Библиографическое описание:

Идиятуллина В. Д. О природе идеального // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 709-711.

Идеальность — одно из самых загадочных и трудно поддающихся научному исследованию явлений психики. Профессор Д. В. Пивоваров пишет, что идеальные образы обладают следующими свойствами: 1) непротяженностью и невещественностью; 2) содержательным сходством с сопряженным с ним предметом; 3) способностью становится единицей субъективного мира человека и информировать его об объективных сущностях и связях [1, c. 246]. Наличие таких свойств делает идеальные феномены недоступными для исследования традиционными средствами науки. Если вскрыть черепную коробку человека, то там можно увидеть мозг, но не образы и мысли, которые этим мозгом продуцируются. Вместе с тем эти образы и мысли существуют! Что же такое идеальное?

В отечественной философской литературе представлены, главным образом, четыре концепции идеального. Рассмотрим их подробнее.

1.       Д. И. Дубровский считает, что идеальное есть свойство только индивидуального сознания. Он отождествляет идеальное с субъективной реальностью, которую рассматривает в качестве чистой информации безотносительно к ее носителю (мозгу, компьютеру и т. д.). «Идеальное — это актуализированная для личности информация, это способность личности иметь информацию в чистом виде и оперировать ею ˂…˃. Идеальное есть сугубо личное явление, реализуемое мозговым нейродинамическим процессом определенного типа», — пишет он [2, c. 187, 189]. Согласно этой точке зрения, при восприятии внешнего объекта в мозгу человека образуется определенный нейродинамический код, который на уровне сознания воспринимается как образ этого предмета. Идеальный образ есть субъективное переживание информации об объекте-оригинале. Комментируя эту точку зрения, Д. В. Пивоваров метко замечает, что согласно ей, идеальный образ «принципиально субъективен по форме своего бытия, не может быть «перемещен» из головного мозга во внешнюю деятельность рук и ног и т. д. и от рождения до самой смерти заключен во внутреннюю тюрьму мозга» [1, c. 250]. Но кто наблюдает этот образ? Рассматривая эту проблему, американский ученый Р. Л. Грегори замечает, что вера в существование в мозгу электрических копий-картин внешних предметов «может привести к мысли, что предполагаемые картины в свою очередь рассматриваются неким внутренним взором. Таким образом, создается бесконечная цепь картин и рассматривающих их взоров» [3, c. 83]. Замечание Грегори касается и представления идеального образа в виде появляющейся в мозгу голограммы, отражающей объективно существующий предмет (К. Прибрам).

2.       Концепции Д. И. Дубровского противостоит теория идеального, разработанная в трудах Э. В. Ильенкова. Он считал, что идеальное существует в объективной реальности. При этом автор опирается на платоновскую традицию истолкования идей как вида объективной реальности. «С Платона поэтому и начинается традиция рассмотрения мира идей (отсюда, собственно, и понятие «идеального мира») как некоторого устойчивого и внутри себя организованного мира законов, правил и схем, в согласии с которыми осуществляется психическая деятельность отдельного лица, «индивидуальной души», как некоторой особой, надприродной и сверхприродной «объективной реальности», противостоящей каждому отдельному лицу и властно диктующей этому последнему способ его поведения в частных ситуациях», — поясняет Э. В. Ильенков [4, c. 247–248]. Идеальное, согласно автору, находится в одном и том же пространстве, что и материальное. Но в отличие от Платона, Э. В. Ильенков помещает идеальное только в социальный мир, в котором существуют формы (схемы) человеческой деятельности. Мир этих форм — это и есть мир идеального. «Идеальное — это схема реальной, предметной деятельности человека, согласующаяся с формой вне головы, вне мозга. Да, это именно только схема, а не сама деятельность в ее плоти и крови. Однако именно потому и только потому, что она схема (образ) реальной целесообразной деятельности человека с вещами внешнего мира, она и может быть представлена и рассмотрена как особый, абсолютно независимый от устройства мозга и его специфических состояний объект», — пишет автор [5, c. 131]. Действительно такая схема (форма) существует объективно, и это объективная реальность особого рода — она жестко не связана с материальными объектами. Например, существует схема проведения судебного заседания. Она может быть реализована с помощью совершенно непохожих друг на друга судей, залов судебных заседаний, подсудимых, свидетелей и т. д. Но схема остается той же самой. Она обладает свойством объективного существования, но в то же время не поддается обычному наблюдению в виде определенного материального предмета. Идеальные феномены сознания есть перенесенные в психику схемы материальной деятельности человека. Идеальное — это родовое качество человеческой практики, и в этом смысле оно первично по отношении к индивидуальному сознанию. Эта идея хорошо освещена в работах В. И. Жуковского, Д. В. Пивоварова и Р. Ю. Рахматуллина [6, c. 83–88; 7; 8].

3.       Еще дальше по пути объективации идеального пошел автор третьей концепции — М. А. Лифшиц. Размышляя по поводу позиции Э. В. Ильенкова, он сталкивается с проблемой генезиса самих схем (форм, структур) деятельности. Так ли уж независима схема действия с объектом от самого объекта? Может быть, именно особенности объекта определяют особенности действия с ним? «Если идеальное есть форма человеческой деятельности, то она существует также и в природе, а не вне природы. И откуда бы человеческий труд мог извлечь нечто идеальное, если бы он не был полезной общественному человеку стилизацией процессов природы?», — спрашивает М. А. Лифшиц [9, c. 123]. Он полагает, что в самой природе существуют эталоны, образцы, наиболее совершенные представители того или иного класса предметов, а также тенденции, которые не «отлились» еще в завершенную форму. Идеальное здесь понимается как идеал, предел завершенности и совершенства, не зависящий от сознания человека. «Эти пределы реальны, принадлежат объективной реальности, и наше сознание или воля не могут их сдвинуть с места по произволу ˂…˃. Сказать, что в природе есть идеальное в виде «естественных пределов» или сказать, что в ней каждая вещь имеет собственную «форму» и «меру», по-моему, одно и то же» [9, c. 123, 128]. Поэтому, продолжает автор, «идеальное существует не только в голове человека, не только в общественной деятельности, не только в предметных воплощениях общественного сознания, но и в природе, и в социальных процессах, в жизни личности» [9, c. 145]. Таким образом, идеальное — это объективно или субъективно существующий эталон, отражающий сущность определенного класса предметов.

4.       Д. В. Пивоваров развивает синтетическую концепцию идеального, в которой пытается объединить приведенные выше точки зрения. Он указывает на существование общего во всех трех концепциях: все они объясняют идеальное как способность представлять реальную действительность, выступать в качестве её репрезентанта. «Мышление человека отражает общие свойства действительности через посредников — заместителей предметов и орудий труда — через знаки языка. Знаковый момент свойственен и чувственным образам — ощущениям человека. Схема практического действия также репрезентирует в особом материале объект для субъекта. Эталонный образец природы репрезентирует субъекту свойство целого класса вещей и процессов ˂…˃. Везде в этих случаях мы обнаруживаем отражение субъектом объекта с помощью репрезентантов объекта», — пишет Д. В. Пивоваров [10, c. 14–15].

Однако во всех приведенных концепциях существует проблема: что лежит в основании структуры практики или материального объекта-образца? Р. Ю. Рахматуллин предлагает для решения этой проблемы опираться на платоновскую традицию, полагая, что существуют первичные «порождающие структуры», подобные юнговским архетипам, имеющие надматериальную и надпсихическую природу [11; 12; 13; 14].

 

Литература:

 

1.      Пивоваров, Д. В. Идеальное // Современный философский словарь. М., 2004.

2.      Дубровский, Д. И. Психические явления и мозг. М., 1971.

3.      Грегори, Р. Л. Глаз и мозг. М., 1970.

4.      Ильенков, Э. В. Философия и культура. М., 1991.

5.      Ильенков, Э. В. Проблема идеального // Вопросы философии. 1979. № 6.

6.      Жуковский, В.И., Пивоваров, Д.В., Рахматуллин, Р. Ю. Визуальное мышление в структуре научного познания. Красноярск, 1988.

7.      Рахматуллин, Р. Ю. Онтологизированные образы в научном познании: генезис и функции: дис.... д-ра филос. н. Уфа, 2000.

8.      Рахматуллин, Р. Ю. Об онтологических основаниях логического мышления // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. № 9–2 (47).

9.      Лифшиц, М. А. Об идеальном и реальном // Вопросы философии. 1984. № 10.

10.  Пивоваров, Д. В. Проблема носителя идеального образа. Свердловск, 1986.

11.  Рахматуллин, Р. Ю. Генетические источники мусульманского права // Научный вестник Омской академии МВД России. 2011. № 4.

12.  Рахматуллин, Р. Ю. Суфийская антропология // Исламоведение. 2013. № 1.

13.  Рахматуллин, Р. Ю. О метафизических основаниях внеисторического в праве // Молодой ученый. 2013. № 11.

14.  Рахматуллин, Р. Ю. Модель человека в суфизме // Вестник ВЭГУ. 2014. № 3 (71).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle