Библиографическое описание:

Асташов Д. Ю. Крепость как функциональное ядро города. Предпосылки возникновения и развития города Борисоглебска // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 900-903.

В истории Русского государства 1689 год ознаменовался приходом к власти молодого и энергичного императора — Петра Алексеевича, известного как Петр I. В то время мало кто видел в этом юноше великого реформатора, внесшего неоценимый вклад в развитие и укрепление Русского государства. Вставши на престол, Петр, в свои 17 лет, еще не чувствовал тяжести управления огромной страной. Его привлекали военные игры и забавы. Он много уделял внимания «потешным» войскам. Но по мере взросления царя, его увлечения приобретали серьезный характер. Военное дело становится его первой и всепоглощающей страстью. Все чаще он устраивает военные смотры, совершенствует вооружение своих солдат, привлекает иностранных офицеров для их обучения, при этом сам активно осваивает военное дело. По его указу на Переяславском озере под Москвой строится несколько военных кораблей. В это время у него зарождается страсть к морю, в чем ему поспособствовала жизнь в Немецкой слободе. Таким образом, наметились предпосылки к формированию мощной армии и флота под руководством императора. После смерти Н. К. Нарышкиной, в 1694 году, вся ответственность за страну ложится на плечи Петра. Он начинает активную деятельность по расширению и укреплению границ государства. Так, в 1695 году, Петр I, сформировав две русские армии, двинулся на юг. Одна армия под командованием Бориса Петровича Шереметьева направилась в низовья Днепра, где стояли опорные турецкие крепости, а вторая — под командованием Ф. Лефорта, Ф. А. Головина, и П. Гордона — на Азов [7]. В результате смены военной тактики и внезапного нападения с водного пути первая армия нанесла сокрушительный удар по врагу. Со второй армией дело обстояло иначе. Противоречия в отношениях между военачальниками и недостаточная техническая подготовка заставили русские войска отступить. Но неудача не сломила дух Петра, напротив, выявленные слабые места заставили действовать более разумно и осмотрительно. Над армией он ставит одного командующего — Александра Семеновича Шеина [7]. Идет активная подготовка к походу. Петр привлекает к укреплению и совершенствованию армии и флота зарубежных инженеров. К началу 1696 года сформировался южный флот, в строительстве которого Петр, с топором в руках, лично принимал участие. В Москве было построено двадцать две галеры и четыре брандера и в разобранном виде были доставлены на Дон. Недалеко от Воронежа за зиму и весну тысячи согнанных рабочих соорудили 1300 стругов, 300 лодок и 100 плотов [7]. Консолидировав силы и обновив состав флота, Петр I с моря и с суши напал на турецкую крепость Азов, которая под натиском русских войск и флота капитулировала. Так, 5 апреля 1696 года авторитет и влияние молодого императора усилился, благодаря устранению существовавшей преграды на пути к выходу в Черное море.

Необходимость в создании сторожевых постов на границе, обусловленная экспансией Русского государства и освоением южных широт, была очевидна и стала основанием для возведения крепости. Таким образом, в 1698 году поступил приказ царя о создании на юго-востоке страны, военного пункта. На слиянии двух рек Вороны и Хопра, в живописном месте первозданной природы, зазвучали удары топоров, скрипы пил, стук молотков, крики рабочих — рождалась крепость, названная Павловской, в честь святого апостола Павла [3].

За время существования города Борисоглебска не раз велась дискуссия о его дате основания. По словам В. В. Самошкина существовало «… как минимум, тринадцать таких дат, растянувшихся по времени на целое столетие — от 1598 года до 1698» [3; с. 21]. По имеющимся данным вопрос о дате возникновения города впервые возник «…перед правительственными чиновниками, проводившими в 1789–1797 годах так называемое генеральное межевание Тамбовской губернии, в которую входил тогда Борисоглебский уезд» [3; с. 22]. Составляя «Описание» они отнесли время возникновения города к царствованию князя Алексея Михайловича (1645–1676 годы). Документ предположительно составлен в 1797 году [3]. С того времени начался долгий и утомительный путь нахождения истинной и достоверной даты, подкрепленной не воображением или априорными заявлениями, а подлинным документом. Такой документ удалось обнаружить в 1997 году В. В. Самошкину, который «…представляет собой приказ-инструкцию настоятелю Борисоглебской соборной церкви Даниилу Никифоровичу о порядке взимании пошлин с подчиненных ему часовен и церквей города Борисоглебска и Борисоглебского уезда» [3; с. 40]. В содержании этого документа написано: «… в прошлом де 206-м году по Нашему, Великому Государю, указу построен де вновь город Борисоглебской на реках усть Хопра и Вороны» [1]. В документе значится 206 год, что по старой манере летоисчисления обозначает 7206 от Сотворения Мира. Таким образом, очевидно, что данный документ свидетельствует о возникновении города в промежутке времени, при переводе на современный календарь, с 11 сентября 1697 по 10 сентября 1698 года. В своей книге «Поволжье в XVII и начале XVIII века (Очерки из истории колонизации края)» Г. И. Перетяткович первый, по имеющимся данным, сообщил о том, что 1698 год и является годом основания города Павловской на Хопре (так назывался до 1703 года современный Борисоглебск) [9]. Вслед за ним Тамбовский краевед И. И. Дубасов в 1891 году сделал доклад «К истории города Борисоглебска», где было сказано, что «… в 1698 году выстроен был, по царскому указу, г. Борисоглебск с двумя слободами: Станичной и Солдатской» [5; с. 23]. Так же в 1893 году в вышедшей в свет статье М. Т. Попова «О церквах г. Борисоглебска и его уезда в начале 18 столетия» сообщается, что «г. Борисоглебск построен на реках Хопре и Вороне в 1698 г». [6; с. 327]. Из-за отсутствия ссылки на архивные данные у Дубасова и Попова, эта дата не нашла признания у краеведов и историков. И долгое время официальной датой основания города был 1646 год [10]. Город надолго запомнил 1946 год, отмечая свое 300-летие. И только в 1961 году, благодаря тамбовскому краеведу, возвращается на страницы истории 1698 год, как год основания города. Эта дата, благодаря воронежским и борисоглебским исследователям, стала вскоре единственной и официальной. «… в 1698 году у устья Вороны был построен город Павловск, переименованный вскоре в Борисоглебск», — писал в свое время Петр Николаевич Черменский, тамбовский историк-краевед, возвратив к «жизни» истинную дату возникновения города [11: с. 26].

Целью создания крепости было — защита государственных границ. Местоположение крепости обуславливалось ее назначением. Она располагалась на возвышенном выступе левого берега реки Вороны. Водные протоки окружали ее с запада и юга. Кроме того, крепость окружал насыпной вал, а непосредственно перед крепостными стенами находился широкий ров. Планировочная структура, как и у большинства крепостей того времени, была прямоугольной. Углы акцентировались башнями, деревянные стены имели в ширину протяженность около 150 метров, а в длину 225 метров. В самой крепости располагалась канцелярия, пороховой погреб, караульня, комендатура, соборная церковь и баня. Вокруг крепости, по мере роста населения, образовывались слободы. Их было четыре: солдатская, станичная, подьячья и приворотная слободы [2]. Из названия слобод виден контингент жителей слободы. Солдатская слобода предназначалась для военных людей, которые охраняли крепость. В станичной жили казаки, которые, так же, несли ответственность за безопасность посада и крепости. Приворотная слобода располагалась у ворот крепости, а в подьячей слободе находились люди, стоявшие на руководящих должностях в крепости. Всего в начале XVIII века Павловский городок, который включал в себя крепость, слободы и посад, насчитывал около 604 домов [2]. По мере развития города подьячья и приворотная слободы быстро потеряли свое значение и слились в городском пространстве. Но станичная и солдатская слободы были приняты в состав города только в 1937 году, до сих пор образуя отдельные части города (рис. 1).

Рис. 1. Павловский городок. Предполагаемая планировочная структура города в XVIII веке

 

Укрепление южных рубежей страны, взятие Азова, строительство Хоперской верфи явилось предпосылками возникновения и развития Павловской крепости. Теллермановская роща, судоходные реки обусловили выбор места основания будущего города. С возникновением Хоперской верфи, которая располагалась на слиянии Хопра и Дона, возникла необходимость в строительстве пристани в Павловском городке. В этой связи возникает вспомогательный пункт, где заготовлялся лес для русского флота. Заготовленный лес на плотах доставляли на Хоперскую верфь, но кроме леса на пристани производился подсобный флот — струги и будуары.

Появление пристани способствовало притоку населения и территориальному росту городка. Царь был заинтересован в этом, о чем свидетельствует указ, в котором говорится о подборе хороших мастеровых и рабочих из города Темникова. Число высланных рабочих доходило до 1 тысячи. Из-под Пензы в эти края было переселено целое село Колояр [4]. Работа на пристани было тяжелой и малооплачиваемой. Рабочий день в летние дни продлялся до 13 часов 30 минут, а в зимние — до 11 часов 30 минут [2].

С притоком населения возникла необходимость возведения храмов. Глубоко религиозный народ не мыслил своего существования без церквей. Люди жаловались, направляли прошения и челобитные императору. В содержании одной из них говорится: «В прошлых, Государь, годах, по твоему, Великого Государя, указу построен город Павловск, и переведены мы из разных городов и уездов, и ныне обещали мы построить церковь во имя Николая Чудотворца у себя в солдатской слободе» [2; с. 17]. Прошение было услышано, и в 1702 году 5 июля, была выдана грамота, разрешавшая строительство храма. Народ с большим энтузиазмом взялся за возведение храма и уже осенью, того же года, в нем проводились службы. Церковь была небольшая и не могла удовлетворять желаниям всех посетителей. В этой связи, в 1703 году, появляется еще один храм Николаю Чудотворцу [2]. Так, с 1702 начался период храмового строительства. В станичной слободе по ревности и желанию жителей возводится храм Казанской Божией матери. С появлением в городе первой соборной церкви имени святых древнерусских князей-страстотерпцев Бориса и Глеба, в 1703 году, появляется и новое название Павловскому городу — Борисоглебской на Хопре. Со временем приставка «на Хопре» отпала, так как не совсем соответствовала действительному расположению поселения и город стали называть Борисоглебском [3].

Имя города отразило внутренние искания и содержательность населения. Это, во-первых, отношение людей к духовной составляющей, во-вторых, отклик души на трагическую судьбу двух братьев, погибших от рук старшего брата, который не остановился ни перед чем на пути к власти. Эта история относится к далеким временам правления князя Владимира Святославовича. Когда, после его смерти, на Русь пришло время смутное и тяжелое, так как его нелюбимый сын, зачатый от брата Владимира Ярополка, Святополк, решает стать единым правителем и воссесть в Киеве. Для достижения своих целей он положил в сердце убить своего брата Бориса. Когда эта весть доходит до Бориса, который находился вместе с войском на реке Альте, то он принимает весьма неожиданное решение. Вместо того, что бы укрепить силы и идти отстаивать свою власть, что ему и советовали приближенные, он распускает дружину и остается с несколькими слугами. Чем продиктовано такое неожиданное решение? Древнерусское сказание о Борисе и Глебе, нося яркий эмоциональный окрас, доносит нам подробности этой истории. В нем указывается на нравственное и религиозное воспитание Бориса, которое не позволило ему поднять руку на брата своего, тем самым нарушив заповедь Божию. Ставши на колени во время молитвы, он услышал шорохи приближающихся людей. Это были посланцы от Святополка. Жестокие удары палачей не сразу лишили жизни благородного князя и, раненый, он просит о том, чтобы ему дали возможность закончить молитву. Слова прощения своего брата-убийцы, своих палачей слетали с уст умирающего Бориса, пока безмолвие не прервало их навсегда [6].

Второй брат, Глеб, царствовавший над Муромом, шел в Киев по приглашению Святополка, который хитростью хотел умертвить и второго своего брата. Но в пути ему пришла весть от Ярополка о смерти отца и брата Бориса. С великой скорбью встретил эту весть молодой князь Мурома. Оплакивая смерть своих близких и поглощенный горем он увидел приближающуюся лодку. Встреча произошла в устье реки Смядыни. Не подозревая об опасности и доверчиво расположив сердце к подчиненным Святополка, он осознал свою ошибку, когда вновь прибывшие стали насильно вытягивать его из лодки и безжалостно избивать. Ни мольбы и просьбы о помиловании, ни юный возраст Глеба не могли остановить бессердечных дружинников, исполнявших приказ своего князя. Когда Глеб понял, что судьба его решена, то последним желанием его было помолиться. Он прощал своих обидчиков и убийц. Молитва Глеба была прервана ударом ножа, который нанес ему его же повар Торчин. Так потухла еще одна свеча на этой земле.

Узнав о происшедшем, как власть насилием и убийством захвачена Святополком, Ярослав, княживший в Новгороде, собирает войска, чтобы отомстить за все горе, которое принес немилосердный братоубийца. Битва произошла на реке Альте не далеко от места, где был убит Борис, и этот факт воодушевил Ярослава и его воинов. Сражение было жестоким, определялась судьба не только участников сражения, но и всей Руси. Посеянное зло дало свои всходы в жизни Святополка и полностью разбитый войсками Ярополка, он обратился в бегство. Ощущение, будто его преследуют, оставалось в его сознании до самой смерти, которая настигла его на пути в Польшу. После вышеописанных происшествий на престол в Киеве вступает Ярослав Владимирович, который известен на Руси как Ярослав Мудрый [6].

С тех пор, как Павловский городок стал называться Борисоглебском, невозможно забыть или умолчать о вышеописанной истории. В ней прослеживается четкое разграничение между добром и злом, между тем, что есть хорошо и что есть плохо. Образ Бориса и Глеба ярко контрастирует с образом Святополка. Послушание, человечность, высоконравственные и высокоморальные принципы, провозглашенные жизнью Бориса и Глеба, многие годы служат ориентиром в жизненном море для людей. И, напротив, жестокость, отвержение христианских постулатов, низкий уровень нравственности и вероломное поведение отталкивают и стали негативным примером.

Жизнь в сторожевом городке была не спокойна, как и любого поселения, находящиеся на границе. Он постоянно подвергался нападениям со стороны татар и калмыков. Последний такой набег был совершен крымскими и кубанскими татарами в 1713 году [4]. Город был разграблен, церковь сожжена, многих людей увели в плен. Кажется, что имя города отражало жизнь горожан того времени. Как Борис и Глеб подверглись тяжкой участи, так и население города первую треть XVIII века постоянно находилось под страхом нападения, ограбления или плена. «… и лютый мороз донимал их в холодных степях, по временам и жар степной палил их, и безкормится изнуряла их, и злой человек, не жалеючи, корыстовался ими…», — так писал, в свое время, Иван Иванович Дубасов, тамбовский историк-краевед, описывая трудности жизни зарождающегося Борисоглебска. [4; с. 651].

Но, не смотря ни на грабежи и разбой, ни на засухи и голод, ни на боль и слезы, город смог выстоять, преодолеть и победить все тяжести окружавших тогда его реалий и сумел сохранить, утвердить и передать последующим поколениям незыблемые ценности наших предков, их стойкость и опыт, которые необходимы каждому человеку. Незабываемый подвиг двух братьев остается светочем для народа. Некогда потушенные жестокой рукой брата свечи жизни Бориса и Глеба сегодня продолжают гореть ярким пламенем чистоты, нравственности и верности в памяти людей, сливаясь воедино и найдя отражение в названии города — Борис-о-Глеб-ск.

 

Литература:

 

1.      Ф. 235, оп. 4, дело 6349;

2.      Апальков Ю. А., Голованов В. М. Крепость на Хопре. — Борисоглебск, 1997. — 50 с.

3.      Борисоглебский край. Историко-краеведческий сборник. Сост. В. В. Самошкин. Вып. 1. Борисоглебск, 1998. — 127 с.

4.      И. И. Дубасов. Очерки из истории Тамбовского края. — Тамбов: ООО «Юлис», 2006. — 786 с., илл.

5.      Известия Тамбовской ученой архивной комиссии. Выпуск XXXIII. Под ред. правителя дела П. А. Дьяконова. Тамбов, 1892, с. 20–24;

6.      Известия Тамбовской ученой архивной комиссии (Избранное. Том 2), 2009. — с. 326–334;

7.      История России с древнейших времен до наших дней: учеб. / А. Н. Сахаров, А. Н. Боханов, В. А. Шестаков; под ред. А. Н. Сахарова. — М.: Проспект, 2009. — 768 с.

8.      О, Русская земля! / Сост., предисл. и примеч. В. А. Грихина. — М.: Сов. Россия, 1982. Текст печатается в переводе Д. С. Лихачева по кн.: «Памятники литературы Древней Руси XI — начала XII века» (М., «Художественная литература», 1978).

9.      Поволжье в XVII и начале XVIII века (очерки из истории колонизации края) / исследование Г. Перетятковича. — Одесса, 1882.

10.  Центрально-черноземная область: Карманный справочник / сост. В. П. Баев, А. Г. Броун, Д. Л. Газер, Л. Н. Соколова; отв. ред. В. Н. Алексеев; техн. ред. А. Г. Тамбовский. — Воронеж: Коммуна, 1933. — 276 с.: табл.

11.  Черменский, Петр Николаевич. Прошлое Тамбовского края [Текст]. — Тамбов: Кн. изд-во, 1961. — 199 с., 1 л. ил.: ил.;

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle