективной из всех реформ 1860-х годов. В то же время следует подчеркнуть, что ей не удалось преодолеть некоторые сословные пережитки. Так, в стране продолжали выполнять судебные функции консистории в епархиях, рассматривавшие дела священнослужителей, и военные судебные органы, которым были подсудны дела военнослужащих. Кроме того, сохранился Верховный уголовный суд, к ведению которого относились дела членов Государственного Совета, сенаторов, министров и генералов. Деятельность духовного суда консистории была регламентирована еще «Уставом духовных консисторий», утвержденным еще в 1841 г. императором Николаем I, и продолжавшим применяться вплоть до 1917 г.

 

Литература:

 

1.    Черкасова Н. В. Судебная реформа 1864 г. и возникновение адвокатуры в России / Н. В. Черкасова // Политико-правовые идеи института в их историческом развитии. 1980. С. 151–154.

2.    Мировая юстиция на окраинах. Основные выводы (Окончание) / С. В. Лонская // Мировой судья. — М.: Юрист. 2013. № 11. С. 22–29.

3.    Берендтс Э. Н. Связь судебной реформы с другими реформами Александра II и влияние ее на государственный и общественный быт России / Э. Н. Берендтс. — Петроград: Сенат, 1915. С. 187.

4.    Лаптева Л. Е. Земские учреждения в России / Л. Е. Лаптева. — М.: ИГПАН, 1993. С. 75.

5.    Петухов Н. А. Становление военно-судебных органов в России / Н. А. Петухов В. Б. Пипко, А. А.Толкаченко // Российская юстиция. 2003. № 1. С. 14.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle