Библиографическое описание:

Понаморёва Ю. В. Историко-мифологические представления как основа культурной традиции японцев // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 896-900.

Статья посвящена вопросам, связанным с изучением процессов формирования культурной традиции японской нации, через которую представляется возможным рассмотреть специфику японского этноса. Изучены основные историко-мифологических представления древних японцев, влияние которых ощущается во всех сферах жизни страны. На основе анализа летописных сводов «Кодзики» и «Нихон сёки» делается попытка выявления каналов передачи исторических и ментальных знаний японской нации. Отмечается, что несмотря на то, что культурное наследие японцев в ходе исторической эволюции подверглось трансформации, некоторые аспекты японской традиционной культуры живы и по сей день, хотя и модернизируются в связи с изменениями современного уклада жизни.

Ключевые слова: японская мифология, традиционные ценности, культурное мировоззрение, ментальность.

 

Страна Восходящего Солнца известна своей уникальной культурой и богатым наследием, благодаря чему можно говорить о специфики менталитета японского этноса. Вековые японские традиции и обычаи, которые находят истоки в древних историко-мифологических представлениях, сохраняются японским народом с древнейших времен. Подобная организация общества строится на таком фундаментальном понятии как миф. Именно миф является своеобразным хранилищем древних групповых представлений, ставших основой для формирования традиционной культуры и сохранившихся в массовом сознании современного японского общества. При этом для сохранения традиционной культуры, японцы не просто отдают дань древним традициям, но и заново осознают и оценивают традиционные ценности в соответствии с современной социально-экономической обстановкой.

В данном контексте проблема понимания культурной традиции японского народа, отраженная в первых национальных летописях данного народа «Кодзики» и «Нихон сёки», датированных VIII веком н. э., и получившая продолжение в последующем развитии, безусловно, представляет научный интерес.

Прежде чем говорить о механизмах, направленных на сохранение японской культурной идентичности следует кратко осветить исторические условия формирования первых письменных источников «Кодзики» и «Нихон сёки». Их значение не вызывает сомнения, поскольку именно они являются старейшими записями истории древней Японии. Историк Н. И. Конрад писал: «Кодзики не только священная книга синтоизма, не только древнейший историографический памятник, но и первая по времени подлинная эпопея Японии» [1, С. 73].

Стоит отметить, что в древние времена мифологическое сознание японцев складывалось и оформлялось, опираясь исключительно на устную народную традицию, смешанную с религиозными верованиями, что, безусловно, связано с отсутствием в Японии на тот момент собственной системы письменности. И лишь в VIII веке н. э., во времена, когда страна испытывала существенное влияние различных идеологических и религиозных систем соседних государств, японцы попытались систематизировать национальную мифологию.

«Кодзики» и «Нихон сёки» являются старейшими хрониками японской мифологии, составленные в 712 году н. э. и 720 году н. э. соответственно. Они представляют собой свод мифов, легенд и исторических рассказов о рождении первых богов, о сотворении японского архипелага и появлении японского народа. При этом четко прослеживается политический характер первых мифологических сводов, о чем свидетельствует тот факт, что они являлись ключом к пониманию японской концепции божественного происхождение правящей императорской династии, а также её превосходства над другими политическими и культурными центрами.

Удивительный факт происхождения императорского дома, согласно японской традиции, заключается в её непрерывности на протяжении долгих лет, чем обосновывается священный статус императора в качестве кровного потомка главы пантеона синтоистских богов — Аматэрасу, дочери первых японских божеств Идзанаги и Идзанами. Сотворив землю, богиня Аматэрасу отправила на землю своего сына Ниниги, дав ему в помощь три предмета, которые позже стали священными регалиями японских императоров: ожерелье из драгоценных камней, меч и железное зеркало. Как видно из источников, именно поклонение богине солнца и обладание данными предметами обеспечивало легитимность власти императора и его потомков «Это зеркало полностью считай моим духом, и поклоняйся ему так, как мне поклонялся бы» [2, С. 85]. И хотя в японской мифологии отсутствует отдельный миф о сотворении человека, это лишний раз подразумевает, что люди являются прямыми потомками японских богов. Начиная с VII века н. э. глава самого сильного японского клана стал называть себя императором — тэнно, что в переводе с японского языка означает «небесный государь». Так, «Нихон сёки» повествуют о восшествии на престол внука Ниниги — Дзимму, который и положил начало императорскому роду в Японии: «В новолуние на День Каното-но тори государь Дзимму огласил повеление, сказав: «Уже шесть лет я провел здесь с тех пор, как покорил восточные земли. За это время мощь Царственного Неба повергла врагов… Воистину, нам теперь надлежит возвести обширную столицу, чтобы она здесь процветала… Весной года Каното-но тори, в начальном месяце, в день новолуния Каноэ-но тацу, государь во дворце Касипара вступил на престол. Тот год считают первым годом правления государей» [3, свиток III].

Основополагающим фактором, определяющим контекст формирования самосознания и отношения японцев к окружающему миру, является японская национальная культурная традиция, имеющая в своей основе не только особенности исторического развития страны, но и своеобразную систему религиозных воззрении, являющихся некой совокупностью синтоистской, буддийской и возникших на их основе поздних народных мифологических систем. При этом религиозно-мифологические представления являются главным элементом традиционного мировоззрения древних японцев. На их основе происходило становление собственной культурной и языковой японской традиции, направленной на сохранение духовно-нравственных ценностей и определяющих её национальную специфику.

Чтобы понять и проанализировать самобытность культуры Японии, прежде всего, следует обратиться к традиционным японским ценностям, сохранившимся в японском обществе ещё с древних времен. К основным, исторически сформировавшимся духовно-нравственным японским ценностям можно отнести:

1)      преданность семье и культ предков,

2)      сакральное происхождение императорского рода; культ императора,

3)      почтительное отношение к старшим; патриархальность,

4)      гармония в коллективе и верность друзьям,

5)      любовь к природе.

При этом следует обратить внимание на веротерпимость японцев, в результате которой можно говорить об особой, чисто японской форме религиозности — синто, которая и формирует основу культурной традиции данного народа. И хотя в современной Японии наблюдается незначительный отход от традиционных нравов и устоев, что напрямую связано с вестернизацией Японии в XXI веке, японцы по-прежнему продолжают жить согласно синтоистским заповедям. Подобное бережное сохранение культурной идентичности говорит о способности японской нации заимствовать и адаптировать зарубежные ценности, сохраняя при этом собственную индивидуальность и свой собственный стиль. Связано это с тем, что древние традиции глубоко укоренились в сознании японцев, определяя характер их отношения к действительности.

Японская культура является сложной и многослойной системой, одним из важнейших компонентов которой служит мифологическое наследие. Очевидна тесная связь мифов с традиционными праздниками, а также обычаями, гаданиями и различными магическими практиками древней Японии, в которых и проявляются отличительные черты японского менталитета. Говоря о традициях и обычаях как условиях сохранения культурной идентичности японцев, прежде всего, следует уделить внимание семейным праздникам, в которых напрямую отражена история японского народа.

Праздничная культура японского общества наполнена огромным множеством различных праздников и фестивалей, которые в той или иной мере связаны с религией и народными традициями. В Японии традиционные празднества называются словом «мацури», которое согласно синтоистским канонам переводится с японского языка как «почитание», «поклонение», «синтоистское богослужение», «культ». Данная интерпретация термина праздника, прежде всего, связана с синтоистским культом, поскольку в древности им обозначали священные действия, направленные на умилостивление японских богов — ками. Подобная практика общения с богами и их восхваления соблюдается во многих традиционных японских праздниках и в настоящее время, как, например, во время празднования Нового года, а также «Праздника душ умерших» — Обон. Считается, что во время праздников духи предков навещают своих родных, чтобы повеселиться вместе с ними.

В календарной обрядности японцев Новый год занимает первое место среди семейных праздников, поскольку дает возможность собраться в кругу семьи и поделиться своей радостью с окружающими. Традиционно праздник длится с 31 декабря по 3 января, данный период называется О-сёгацу, что в переводе с японского означает «истинный месяц» или «начало года». Японцы очень тщательно готовиться к празднованию Нового года. Ещё в преддверии праздника они начинают писать родственникам и друзьям поздравительные открытки с пожеланием счастья, здоровья и процветания в новом году — ненгадзё. Особое значение уделяется уборке и украшению японского жилища, поскольку данный ритуал направлен не только на наведение порядка, но и на изгнание злых духов. Обязательным атрибутом японского нового года являются кадомацу — композиция из веток сосны, бамбука и папоротника, украшающая вход в дом японцев в знак приветствия новогодних божеств. В культурной традиции японского народа они символизируют стабильность, стойкость и долголетие. Среди традиционных японских блюд новогоднего стола стоит отметить рисовые лепешки — моти, которые также являются праздничным преподношением богам, от благосклонности которых зависит процветание в новом году.

Ещё одним не менее важным событием в жизни японцев является ежегодный религиозный фестиваль поминовения усопших — Обон-мацури, истоки которого кроются в буддийских обычаях почитания духов предков. В связи с переходом с лунного на григорианский календарь дата начала празднования фестиваля варьируется в различных регионах страны, однако большая часть японского населения отмечают Обон-мацури с 13-ого по 15-ое августа, что наиболее близко к традиционной дате. Данный праздник считается одним из главных семейных праздников в Японии. Особое значение в этот день придают ритуалу зажигания фонарей, чтобы души предков легко могли найти дорогу домой. В дни празднования японцы посещают буддийские храмы, принося подношения к алтарям, а также навещают могилы своих умерших родственников, показывая им уважение и благодарность.

Одной из самых важных частей праздника является традиционный танец Обон-одори, призванный успокоить души умерших предков. Существует легенда, связанная с этим обрядом праздника: «Один человек очень хотел узнать, как живёт его мать в стране мёртвых. Ему явилось ведение в образе матери, страдающей от голода. Любящий сын приготовил ей миску самой лучшей еды, но каждый раз, когда его мать пыталась съесть хоть кусочек, еда вспыхивала ярким пламенем и превращалась в золу. Тогда сын спросил у буддийского монаха, как можно облегчить страдания матери. Священник объяснил ему, что его мать наказана за грехи, совершенные ею в земной жизни, и, чтобы спасти её душу, надо накормить души всех монахов из всех стран на пятнадцатый день седьмого месяца. Выполнив наказ, сын вернулся к матери и увидел, что она пляшет от радости» [4, С. 291]. В последний день празднества японцы собираются на берегу реки, чтобы вновь зажечь и отпустить в воду бумажные фонарики для сопровождения душ предков в их мир.

Несомненно, истоки большинства японские праздников и ритуалов восходят к древне-японской мифологии. Легенды, связанные с праздниками, выступают в качестве носителя определенной культурной составляющей японцев, в них содержится информация о различных божествах, о происхождении тех или иных обрядов, а также этнических символах, характерных для современного японского общества.

Ярким примером одного из наиболее романтичных японских праздников, имеющих глубокие исторические корни, является праздник Танабата или «Праздник небесных звёзд», ежегодно отмечаемый в Японии 7 июля. Смысл данного праздника кроется в одной древней легенде о двух влюбленных звездах: «У бога Небесного Свода была прекрасная дочь, по имени Танабата. Целыми днями она трудилась, ткала из облачной нити небесные одеяния для своего царственного отца. Однажды замуж, когда Танабата сидела за ткацким станком, она вдруг заметила красивого юношу, которого звали Хикобоси, ведущего на поводу быка. И она сразу же влюбилась в него. Отец Танабата, прочитав сокровенные мысли дочери, вскоре согласился устроить свадьбу. Но, к несчастью, Танабата и её муж любили друг друга так сильно, что позабыли обо всём на свете. Вот почему Танабата перестала ткать, а бык Хикобоси бродил по просторам равнины Высокого Неба. Бог Небесного Свода очень разгневался и повелел, что отныне Танабата и Хинобоси будет разделять Небесная Река. И только на седьмую ночь седьмого месяца, если стояла хорошая погода, собиралась большая стая сорок и образовывала мостик через реку, и тогда влюбленные могли встретиться друг с другом» [4, С. 288–289]. В день праздника японцы развешивают узкие полоски цветной бумаги на ветвях бамбуковых деревьев, размещенных во дворах своих домов, с написанными на них желаниями и именами возлюбленных. Согласно древним представлениям желание, загаданное во время праздника, в случае хорошей погоды должно обязательно сбыться.

Таким образом, проведенный анализ позволяет выделить некоторые особенности менталитета японского этноса. Можно утверждать, что сильные чувства групповой принадлежности, преданности истории своего народа являются распространенными идеалами среди сохранившихся аспектов древней японской ментальности. При этом праздник для японцев является своего рода отражением японского культурного наследия, он способствует проявлению традиционных общественных устоев и духовных ценностей, что имеет немаловажное значение для их адаптации к условиям глобализации современности.

Пропитанная элементами синто-буддийского синкретизма, праздничная культура является неким звеном этнической самобытности японского общества, истоки которой, безусловно, коренятся в ранних историко-мифологических представления японцев. Именно данный механизм сохранения и передачи культурных ценностей японского общества позволяет понять специфику психологии данного народа. Японцы, как никто другие, наиболее остро понимают важность сохранения своих духовных традиций и норм, а также передачи данного исторического опыта последующим поколениям, что, безусловно, отражает сущность японской культурной идентичности.

 

Литература:

 

1.         Конрад Н. И. Очерки японской литературы. — Московский институт востоковедения. — М.: Художественная литература, 1973. — 462 с. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://imwerden.de/pdf/konrad_ocherki_japonskoj_literatury_1973.pdf#3 (дата обращения: 18.03.2015).

2.         Кодзики («Записи о деяниях древности») / Пер., коммент. е.М. Пинус. –СПб.: ШАР, 1993. — 320 с.

3.         Нихон сёки («Анналы Японии») / Пер. Л. М. Ермаковой, А. Н. Мещерякова. — СПб.: Гиперион, 1997.

4.         Японская мифология: энциклопедия. — М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. — 460 с.

5.         Дэвис Хэдленд. Мифы и легенды Японии. — Изд-во: Центрполиграф, 2008. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.e-reading.club/book.php?book=1003390 (дата обращения: 22.03.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle