Библиографическое описание:

Бычков А. А. Изучение смертности населения России // Молодой ученый. — 2015. — №7. — С. 357-360.

Изучение смертности с учетом причин смертности позволяет получить более полную картину демографической ситуации как в России в целом, так и в отдельных регионах, выявить причины смертности влияя, на которые можно снизить смертность и увеличить продолжительность жизни населения, проанализировать эффективность реализуемых мероприятий по снижению уровня смертности. В рамках исследования смертные случаи, разбивались на крупные классы причин, выделенные в соответствии с Международной статистической классификацией болезней и проблем, связанных со здоровьем (МКБ-10) и используемой Минздравом РФ с 1999 г.

Анализ динамики смертности в 2014 г. от основных групп причин смертности по РФ показал, что наиболее высокий уровень смертности наблюдается от болезней системы кровообращения (порядка 55 % от числа смертей).

Рис. 1. Причины смертности населения за 2014 г.

 

Следующими по значимости причинами являются смертность от новообразований (до 15 %) и внешних причин (около 8,7 %). Динамика демонстрирует незначительные колебания. При этом по внешним причинам наметился спад показателя и выход значения показателя на уровень конца 80-х годов.

В динамике же смертности от болезней органов дыхания наблюдается устойчивое снижение. В следующей группе причин, занимающих от 4 до 6 % всех смертных случаев, находятся болезни органов пищеварения и дыхания. Необходимо обратить внимание на рост в 1,5 раза за период с 1980 (3 %) по 2014 год смертности органов пищеварения [1, c.49].

В рамках исследования была проведена классификация регионов по показателям смертности с учетом такой важной характеристики, как ожидаемая продолжительность жизни (далее ОПЖ).

tolldo: Территориальная статистика по РФ

Рис. 2. Ожидаемая продолжительность жизни 2007 год

 

Регионы Кавказа, Сибири и Саха (Якутия), часть северных регионов Северо-западного ФО характеризуются самыми низкими значениями показателей смертности по всем основным причинам и самой высокой средней ОПЖ (71,99 лет). А вот регионам, характеризующимся высокими значениями всех основных причин смерти, кроме болезней системы кровообращения и новообразованиями, Дальнего востока, юго-восточные регионы сибирского ФО соответствует самое низкое значение ОПЖ — 60,5 года.

Ожидаемая продолжительность жизни является важнейшим показателем в демографии. Анализируя взаимосвязи ОПЖ и уровня экономического развития характеризуемого, объемом ВВП по ППС по 186 странам мира показал, что ОПЖ зависит от уровня экономического развития страны. Зависимость достаточно хорошо описывается показательной функцией с пределом роста (R2 = 0,74). При низких значения среднедушевого ВВП даже небольшой его прирост дает значительный скачек в ОПЖ. Однако начиная со значения ВВП 6–7 тыс. дол. США по ППС темпы прироста снижаются, значения приближаются к пределу насыщения и прирост в ОПЖ становится не столь значительным.

По средней ОПЖ Россия отстает от наиболее экономически развитых стран. Если брать 186 стран, учитываемых ООН при оценке ИЧР, то наша страна по ОПЖ в 2012 году находилась на 120 месте. Отставание по этому показателю коррелирует с общим социально-экономическим отставанием нашей страны. Однако при исследовании взаимосвязи среднедушевых доходов населения регионов РФ и ОПЖ не подтвердил эту гипотезу [2, c.125].

Высокая отрицательная корреляция между ОПЖ (-0,91) и смертностью от внешних причин, свидетельствует о том, что более высокий уровень дохода обеспечивает лучшее качество жизни, а это, в свою очередь, влечет изменение образа жизни населения регионов, поведенческих факторов, отношение людей к своему здоровью, вообще, к жизни и смерти.

Смертность от внешних причин и инфекционных и паразитарных болезней чувствительна к уровню дохода населения, с ростом доходов населения, смертность от данных причин снижается. Как показало исследование, 80 % смертных случаев приходится на болезни системы кровообращения, новообразования и внешние причины. В целом общее снижение смертности, выраженное в увеличении ОПЖ населения, очень сильно связано с повышением социально-экономического уровня развития страны в целом. Дальнейшее углубление анализа должно проводится через изучение вклада причин смертности в изменение ОПЖ.

В современном обществе одним из основных факторов национального богатства становится человеческий капитал. Причем, как показывает опыт развитых стран, на первый план выдвигается его качественное измерение, одним из перекрестных параметров которого, согласно Программе развития ООН, признан гендерный критерий. В этой связи остановимся на анализе причин гендерного разрыва в коэффициентах смертности мужчин и женщин России. Согласно постулатам теории человеческого капитала, фактор смертности или влияние цены смерти в разных возрастных группах на формирование человеческого капитала не одинаково.

Достигнутые в последнее десятилетие успехи в снижении смертности отчасти можно отнести на счет очередной понижающей фазы цикла смертности: в период современного демографического кризиса все демографические процессы обрели в России цикличный характер. Однако довольно большую роль, на наш взгляд, играет и активизация внимания государства к демографической сфере.

Рис. 3. Число умерших за 1990–2013 гг., (человек)

 

В начале XXI века началось активное создание различных проектов по поддержке здоровья населения. В частности, в 2006 г. в стране стартовал национальный проект «Здоровье». В целях утвержденной в 2007 г. «Концепции демографической политики на период до 2025 года» заложены конкретные количественные ориентиры не только по численности населения страны, но и по уровню продолжительности его жизни: достижение к 2014 году — 65–70, к 2015 г. 70 лет, к 2025 г. — 75 лет.

Продолжением политики государства в области снижения смертности явились региональные программы модернизации здравоохранения на 2011–2012 гг.

Сегодня государством принимаются и разрабатываются долгосрочные федеральные целевые программы (ФЦП) направленные на улучшение качества жизни населения и поддержки медицины. Результаты этих мероприятий можно оценить довольно высоко, о чем свидетельствует ряд моментов.

Во-первых, длительность периода снижения смертности. Оно наблюдается уже 10 лет, т. е. является достаточно устойчивым, и его уже нельзя трактовать как непродолжительное снижение компенсаторного типа после ряда лет сверхсмертности населения.

Во-вторых, достигнутый уровень продолжительности жизни. Как известно, максимальные уровни были отмечены в России в середине 1960-х и в конце 1980-х годов. В 2012 г. продолжительность жизни для обоих полов, составившая 70,24 лет (64,56 для мужчин и 75,86 для женщин), превысила рекордный уровень 1986–1989 гг. По женскому показателю максимальная отметка была перекрыта еще в 2009 г. При этом в 2012 г. был превышен уровень, который предполагалось достичь к 2015 г.

В-третьих, темпы снижения смертности по причинам. Наиболее значительно за 2003–2012 гг. уменьшились показатели смертности от внешних причин, на втором месте — снижение от болезней органов дыхания, на третьем — от болезней системы кровообращения, далее идут инфекционные и паразитарные заболевания. Если же брать период с начала реализации проекта «Здоровье», то смертность от болезней системы кровообращения по темпам снижения у женщин выходит на второе место после внешних причин. А в 2011–2012 гг., с началом реализации региональных программ модернизации здравоохранения, она выходит на второе место также и у мужчин. При этом темпы снижения смертности от болезней системы кровообращения и от внешних причин в 2010–2012 гг. уже сопоставимы.

В-четвертых, недостаточный рост продолжительности жизни населения в регионах с высокой долей смертности от внешних причин. В последние годы заметно сократилось превышение общероссийской продолжительности жизни в ХМАО и ЯНАО. В остальных северных регионах, характеризующихся показателем продолжительности жизни ниже среднего по стране, разница с общероссийским уровнем заметно не сокращается, а в некоторых она даже увеличилась. Исключение составляет только Ненецкий АО. В Республике Коми в 1994–1998 гг. произошло очень значительное сближение продолжительности жизни с общероссийским уровнем: разница сократилась с трех лет практически до нуля. В 2000-е годы, в условиях более продолжительного периода снижения смертности разница все еще порядка двух лет.

В Якутии прослеживается нарастание разницы с общероссийским уровнем. Еще более заметно увеличилась разница в Камчатском крае и Сахалинской области.

В заключение отметим, что в 2014 г., впервые за 22 года, в России отмечен естественный прирост населения. Его сохранение в перспективе целиком определяется тенденциями смертности, поскольку страна вошла в довольно длительный период снижения рождаемости. В большинстве северных регионов проблемы смертности стоят гораздо острее — прежде всего, преждевременной мужской смертности от внешних причин, особенно, в сельской местности. Северные территории характеризуются молодой возрастной структурой умирающих, высокой долей смертности от внешних причин и болезней экзогенной этиологии, т. е. на Севере по-прежнему сохраняется очень большой резерв снижения смертности, связанной с неблагоприятным образом жизни населения. В ряде северных регионов наблюдаются повышенные показатели младенческой смертности с большим удельным весом смертности младенцев от несчастных случаев. Иными словами, особенности смертности на Севере являются не столько медицинскими, сколько социальными проблемами.

 

Литература:

 

1.        Глушенкова В. А., Цыбульская И. С., Суханова Л. П. Проблемы смертности в России // Менеджер здравоохранения. — 2007. — № 9. — С. 49–54.

2.        Звездина Н. В., Иванова Л. В. Статистический анализ смертности // Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО. — 2012. — № 2. — С. 125–131.

3.        Федеральная служба государственной статистики. Интерактивная витрина. — Режим доступа: http://cbsd.gks.ru/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle