Библиографическое описание:

Кошелева Е. Ю., Савченко Е. Ю. Китайская община в Томской губернии в конце XIX — первой трети XX веков // Молодой ученый. — 2015. — №6. — С. 530-532.

В статье рассматриваются вопросы формирования китайской общины в кон. XIX — нач. XX вв. в границах современной Томской области. Исследованы факторы, влиявшие на адаптацию китайской диаспоры в регионе, основные сферы деятельности мигрантов. Показано, что наибольшая концентрация граждан Китая наблюдалась в Томске и Томском районе. Выявлен образовательный уровень и профессиональный статус китайского населения. Исследованы причины исчезновения китайской общины в Томской области с конца 1930-х гг.

Ключевые слова: китайская община, китайцы в Западной Сибири, миграция, адаптация, этничность

 

В настоящее время в России остро стоит демографическая проблема. На территории страны проживает лишь около 145 миллионов человек, при этом только в 2013 г. РФ впервые за 22 года удалось выйти на положительный естественный прирост населения. Огромные территории страны, в особенности Сибирь и Дальний Восток являются слабозаселенными. В это же время в Китае население превышает полтора миллиарда человек. В расчете на душу населения, территория Китая составляет лишь 1/3 от среднемирового показателя, а количество трудоспособных безработных в стране в настоящее время превышает 250 миллионов человек. Геополитики и социологи прогнозируют проникновение значительного числа выходцев из Китая на территорию России. Перед правительством РФ может встать вопрос как принять, ассимилировать и натурализовать этот поток. В связи с этим, изучение в исторической ретроспективе причин и масштабов китайской миграции в российские регионы является чрезвычайно актуальным и имеет как научное, так и прикладное значение.

Цель работы — проследить формирование и жизнедеятельность китайской общины в Томской губернии с конца 19 в. до 1930-х годов. Задачами данного исследования являются выделение основных этапов формирования китайской общины в Томской области на рубеже XIX-XX вв., выявление основных сфер деятельности мигрантов и факторов, влиявших на адаптацию китайской общины в регионе.

Теоретической основой исследования выступают работы, рассматривающие вопросы диаспоральности и этничности [16, 11]. Проблемы формирования и деятельности в России китайской диаспоры достаточно широко освещены в исследовательской литературе. Наиболее полно эта тема раскрыта в работах В. Л. Ларина [10] и В. Г. Дацышена [4]. Исследованию формирования и функционирования китайских общин в Западной Сибири посвящены работы таких авторов, как В. С. Бойко [1], К. К. Клипка [7], Е. Ю. Кошелева и Е. Ю. Савченко [9].

Впервые о выходцах из Китая на территории Томской губернии упоминается в 1874 г. в переписке епископа Томского и Семипалатинского со Святейшим Правительствующим Синодом. В документе говорится о проживающих вблизи укрепления Бахтинского новокрещенных китайских эмигрантах [12, Л.5], прибывших из Кемчуга по причине голода и притеснения китайскими чиновниками [17, Л.2].

Присутствие выходцев из Китая в Томске в начале XX в. отразилось в документации местной полиции. Так, имеется отчет об аресте трех подданных Квантунской империи, которые являлись фокусниками. Проживали они на Московском тракте в съемном доме [5, Л.14]. В марте 1904 г. военной охраной Сибирской железной дороги были задержаны по подозрению в шпионаже двое китайских подданных, направлявшихся в Томск для передачи письма своему соотечественнику [5, Л.6-7]. Упоминается также о 7 китайских подданных, в том же году прибывших со станции Тайга в сопровождении жандармского унтер-офицера с конвоирами [5, Л.8].

В первые десятилетия ХХ в. китайское население в Томске регулярно пополнялось. Имеются сведения, что в 1916 г. вид на жительство в Томске получили трое китайских подданных, приехавших на заработки и поселившихся в Благовещенском переулке и на Татарской улице [14, Л.2]. В 1917 г. вид на жительство получили 10 китайцев в возрасте от 20 до 50 лет. Некоторые проживали ранее в других сибирских городах. В Томске прибывшие занимались торговлей и мелким ремеслом [14, Л.7-24]. Двое из них получили билет на жительство и право переезда по территории Российской империи на 1 год с возможностью последующего продления [15, Л.17-54].

Точные данные о количестве китайцев, проживавших в Томске и прилегающих территориях в 1920-е гг., отсутствуют. Однако, согласно воспоминаниям томичей, их было «очень много». Так, по сведениям студента Технологического университета В.Клеера, они проживали компактно и занимали всю левую часть за р.Ушайка от технологического университета. Место так и называлось — Китайский городок. Основными источниками доходов китайцев было содержание прачечных, швейных и обувных мастерских. У студентов эти услуги китайцев пользовались особой популярностью, так как они обходились дешево и были очень качественными [6, С.56-57].

Появление китайских общин как в Томске, так и в других крупных городах Западной Сибири во время Первой мировой войны и в последующие 1920-30-е гг. исследователи связывают с увеличением количества рабочих-контрактников и отходников из Китая. Общее количество китайцев в Сибири достигало в этот период более 40 тысяч. В основном, это были выходцы из низших социальных слоев [1].

Наличие значительного числа китайских мигрантов на территории России заставило российские власти и лидеров китайской общины решать эту проблему на общегосударственном уровне. Так, в 1917 г. для обеспечения эвакуации основной части китайцев на родину был создан Союз китайских граждан в России, ставший впоследствии механизмом контроля и большевизации мигрантов. В районах скопления китайцев создавались отделения Союза китайских граждан. В 1920 г. под председательством Ван-Син-юан такое отделение было открыто и в Томске [1].

Новый приток китайцев в Томск приходится на начало 30-х гг. XX в. и связан со сложной политической ситуацией в самом Китае. В начале декабря 1932 г. на советскую территорию была вытеснена китайская «Армия спасения Родины», под командованием генерала Су Бин-вэня. Она выступала против японцев и властей Маньчжоу-Го. По официальным советским данным, вместе с командующим границу перешли 2890 военных: 11 генералов, 322 офицера, 6 чинов, 49 студентов, 2500 солдат, 159 полицейских и 1200 гражданских лиц, в том числе женщины и дети [13].

«Армия спасения Родины» не являлась плененным противником, а имела более высокий статус — интернированной, так как они перешли не к врагу, а к третьей стороне. Томск в качестве места временного проживания интернированной армии определило московское командование. В городе были созданы необходимые условия для размещения армии. На Томске-I были оборудованы бараки и больница на 40 человек, выделено топливо на два месяца. Центральные власти настаивали на том, чтобы у интернированных был сборный пункт и учебный центр на 150 слушателей, 11 квартир для начальства, 6 классов для занятий, склады и конюшни для учебного центра. Однако официальные приемы было запрещено устраивать [2].

Пребывание китайской армии в Томске держалось в строгой секретности, и, вероятно, именно поэтому данный факт остался малоизвестным в истории Томска и Сибири.

В марте 1933 г. китайское командование было приглашено в Москву. После официального визита, который не подлежал огласке, армия была репатриирована в Китай. Однако место временного пребывания в Томске покинули не все китайские граждане. Известно, что оставшиеся китайцы организовали рабочую артель под названием «Красный Китай» в пригородной деревне Степановка [2]. В нее входило 6 рабочих, завхоз, агроном-огородник и заместитель председателя в возрасте от 20 до 46 лет. За исключением зампредседателя, имеющего среднее образование, у остальных было только начальное [8]. Некоторые из них создали в Сибири семьи с русскими женщинами и имели детей. Об этом свидетельствуют имена и фамилии жен — Софья Колесникова, Марфа Карасева. У одного из китайцев был сын Леонид полутора лет [3, С.88].

Точное количество китайцев, проживавших в границах современной Томской области в начале 20 века сложно подсчитать. К сожалению, сохранилась только информация о репрессированных китайцах. По материалам «Книги памяти жертв политических репрессий» 64 китайца были арестованы и расстреляны в 1937-38 гг. по обвинению в участии в шпионско-диверсантской китайской организации в Томской области. Согласно этому источнику, в Томске было приговорено к расстрелу 15 китайцев, в Степановке — 9, в Каргаске — 13, в Колпашево — 8. Единичные случаи ареста граждан Китая отмечались в Шегарском, Александровском, Кривошеинском, Туганском, Зырянском районах, в Бакчаре и Белом Яре [8].

Этот же источник дает сведения о месте выхода и занятиях китайцев. Основная масса китайских мигрантов прибыла из провинций Шаньдун, Хэбэй, Тяньцзин а также из городов Харбин и Пекин. Встречались и уроженцы российского Дальнего Востока. Практически все они относились к трудоспособному населению. Неграмотные или малограмотные работали, в основном, в качестве чернорабочих, сапожников, мелких торговцев или не имели определенных занятий. Имеющие среднее образование занимали такие должности, как счетовод, кассир, пекарь, парикмахер. В сельской местности китайские мигранты трудились преимущественно в колхозах и на лесозаготовках, а некоторые из них работали в качестве поваров, ветеринаров, заведующих магазинами. Двое представителей китайской эмиграции, имеющие высшее и неоконченное высшее образование, работали бухгалтерами. Примечательно, что и среди единоличников упоминается китаец [8].

В целом китайская община на территории современной Томской области прекратила свое существование в связи с политическими репрессиями 1937-38 годов. Многие ее представители были обвинены в шпионаже и расстреляны.

Таким образом, в конце XIX — нач. XX вв. в границах современной Томской области проживало немногочисленное китайское население. Информация о точной численности китайских мигрантов не обнаружена, однако известно, что китайская община регулярно пополнялась. Наибольшая концентрация граждан Китая наблюдалась в Томске и Томском районе. Здесь китайцы занимались, в основном, низкооплачиваемым неквалифицированным трудом. Исследованные документы показывают, что почти полное исчезновение китайской общины в Томской области приходится на конец 1930-х гг. и связано с политическими репрессиями.

 

Литература:

 

1.      Бойко В.С. Китайские общины в Западной Сибири в 1920–1930-е годы: социально-политическая характеристика // Актуальные вопросы российско-китайских отношений: история и современность [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.unI–altai.ru/Resources/orient/proj/Chinese.html, свободный (дата обращения: 15.12.2014)

2.      Веснина Т. Томская зима генерала Су // Томский вестник 2003. 29 октября. С. 8.

3.      Гончарова Т.А. История Нижнего Притомья в контексте межэтнической коммуникации (XVII-начало XXI в.). Томск, 2006.

4.      Дацышен В.Г. Китайцы в Сибири в XVII–ХХ вв.: проблемы миграции и адаптации. Красноярск, 2008. 306 с.

5.      Документы об аресте корейских, китайских и японских подданных в г. Томске (постановления, циркуляры, рапорты, переписка, прошения) // ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 3348.

6.      Клеер В.Р. «Мы жили очень дружно с ними...» // Сибирская старина. 2003. № 23. С. 56-57.

7.      Клипка К.К. Китайцы в г. Томске в XIX — начале XX в. // Вестник Томского государственного университета. История. 2013. № 6 (26). С. 158-164.

8.      Книга памяти жертв политических репрессий [Электронный ресурс]. — URL: http://lists.memo.ru (Дата обращения 24.11.2014)

9.      Кошелева Е.Ю., Савченко Е.Ю. Китайская община в Томской области: история и современность // IX Конгресс этнографов и антропологов России: Тезисы докладов. Петрозаводск, 4-8 июля 2011 г. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2011. — 565 с. С.422.

10.  Ларин А.Г. Китайские мигранты в России. История и современность. М.: Восточная книга, 2009. 512 с.

11.  Левин З. И. Менталитет диаспоры. М.: Крафт, 2001. 176 с.

12.  Переписка с канцелярией Синода о размещении на казенных землях китайцев, принявших православие // ГАТО. Ф. 170. Оп. 2. Д. 818.

13.  Приль Л. Маньчжурия — Томск — Синьзян [Электронный ресурс]. — URL: www-sbras.nsc.ru/HBC/2004/n28-29/f18.html (Дата обращения 24.12.2014)

14.  Сведения о японских китайских и корейских подданных, прибывших в г. Томск за 1917 год // ГАТО. Ф. 104. Оп. 1. Д. 4038.

15.  Свидетельство № 258 выдано китайским консульством в Иркутске китайскому подданному Цин-Зо-Хунь на жительство и переезды в России // ГАТО. Ф. Р-96. Оп. 1. Д. 3.

16.  Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. М.: Аспект Пресс, 2004. 368 с.

17.  Указ Синода о возможности присоединения китайских подданных к православной церкви // ГАТО. Ф. 170. Оп. 2. Д. 534.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle