Библиографическое описание:

Горина О. А. Правосубъектность носителя конституционного права на образование в случае его реализации в негосударственном общеобразовательном учреждении // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 552-554.

Понятие правосубъектности в законодательстве отсутствует, несмотря на то, что оно широко применяется в научной и практической деятельности. В большинстве случаев понятие «правосубъектность» объединяет понятия правоспособности и дееспособности лица, то есть отождествляется с понятием «праводееспособности». [1]

В настоящей работе правосубъектность (совокупность правоспособности и дееспособности) рассматривается как возможность иметь субъективные права и нести юридические обязанности, а также совершать юридически значимые действия по их осуществлению.

По общему правилу правоспособность гражданина возникает с рождения и прекращается смертью (ст. 17 ГК РФ), а дееспособность, то есть возможность самостоятельно осуществлять свои права — с 18 лет (ст. 60 Конституции РФ, ст. 21 ГК РФ).

Одной из важнейших характеристик правового статуса личности в сфере образования является момент возникновения конституционного права на образование и момент, с которого субъект права приобретает возможность своими действиями реализовать принадлежащие ему права.

Вопрос о правосубъектности гражданина в области общего образования широко обсуждается в научной сфере. Существует несколько мнений относительно содержания и момента возникновения право- и дееспособности гражданина в сфере образования в целом и общего образования в частности.

Многие авторы отмечают так называемую ограниченную право- и дееспособность граждан в области реализации конституционного права на получение общего образования.

По мнению Л. Б. Александровой правоспособность в области образования не является безусловной, несмотря на то, что право на образование принадлежит человеку с рождения. Фактически правоспособность в области образования как юридически гарантированная возможность обладания правом на образование связана по времени с началом получения общего образования. Л. Б. Александрова также отмечает, что образовательная правоспособность гражданина прекращается не в связи со смертью, а в связи с наступлением предельного возраста получения бесплатного общего образования. [2] При этом автор рассматривает дееспособность несовершеннолетнего в области образования до завершения им основного общего образования как частичную или ограниченную: обучающийся в рамках выбранной родителями формы обучения и вида образовательного учреждения, своими силами, исходя из собственных возможностей, участвует в процессе обучения и воспитания, является участником образовательного процесса. При этом, как отмечает автор, самостоятельность обучающегося ограничена правами и обязанностями родителей.

Аналогичной позиции придерживается Т. Н. Матюшева. Поскольку обучающийся не может до 15 лет самостоятельно прекращать обучение, а право самостоятельно выбирать тип и вид образовательного учреждения, форму получения образования принадлежит только совершеннолетним гражданам, дееспособность гражданина в области образования квалифицируется как ограниченная. Полная дееспособность в образовании, по мнению Т. Н. Матюшевой, невозможна до достижения совершеннолетия. [3]

Как отмечает 3.П. Дащинская, образовательная дееспособность — способность личности самостоятельно, осознанно быть участником образовательного процесса. Образовательная дееспособность не связана ни с гражданской, ни с иными видами дееспособности гражданина. Однако следует заметить, что статус участника образовательного процесса не совпадает по объему прав и их содержанию со статусом участника образовательного правоотношения, а такие категории, как правоспособность и дееспособность являются существенными элементами именно правоотношения, а не иных видов общественных отношений. [4]

По нашему мнению, закрепленная законом и иными нормативно-правовыми актами способность граждан вступать в конкретные правоотношения, а также нести установленные обязанности и составляет содержание правоспособности.

Образовательная правоспособность гражданина возникает с рождения, то есть с самого рождения он приобретает право на получение образования в сложившейся образовательной системе, которое может быть реализовано по достижении определенного возраста. Именно эти дополнительные условия реализации права на образование и составляют содержание образовательной дееспособности, то есть способности лица своими действиями реализовать принадлежащие ему права. Таким образом, образовательная дееспособность — это правоспособность, обусловленная рядом факторов: возраст, состояние здоровья и др.

По общему правилу гражданин становится полностью дееспособным с 18 лет. Однако образовательная дееспособность возникает гораздо раньше. Достижение возраста, с которого возможно получение общего образования, является моментом, определяющим возникновение способности своими действиями реализовать конституционное право на образование, и имеет определяющее значение.

Обучение детей в образовательных учреждениях, реализующих программы начального общего образования, начинается с достижения ими возраста шести лет шести месяцев при отсутствии противопоказаний по состоянию здоровья, но не позже достижения ими возраста восьми лет. По заявлению родителей (законных представителей) учредитель образовательного учреждения вправе разрешить прием детей в образовательные учреждения для обучения в более раннем возрасте.

Закон не делает исключения для негосударственных образовательных учреждений, реализующих программы общего образования. Таким образом, образовательная дееспособность гражданина, поступающего в общеобразовательное учреждение для освоения образовательных программ общего образования, независимо от формы собственности, наступает с 6 лет 6 месяцев. Установление минимального возраста, с которого может начинаться освоение общеобразовательных программ, представляет собой, фактически, пример позитивного ограничения права на образование с целью сохранения здоровья детей. Данное ограничение, таким образом, соответствует принципам позитивного ограничения прав и свобод, установленным в ч. 3 ст. 55 Конституции, поэтому его можно рассматривать в качестве дополнительной гарантии реализации конституционного права на образование.

Следует отметить, что образовательную дееспособность гражданина в данном возрасте нельзя квалифицировать как неполную или ограниченную. Право на образование может быть реализовано только собственными действиями, опираясь на личные способности и качества. Обучающиеся с первых дней обучения обладают всей полнотой прав и обязанностей и несут ответственность за допущенные дисциплинарные проступки. Участие родителей в освоении образовательных программ общего образования не требуется, к тому же родители выступают как самостоятельные субъекты образовательных правоотношений.

Как уже отмечалось ранее, в сфере образования не существует института ограничения дееспособности граждан, так как для граждан с отклонениями в развитии предусмотрена законодательная возможность получения общего образования в специальных коррекционных учебных заведениях, классах.

Также следует особо отметить, что не стоит отождествлять образовательную правоспособность и гражданскую. Так, например, стороной договора возмездного оказания образовательных услуг в негосударственном общеобразовательном учреждении, являются родители (законные представители) обучающегося. Это не дает основания говорить об ограниченной образовательной дееспособности гражданина, поскольку совершение сделок является элементом гражданской дееспособности, которая наступает в полном объеме с 18 лет.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить, что образовательная правосубъектность гражданина представляет собой правосубъектность особого вида, содержание которой определяется законодательством об образовании, локальными актами образовательного учреждения и договором возмездного оказания образовательных услуг, заключенным с негосударственным общеобразовательным учреждением. Именно тот круг прав и обязанностей, который обучающийся в рамках образовательных правоотношений осуществляет самостоятельно, и составляет особенность его правового статуса.

 

Литература:

 

1.                  Спасская В. В. К вопросу о специфике образовательных правоотношений //Право и образование. 2014. № 2.- С. 99.

2.                  Александрова Л. Б. Образовательное право России: становление и развитие в условиях реформ: Автореф. дис…канд. юрид. наук.- Волгоград, 2005.- С. 58.

3.                  Матюшева Т. Н. Правовой статус гражданина РФ в сфере образования: Автореф. дис…канд. юрид. наук.- Ростов-на-Дону, 2009.- С. 54.

4.                  Дащинская 3.П. Конституционно-правовое регулирование организации и деятельности общеобразовательных учреждений: Автореф. дис…канд. юрид. наук.- М., 2013.- С. 21.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle