Библиографическое описание:

Кошуев А. Т. Иммуно-эпидемиологическая характеристика очагов эпидемического паротита в Кыргызской Республике // Молодой ученый. — 2015. — №6. — С. 279-280.

В статье анализируется заболеваемость эпидемическим паротитом (ЭП) в Кыргызстане за последние 10 лет. В 2004–2008 гг. по сравнению с 1997- 2000 гг. восприимчивость детей к ЭП уменьшилась в 2 раза, при возрастании заболеваемости в стране в 20 раз. Подъёмы и спады заболеваемости ЭП в Кыргызской Республике в годы отсутствия активной иммунизации детей против данной инфекции, следовала естественным законам эпидемиологического процесса, характеризующегося непрерывной цепью последовательно возникающих и взаимосвязанных с выходом возбудителя во внешнюю среду в определенных социальных и природных условиях. У более половины пациентов (74,4 %) заболевание протекало в среднетяжелой и у 18,5 % — в тяжелой форме. Изменилась и сезонность паротитной инфекции, сместившись на теплое и жаркое время года (май, июнь, июль).

 

Эпидемический паротит — острое вирусное заболевание, характеризующееся лихорадкой, интоксикацией, поражением околоушных слюнных желез, центральной нервной системы, а также возможностью вовлечения в патологический процесс других органов и систем, в настоящее время остается серьезной эпидемиологической и клинической проблемой [1,2,3,4]. Считается, что 20 % случаев мужского бесплодия обусловлено паротитом. Вакцинация детей против эпидемического паротита в Российской Федерации начала проводиться с 1981 г., а в Киргизской ССР — с 1987 г.

После развала Советского Союза прекращение вакцинации в 90-х годах и отсутствие ревакцинации против эпидемического паротита в Кыргызстане привели к общему подъему заболеваемости паротитом и её сдвигу в старшие возрастные группы, который продолжается по настоящее время.

В г. Бишкеке в 2004 г. были вакцинированы против данной инфекции 18630 детей в возрасте от 2 до 4 лет. В целом же по республике не защищены от эпидемического паротита более 300 тыс. детей [5].

По данным зарубежных авторов [6, 7], длительность поствакцинального иммунитета в отношении ЭП колеблется от 30 мес. до 5 лет, а у отдельных лиц титры антител сохраняются 7–12 лет.

Целью работы является анализ эпидемиологических, клинических особенностей паротитной инфекции, в годы прекращения массовой вакцинации детей 1993–2004 гг. против паротитной инфекции.

Материалы и методы.

Проводилось клинико-лабораторное наблюдение за 380 больными паротитной инфекцией и изучение статистического материала по заболеваемости эпидемическим паротитом в стране за последние 10 лет.

Результаты и обсуждение.

Заболеваемость эпидемическим паротитом в 2001–2005гг. значительно возросла по сравнению с предыдущим анализируемым периодом (1997–2000гг.): 93,3 и 7,3 на 100 тыс. населения, соответственно. Если в 2001 г. в стране был зарегистрирован 231 случай эпидемического паротита (ЭП), то в 2005 г. число больных паротитом увеличилось в 20,6 раза (4752 больных). В то же время интенсивный рост заболеваемости ЭП в различных регионах страны был неоднозначным. Так, в южных регионах республики пик заболеваемости паротитной инфекцией пришелся на 2003 г. (132,1–218,7 на 100 тыс. населения Баткенской и Таласской обл., соответственно), с последующим резким снижением до 76,7–4,2 на 100 тыс. населения в 2004–2005 гг., соответственно. В северных же регионах самые высокие показатели заболеваемости отмечались в 2005 г., особенно это было заметно в столице — г. Бишкеке и Иссык-Кульской области, где интенсивные показатели превысили республиканские в 2,2 и 3 раза, соответственно. Высокая восприимчивость к ЭП в эти годы отмечалась в возрастных группах 15–16 лет (19,2 %) и 19–30 лет (35,5 %), в том числе преобладали молодые люди 19–22 лет — 25,3 %. Встречаемость паротитной инфекции у лиц 10–22 лет составила 82,4 %, что свидетельствует об изменившейся восприимчивости детей к данной патологии и сдвиге заболеваемости в более старшую возрастную группу. Вместе с тем эпидемический паротит остается болезнью молодых, так как среди лиц старше 30 лет эта инфекция встречалась очень редко (3,4 %). В прежние годы (1997–2001 гг.) преобладала восприимчивость к ЭП детей до 14 лет (82,1–79,4 %), довольно высока была и доля больных 2–4-летнего возраста (30,3–28,5 %). К 2002 г. наметилась выраженная тенденция к снижению распространенности паротита среди детской популяции (в 2 раза), а также — детей до 4-х лет, почти в 20 раз. В то же время в годы эпидемического подъема заболеваемости ЭП (2003–2005 гг.) в республике участились случаи заболевания детей до 1 года (0,08–0,54 %) и 1–2 лет (0,3–2,2 %). Заболевание всегда начиналось остро с типичных для ЭП признаков. Данные о наличии контактов позволили оценить продолжительность инкубационного периода, который составил, в среднем, 11,7±2,3 дней. Начальный период болезни (до появления припухлости в области слюнных желез) анамнестический удалось установить у 59,7 % больных. Его продолжительность составляла, в среднем, 1,7±0,7 дней с колебаниями от 1 до 3 дней. Сравнение тяжести паротитной инфекции в настоящее время и в предыдущее десятилетие (1997 и 2000 гг.) выявило значительное увеличение количества среднетяжелых и тяжелых форм болезни у госпитализированных больных (74,5 против 55,6 % и 18,4 против 7,2 %) и соответственное уменьшение легких форм с 38,1 до 7,1 %.

Выводы: В анализируемый период (2004–2005 гг.) наблюдения по сравнению с 1997–2000гг. уменьшилась в 2 раза восприимчивость детей к ЭП, при возрастании заболеваемости в стране в 20 раз; произошел её сдвиг в старшую возрастную группу (13–22года). Необходимо безотлагательное проведение вакцинация лицам подросткового и юношеского возраста против эпидемического паротита.

 

Литература:

 

1.      Носов С. Д. Детские инфекционные болезни. М.: Медицина, 1973.-523с.

2.      Нисевич Н. И., Учайкин В. Ф. Детские инфекционные болезни. М.: Медицина, 1986.-372с.

3.      Тимченко В. Н. Эпидемический паротит. С- П6, 2007.-260с.

4.      Учайкин В. Ф. Руководство по инфекционным болезням у детей. «ГЭОТАР МЕДИЦИНА». Москва 2006.-628с.

5.      Итоги деятельности санитарно- эпидемиологической службы Кыргызской Республики (2005 г.). Бишкек, 2005.-57с.

6.      Bendersky-Malbec N. Les oreilions on 1982, mise an point sur le vaccine anti-ourlien. Concours med. Vol.104.-P.167–177.

7.      Trier H., Ronne T. Duration of immunity and occurrence of secondary vaccine failure following vaccination against measles, mamps and rubella. Ugeskr.Laeger. 1992; 154. n 29: 2008–2013.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle