Библиографическое описание:

Тарелкина Т. И. Потенциальные слова, образованные на базе междометий // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 1004-1007.

Статья посвящена образованию потенциальных слов на базе междометий. В ней представлены наиболее распространённые типы потенциально возможных междометных словообразовательных пар и словообразовательных цепочек, а также учтены факторы, влияющие на способность междометий к образованию слов подобного типа.

Ключевые слова: потенциальное слово, междометие, словообразовательный тип, словообразовательная модель, производное слово.

 

«Потенциальными» в дериватологии называют «слова, которые произведены, но ещё не закреплены традицией словоупотребления или могут быть произведены по образцу слов высокопродуктивных типов». Эти слова «заключены в словообразовательных возможностях языка, но реально могут и не появляться, если в них нет нужды». По сути, потенциальные слова представляют собой «чистую реализацию возможностей словообразовательного типа» [5, с. 228; см. также: 2, с. 82; 6, с. 123; 8, с. 347; 14, с. 248].

Семантике потенциальных слов не присуща фразеологичность; их значение полностью складывается из частей, их образующих, и не обладает индивидуальным компонентом значения, присущим только ему [5, с. 228; см. также: 3, с. 57; 4, с. 55; 6, с. 124; 8, с. 347]. Отметим также, что потенциальные слова, отсутствующие в языке, при их употреблении в контексте или устной речи становятся вполне реальными [9, с. 70].

Рассмотрим потенциальные слова, которые гипотетически могут образоваться на базе междометий.

Непосредственно от междометий часто образуются глаголы при помощи суффикса -а-/-ка-: увы → увыкать, мерси → мерсикать и под. Это наиболее продуктивная словообразовательная модель. Е. Н. Лагутова считает, что образование подобных глаголов свидетельствует «о потенциальной возможности их существования почти у всех междометий» [7, с. 296–297].

О продуктивности данного словообразовательного типа свидетельствует также образование глаголов этой структуры от экспрессивных дериватов с суффиксом -оньк(и)/-еньк(и) [12, с. 116]. Приведём в качестве иллюстрации следующие примеры: агуконьки → агуконьк-а-ть, хихиканьки → хихиканьк-а-ть, агушеньки → агушеньк-а-ть, гуленьки → гуленьк-а-ть. Во всех представленных глаголах наблюдается усечение финали основы и.

Среди глаголов, образованных на базе междометий, интересно рассмотреть происхождение слов типа чертыхать и божить. И. С. Улуханов считает, что глагол чертыхать образован от глагола чертыхаться при помощи т. н. «обратного словообразования» (он образуется по модели возвратный глагол — невозвратный глагол, хотя обычно возвратные глаголы образуются от невозвратных при помощи постфикса /-ся). В данном случае «отсечение постфикса добавляет значение ‘воздействовать на кого-либо’» [13, с. 80–81].

Однако нам представляется возможным и несколько иной подход. Постфиксальные глаголы часто образованы от соответствующих им глаголов без постфиксов: обувать → обувать/-ся, бацнуть → бацнуть/-ся, расчёсывать → расчёсывать/-ся. Можно предположить, что глагол чертыхаться образован от междометия чёрт не напрямую, а опосредованно. В словообразовательной цепочке пропущено потенциально возможное слово чертыхать. Таким образом, цепочка выглядит следующим образом: чёрт (межд.) → черт(ых)-а-ть (потенц.) → чертыхать/-ся. Так как в языке слова чертыхать не существует, то считается, что глагол чертыхаться образован от междометия чёрт суффиксально-постфиксальным способом: чёрт (межд.) → черт(ых)-а-ть/-ся.

Аналогично можно представить словообразовательную цепочку междометия боже, где слово божить также будет потенциально возможным: боже (межд.) → бож-и-ть (потенц.) → божить/-ся.

На базе иноязычных междометий о’кей и чао потенциально возможно экспрессивное образование с суффиксом -шки-/-ушки-: о’кей → о’кеj-ушки, чао → чао-шки, ча-ушки.

Среди производных слов, образованных от междометия салют, также можно обнаружить потенциальные слова, к примеру, экспрессивные междометные дериваты с суффиксами -ик- и -ец-: салют-ик, салют-ец (ср. с реально существующими привет-ик и привет-ец).

Кроме того, от каждого из приведённых междометий возможны потенциальные префиксальные образования на базе глагола. Так, отмеждометный глагол салютовать потенциально может присоединить к себе приставку по-, обладающую значением ‘совершать действие, мотивированное производящим глаголом, некоторое время (обычно непродолжительное)’: салютовать → по-салютовать (ср. с приветствовать → по-приветствовать).

Среди глаголов, образованных на базе междометий, можно выделить такие потенциальные словообразовательные пары:

1)        глагол + от- → финитивное образование: божиться → от-божиться, чертыхаться → от-чертыхаться, чураться → от-чураться;

2)        глагол + /-ся: агукать → агукать/-ся, бисироватьбисировать/-ся,гулить → гулить/-ся, ошикивать→ ошикивать/-ся;

3)        глагол + суфф. -н’j-/ -ниj-/ -ениj- → сущ.: бабахатьбабаха-н’j-е, бубнитьбубн-ениj-е, гулить → гул-ениj-е, подхихикивать→ подхихикива-н’j-е;

4)        глагол + -ыва-/-ива- → имперфективные образования: прицыкнуть → прицык-ива-ть, поайкатьпоайк-ива-ть, поохать→ поох-ива-ть, проойкать → проойк-ива-ть;

5)        глагол → глагол, образованный приставочно-постфиксальным способом. Здесь можно выделить две словообразовательные модели:

а) вз- + /-ся с общим значением ‘постепенное нарастание или усиление действия, названного производящим глаголом’[1]: ойкать → вз-ойкать/-ся, ахать → вз-ахать/-ся и под.;

б) на- + /-ся со значением ‘вдоволь, до исступления совершать действие, названное мотивирующим глаголом’: агукать→ на-агукать/-ся, айкать → на-айкать/-ся, ахать → на-ахать/-ся, баюкать → на-баюкать/-ся.

На базе междометий возможны и потенциальные словообразовательные цепочки:

1)        междометие + -ка- → глагол + за- → глагол начинательного действия: го-го → гого-ка-ть → за-гогокать, мерси → мерси-ка-ть → за-мерсикать, спасибо → спасиб-ка-ть → за-спасибкать;

2)        междометие + -ка- → глагол + -н’j-/-ниj-→ сущ.: гуль-гуль → гуль-ка-ть → гулька-н’j;

3)        междометие + -ка- → глагол + -ну- → однократный глагол: ха → ха-ка-ть → хакну-ть, хе → хе-ка-ть → хек-ну-ть;

4)        междометие + -ка- → глагол + /-ся → возвр. глаг. + -ну- → однокр. глаг.: бя → бя-ка-ть → бякать/-ся → бяк-ну-ться;

5)        междометие + -ск- → прил. + -иче- → прил. + -и- → нареч.: супер → супер-ск-ий (реальн.)→ супер-иче-ский → суперическ-и;

6)        междометие + шки-/-ушки- → экспрессивн. межд. + -ка- → глаг.: о’кей → океj-ушки → океюш-ка-ть, чао → чао-шки/ча-ушки → чаош-ка-ть/ чауш-ка-ть.

Отдельно рассмотрим потенциальную возможность образования имён существительных на базе междометных глаголов со значением лица мужского и женского пола.

Существительные мужского рода, обладающие значением ‘лицо, совершающее действие, мотивированное производящим глаголом’[2] могут строиться по следующим словообразовательным моделям:

1)        основа + -ун-: хохотать → хохот-ун (реальн.), фыркать → фырк-ун (потенц.);

2)        основа +-(ль)щик-: стукать → стука(ль)-щик, тпрукать → тпрука(ль)-щик (ср. с реальными: угонять → угон-щик, лудить → луди(ль)-щик, перебегать → перебеж-чик и под.);

3)        основа + -тель-: аукать → аука-тель, охать → оха-тель (ср. с реальными: учить → учи-тель, водить → води-тель);

4)        основа + -ач-[3]: стучать → стук-ач (реальн.); тпрукать → тпрук-ач, понукать → понук-ач (окказион.).

Представим наши наблюдения в виде таблицы 1.

Таблица 1

Образование имён существительных со значением мужского лица

Производящий глагол

-ун-

-(ль)щик-

-тель-

-ач-

агукать

 

агукальщик

агукатель

 

аукать

 

аукальщик

аукатель

 

баюкать

 

баюкальщик

баюкатель

баюкач

фырчать

фыркун

 

 

фыркач

 

Ещё Г. О. Винокур заметил, что «всякое суффиксальное образование с значением мужского лица предполагает параллельное образование с значением женского лица» [1, с. 439]. Следовательно, от приведённых выше существительных, обозначающих лицо мужского пола, можно образовать имена существительные с общим значением ‘лицо женского пола’, которые могут быть построены по следующим словообразовательным моделям:

1)        основа + -иц-/ -ниц-: лев → льв-иц (реальн.); ухальщик → ухальщ-иц-а, ухал-иц-а; аллилуйщик → аллилуйщ-иц-а; айкатель → айкатель-ниц (потенц.);

2)        основа + -j-: хохотун → хохотун’-j (реальн); фыркун → фыркун’-j-а, гоготун → гоготун’-j (потенц.);

3)        основа + -к-: хохотун → хохотуш-к-а, стукач → стукач-к (реальн.); фукач → фукач-к-а, нукач → нукач-к (окказиональные);

4)        основа + -ø-: хохотун → хохотуш-ø-а, фыркун → фыркуш-ø-а.

Обобщим полученные данные, заполнив таблицу 2.

Таблица 2

Образование имён существительных со значением женского лица

Существительное со значением мужского лица

-иц-/ -ниц-

-j-

-к-

-ø-

агукальщик

агукальщица

 

 

 

агукатель

агукательница

 

 

 

аукальщик

аукальщица

 

 

 

аукатель

аукательница

 

 

 

баюкальщик

баюкальщица

 

 

 

баюкатель

баюкательница

 

 

 

баюкач

 

 

баюкачка

 

тпрукальщик

тпрукальщица

 

 

 

тпрукач

 

 

тпрукачка

 

фыркальщик

фыркальщица

 

 

 

фыркач

 

 

фыркачка

 

фыркун

 

фыркунья

 

фыркуша

 

Из приведённых данных можно выявить следующие закономерности в образовании существительных со значением женского лица:

1)        субстантивные дериваты-существительные с суффиксами -иц-, -ниц- образованы от существительных с суффиксами -(ль)щик- и -тель- соответственно;

2)        производные с суффиксами -j- и -ø- образованы от существительных с суффиксом -ун-;

3)        слова с суффиксом -к- образованы от существительных с суффиксом -ач-. Заметим здесь, что дериваты, обозначающие женское лицо, образованны при помощи нулевой суффиксации, также могут образовывать дублетные языковые явления (термин И. Г. Милославского) при помощи суффикса -к-: гоготуша → гоготуш-к-а, фыркуша → фыркуш-к-а, уськуша → уськуш-к.

Наиболее часто потенциальные междометные дериваты образуются от глагола. В сравнительно редких случаях производное междометие является производящей основой для некоторых потенциально возможных глаголов, впоследствии образующих свои подгнёзда. В основном это касается экспрессивных образований, например: агушеньки → агушеньк-а-ть, гуленьки → гуленьк-а-ть и т. п.

Однако отметим, что не все междометия способны к образованию потенциальных слов. Это обусловлено следующими факторами:

1)        Происхождением: заимствованные междометия не всегда «деривационно активны», т. к. их значения недостаточно освоены носителями русского языка. Например: амба, атанде, виват, эврика и т. п.

2)        Фонетическими условиями: от некоторых междометий гипотетически можно было бы образовать производные, но у говорящих при произнесении этих слов возникали бы определённые трудности. Это такие междометия, как: псст, чш-ш, кхм, тсс и др.

3)        Малоупотребительностью в речи наряду с однозначностью. Приведём в качестве примера такие междометия: аминь, баста, люлю и т. п.

4)        Фактом производности: на базе многих производных междометий образование дериватов невозможно.

В результате исследования междометных потенциальных слов мы установили, что среди них встречаются словообразовательные пары и словообразовательные цепочки, образованные по наиболее продуктивным образцам. На базе междометных глаголов возможно также образование имён существительных со значением лица. Таким образом, междометия обладают достаточно богатым словообразовательным потенциалом.

 

Литература:

 

1.       Винокур Г. О. Заметки по русскому словообразованию // Избранные работы по русскому языку. — М.: Учпедгиз, 1959. — С. 419–442.

2.       Гимпелевич В. С. Заметки об окказиональном и потенциальном словообразовании // Актуальные проблемы русского словообразования. — Ташкент, 1975. — С. 79–84.

3.       Ермакова О. П. Фразеологичность семантики производных слов различных словообразовательных структур // Актуальные проблемы русского словообразования. — Ташкент, 1975. — С. 57–63.

4.       Земская Е. А. Как делаются слова. — М., 1963.

5.       Земская Е. А. Об одной модели в русском словообразовании (может ли приставка подчинять себе аффиксы?) // Динамические модели. Слово. Предложение. Текст: Сб. статей в честь Е. В. Падучевой. — М.: Языки славянских культур, 2008. — С. 348–351.

6.       Калниязов М. У. Членимость окказиональных и потенциальных слов // Актуальные проблемы русского словообразования. — Ташкент, 1975. — С. 118–125.

7.       Лагутова Е. Н. Словообразование на базе междометий и звукоподражаний в современном русском языке // Актуальные проблемы русского словообразования. — Ташкент, 1976. — С. 293–297.

8.       Лопатин В. В., Милославский И. Г., Шелякин М. А. Современный русский язык: Теоретический курс (Словообразование. Морфология). — М.: Русский язык, 1989.

9.       Лопатин В. В. Рождение слова. неологизмы и окказиональные образования. — М.: Наука, 1973.

10.   Милославский И. Г. Вопросы словообразовательного синтеза. — М.: Изд-во Московского университета, 1980.

11.   Новейший большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. — СПб.: Норинт; М.: Рипол классик, 2008.

12.   Улуханов И. С. Единицы словообразовательной системы и их лексическая реализация. — М., 1996.

13.   Улуханов И. С. Словообразовательная семантика в русском языке и принципы её описания. — М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ» / URSS, 2012.

14.   Ханпира Эр. Окказиональные элементы в современной речи // Стилистические исследования на материале современного русского языка: Сб. статей. — М.: Наука, 1972. — С. 245–317.



[1] Данное словообразовательное значение встречается и среди реально существующих глаголов, образованных по модели рас-/раз- + /-ся: разахаться, разохаться, расхохотаться и под.

[2] Схематично это значение можно представить следующим образом: ‘тот, кто <мотивирующий глагол>’. Например, хохотун – это ‘тот, кто (любит) хохотать’ [11, с. 1454].

[3] Данная словообразовательная модель является малопродуктивной. Поэтому здесь возможны различные окказионализмы со сниженной стилистической окраской.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle