Библиографическое описание:

Переверзев В. В., Грицук М. А. Проблемы формирования законной коллегии присяжных заседателей в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2015. — №6. — С. 507-511.

В статье раскрываются проблемы формирования коллегии присяжных заседателей. Авторы анализируют судебную практику и приходят к выводу о наличии проблем сбора сведений о кандидатах в присяжные заседатели. При этом большая часть нарушений связана с сокрытием сведений, которые лишают стороны обвинения и защиты возможностей дать мотивированный или немотивированный отвод. Очевидна необходимость трансформации существующей системы формирования коллегии присяжных заседателей.

Ключевые слова: суд присяжных, присяжные заседатели, формирование коллегии присяжных, уголовный процесс.

 

Федеральный закон «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» (далее — Закон) определяет порядок составления списков кандидатов в присяжные заседатели. Ст. 4 данного Закона гласит, что высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ с периодичностью в четыре года составляет общий и запасной списки присяжных заседателей. В них включаются граждане, постоянно проживающие на территории определенного субъекта Российской Федерации. Данные о потенциальных присяжных заседателях содержатся в системе ГАС «Выборы».

Число граждан, подлежащих включению в общий список кандидатов в присяжные заседатели субъекта Российской Федерации от каждого муниципального образования законом не устанавливается. Оно должно приблизительно соответствовать соотношению количества постоянно проживающего в муниципальном образовании населения с числом, жителей региона. При этом численность подлежащих включению в запасной список кандидатов в присяжные заседатели определяется высшим исполнительным органом государственной власти субъекта и составляет не более одной четвертой числа граждан, внесенных в общий список.

В течение двух недель после уведомления граждан, включенных в списки кандидатов в присяжные заседатели об этом, исполнительно-распорядительный орган муниципального образования предоставляет им возможность ознакомиться с указанными списками и рассматривает поступающие от них письменные заявления об исключении граждан из списков кандидатов в присяжные заседатели и исправления в них неточных сведений. При этом согласно ст. 7 Закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации», граждане, включенные в общий или запасной список кандидатов в присяжные заседатели, исключаются из укачанных списков высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации в случаях: выявления обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 3 Закона; подачи гражданином письменного заявления о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению им обязанностей присяжного заседателя.

Вместе с тем судебная практика по делам, рассмотренным коллегиями присяжных, свидетельствует о достаточно серьезных проблемах в отправлении правосудия судьями из народа. Главной из них можно обозначить наличие в составе коллегий присяжных заседателей граждан, которым в силу действующего законодательства запрещено участвовать в рассмотрении того или иного дела. Нарушение этого запрета ведет к отмене приговора, поскольку он вынесен нелегитимным составом суда. Это, как справедливо отмечает О. Н. Тисен, приводит к тому, что огромный объем работы, проделанный всеми участниками уголовного судопроизводства на стадиях рассмотрения дела, становится в целом бессмысленным. Кроме того, данные нарушения ведут к совершенно неоправданному расходованию бюджетных средств, а отмена приговоров в известной мере приводит к подрыву авторитета судебной власти страны [13, с. 46]. Эти негативные последствия необходимо избегать. Для чего следует определить содержание и причины нарушений, допускаемых при формировании коллегии присяжных заседателей. Рассмотрим их более подробно.

Судебная практика по вопросам, связанным с формированием коллегии присяжных заседателей, дает основание сделать вывод, что наиболее распространенным нарушением действующего законодательства является сокрытие присяжными определенной информации. При этом оно зачастую носит умышленный характер. Группу этих нарушений составляют: неисполнение кандидатами в присяжные нормы УКП (ст. 328), обязывающей их правдиво отвечать на поставленные перед ними вопросы о себе, об их отношениях с другими участниками судопроизводства по уголовному делу. Последнее, в свою очередь, приводит к тому, что участники процесса лишаются возможности воспользоваться предусмотренным законом правом на заявление мотивированного или немотивированного отвода (ст. ст. 328, 330 УПК РФ), и в конечном итоге может повлиять на вынесение вердикта. Однако следует заметить, что Уголовно-процессуальный кодекс не содержит положений о том, какая именно информация, сокрытая присяжными от участников процесса, имеет ключевое значение для рассмотрения вопроса об отмене оправдательного приговора. Ее примерный перечень можно выявить в судебной практике. Рассмотрим некоторые случаи сокрытия кандидатами в присяжные заседатели информации о тех обстоятельствах, которые исключают их участие в рассмотрении дела.

Так, приговор был отменен в кассационной инстанции по следующим основаниям. Из протокола судебного заседания следует, что председательствующим при формировании коллегии присяжных заседателей был задан вопрос: «Есть ли среди Вас лица, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от наркомании, алкоголизма, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств?». Никто из кандидатов в присяжные заседатели не дал положительного ответа на этот вопрос. Вместе с тем, как значилось из справки, выданной психоневрологическим диспансером 19 сентября 2013 г. присяжный П. с 1998 года состоял на диспансерном учете в связи с наличием у него психического расстройства, а именно, — шизофрении параноидной формы, относящейся к числу хронических затяжных расстройств. В итоге коллегия Верховного суда РФ отменила оправдательный приговор, вынесенный Курским областным судом на основании вердикта коллегии присяжных заседателей по причине нарушения ее формирования [12]. Схожая ситуация имела место в Иркутске, где в одном из судебных заседаний коллегией присяжных был вынесен оправдательный вердикт в отношении И., обвиняемого в убийстве 5 человек и покушении на убийство 10 человек. Основанием для отмены приговоры областного суда Верховным судом РФ послужил незаконный состав коллегии присяжных, в числе которых был гражданин Л., 1953 г.р., скрывший факт состояния на учете в психоневрологическом диспансере с 2007 г. в связи с прохождением лечения алкоголизма средней степени тяжести. На основании ст. 3 Закона «О присяжных заседателях» коллегию присяжных необходимо считать незаконной, поскольку сокрытие данного факта лишило государственного обвинителя возможности заявить мотивированный отвод кандидату в присяжные [7].

Частными в судебной практике являются случаи сокрытия кандидатами в присяжные заседатели информации судимости, как в отношении себя, так и в отношении близких родственников. К примеру, судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ признала незаконным приговор Астраханского областного суда от 14 декабря 2010 г. Причиной явилось сокрытие важной информации об ее участниках. При отборе кандидатов в присяжные гражданин П. скрыл факт осуждения по ч. 1 ст. 256 УК РФ за незаконную добычу водных ресурсов (браконьерство). Другой кандидат в присяжные Я. А. Г., избранный даже старшиной коллегии присяжных заседателей, умолчал о факте осуждения своего племянника в 2006 и 2008 г. по ч.4 ст. 337 УК РФ [9]. Представляется, что приведенные выше факты вполне могли негативно повлиять на отношение граждан П. и Я. А. Г. к правоохранительной системе в целом и к судебной системе в частности. Это, в свою очередь, могло привести к вынесению предвзятого вердикта коллегией присяжных в целом.

Другой пример. Судебная коллегия ВС РФ, проверив материалы дела, установила нарушения ч. 3 ст. 328 УПК РФ, положения которой указывают на необходимость правдивых ответов кандидатов в присяжные заседатели на вопросы председательствующего. Присяжный А. скрыл от суда то обстоятельство, что в 2002 году он был осужден на 5 лет лишения свободы с испытательным сроком 3 года по ч. 3 ст. 159 и ч. 2 ст. 327 УК РФ. В итоге сторона обвинения была лишена возможности мотивированного или немотивированного отвода данного кандидата в присяжные, а Судебная коллегия ВС РФ отменила приговор, направив уголовное дело на новое судебно разбирательство [8].

Нередки в судебной практике и случаи сокрытия кандидатами в присяжные заседатели информации о фактах знакомства с участниками процесса. В этом смысле показательным является дело, рассмотренное Верховным судом Республики Алтай 1 февраля 2010 г., оправдательный приговор по которому был отменен Верховной коллегией ВС РФ. Так, выяснилось, что одна из присяжных Е. не сообщила суду, во-первых, о том, что в 2006 г. была осуждена городским судом Республики Алтай по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 238 УК РФ на 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев. Во-вторых, женщина умолчала о факте знакомства со следователем Л., расследовавшим уголовное дело, рассматриваемое судом присяжных. Он в 2006 г. принимал у Е. явку с повинной, допрашивал ее в качестве подозреваемой и обвиняемой, предъявлял обвинение [8]. Сложно определить, насколько факт такого знакомства со следователем мог служить основанием для предвзятого отношения к рассматриваемому в суде делу с участием присяжных заседателей. Тем не менее, представляется, что данное обстоятельство априори не способствует объективности со стороны присяжной Е.

В другом случае, рассмотренном коллегией ВС РФ по поводу приговора, вынесенного в 2008 г. Ульяновским областным судом одна из присяжных (№ 5) ложно ответила сразу на два вопроса. Так, она скрыла факт знакомства с переводчиком по рассматриваемому уголовному делу, который приходился родным братом ее мужу. Более того на вопрос о том, не являются ли кто-либо из присяжных или их родственников работниками правоохранительных органов эта же женщина ответила отрицательно. Однако при проверке государственным обвинителем выяснилось, что ее муж работал следователем УВД г. Ульяновска [10]. Еще более вопиющим сокрытием информации был судебный процесс с участием присяжных заседателей в 2007 г. в Республике Калмыкия, завершившийся оправдательным приговором в отношении подсудимого 29 августа 2007 года. Из протокола судебного заседания ясно, что присяжным был задан вопрос о том, работал ли кто-то из кандидатов в народные судьи в правоохранительных органах. Несколько из них ответили положительно, и только гражданин М. не сообщил председательствующему, что раньше работал в милиции, впоследствии устроившись в следственный изолятор на должность контролера [1]. Данное обстоятельство справедливо оценено Судебной коллегией ВС РФ как основание для отмены оправдательного приговора Верховного суда Республики Калмыкия. В результате большая работа, проделанная на разных этапах подготовки к судебному разбирательству и работа непосредственных участников процесса вновь оказалась лишенной смысла.

При этом, как указывает А. Н. Чашин, следует учитывать, что на законность состава коллегии присяжных заседателей влияет именно факт ложного ответа на вопросы председательствующего или факт умолчания информации, допущенный со стороны кандидата в присяжные заседатели в связи с заданным ему вопросом [15, с. 77]. Случаи, когда Судебная коллегия ВС РФ оставляла приговор суда, основанного на вердикте присяжных в силе, подробно иллюстрирует А. В. Гричаненко. Так, Верховный суд отметил, что сам по себе факт включения в список кандидатов в присяжные заседатели лиц, родственники которых работают в системе МВД, не является автоматическим основанием для отмены приговора. Этот факт может быть определяющим только в случае, если кандидаты в присяжные ложно ответили на соответствующий вопрос. В другом случае Верховный суд признал лишенными оснований доводы защиты о незаконном составе коллегии присяжных, в которую были включены служащий МЧС и работник военкомата [2].

На практике встречаются и более серьезные случаи нарушения принципа формирования коллегии присяжных заседателей, которые во многом являются следствием невнимательности председательствующих при отборе кандидатов. Так, адвокаты Д., осужденного Самарским областным судом на основании вердикта присяжных заседателей, просили отменить приговор в виду того, что один из членов коллегии, участвовавший в рассмотрении дела, не входил ни в общий, ни в запасной списки кандидатов в присяжные заседатели. Судебная коллегия Верховного суда РФ приговор отменила, справедливо указав на незаконность данного состава коллегии присяжных заседателей вследствие нарушения ст. 326 УПК РФ [11]. По делу оправданных по приговору Московского областного суда Л., Г., В., Б., и Ю. коллегия присяжных заседателей была сформирована в отсутствие потерпевших, в то время как данная процедура согласной действующему УПК, должна проводиться с их участием. В ходе проверки было установлено, что причины их неявки судом не выяснялись, как не разъяснялось и мнения потерпевших относительно возможности рассмотрения дела сформированной в их отсутствие коллегией присяжных заседателей [9]. Имелись даже случаи, когда в состав коллегии присяжных заседателей вошла гражданка, которой в соответствие с законом (ст. 328 УПК РФ) стороной защиты которой был заявлен немотивированный отвод. Из материалов дела следует, что Ж. все же вошла в запасной список присяжных заседателей и впоследствии участвовала в вынесении вердикта. В итоге Судебная коллегия признала данный состав коллегии присяжных незаконным и направила уголовное дело на новое рассмотрение [6].

Таким образом, случаи нарушения формирования коллегии присяжных заседателей на практике явление нередкое. Они чаще всего выражаются в сокрытии кандидатами в присяжные заседатели информации, а также в ложных ответах на поставленные председательствующим вопросы. Перечень обстоятельств, которые могут препятствовать объективному рассмотрению дела, как показывают материалы судебной практики, является открытым. При этом вопрос о мотивах, которыми руководствуются присяжные при сокрытии той или иной информации фактически не рассматривается в юридической науке. Его изучение позволит решить ряд проблем, связанных с формированием объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей. Представляется, что случаи замалчивания присяжными той или иной важной информации зачастую могут быть связаны с тем, что они не осознают важность исполнения своих обязанностей. Можно согласиться с А. А. Ильюховым, который полагает, что на данный момент кандидаты в присяжные заседатели нередко являются людьми случайными и к тому же не способными выполнять свои судейские обязанности. По его мнению, работающие граждане из-за материальных и иных соображений просто не способны оставить рабочее место на шесть месяцев. Другие лица попросту считают, что не в праве давать оценку поступкам других людей, беря на себя определенную ответственность. Отсюда возникает ситуация, когда среди присяжных заседателей преобладают пенсионеры и женщины-домохозяйки [3, с. 88–91].

Заслуживающую внимания версию причин довольно частых нарушений формирования коллегий присяжных заседателей приводит президент Адвокатской палаты Чувашской республики Ю. С. Кручинин. По его мнению, в предварительный список кандидатов в присяжные заседатели стороной обвинения могут быть умышленно включены лица, имеющие отношение в прошлом или настоящем к правоохранительным органам с целью получения возможности обжалования приговора по основанию «незаконного состава коллегии присяжных заседателей» либо с целью воздействиях на присяжных для формирования негативного мнения о подсудимом последующего вынесения обвинительного вердикта [4]. Этого не исключает и О. Н. Тисен [14]. Однако данный вопрос, безусловно, нуждается в более детальном исследовании.

На практике имеют место и ситуации, когда кандидаты в присяжные заседатели запутываются в юридической терминологии, отвечая на непрофессионально сформулированный вопрос представителей стороны обвинения, защиты или председательствующего. Так, Судебной коллегией ВС РФ был оставлен без изменения приговор Верховного суда Республики Хакасия с участием присяжных заседателей. Тем самым суд не удовлетворил кассационное представление прокурора о том, что один из присяжных скрыл факт привлечения своей жены к уголовной ответственности. Судебная коллегия исходила из материалов дела, содержание которых свидетельствовало о том, что присяжным был задан вопрос: не вовлечен ли кто-либо из них в уголовное судопроизводство в ином качестве. Он был сочтен коллегией не понятным для лица, поскольку содержал юридический термин [14]. Отсюда можно сделать вывод о необходимости более четкой формулировки вопросов, задаваемых председательствующим кандидатам в присяжные заседатели.

Отсюда возникает резонный вопрос о том, как уменьшить или попытаться свести до минимума случаи формирования незаконной коллегии присяжных заседателей. В этой связи исследователи высказывают ряд разных соображений. Следует не согласиться с мнением некоторых авторов, которые предлагают законодательно предоставить председательствующим право передавать на рассмотрение другого суда те дела, по которым, по его мнению, вердикт присяжных без сомнения являлся ошибочным. Представляется, что принятие данного предложения на законодательном уровне приведет к нивелированию роли присяжных заседателей в системе российского судопроизводства и фактически лишит обвиняемых права, гарантированного Конституцией РФ.

Заслуживает внимания позиция О. Н. Тисен, которая предлагает создать в рамках уполномоченных на составление списков кандидатов в присяжные заседателей органах исполнительной власти специальные постоянно действующие комиссии. В их полномочия помимо составления основного и запасного списков входила бы тщательная проверка сведений о кандидатах в присяжных на предмет наличия в их биографии фактов, препятствующих участию в отправлении правосудия. В состав таких комиссий, по ее мнению, необходимо включить лиц, должностные обязанности которых по основному месту работы позволят осуществлять проверку сведений о кандидатах в присяжные заседатели. Например, сотрудники полиции исключали бы из списка тех, кто имеет неснятую или непогашенную судимость, представители психиатрической больницы и наркологического диспансера проверяли бы информацию о потенциальных присяжных относительно состояния их на учете в названных учреждениях. При этом, как справедливо замечает, О. Н. Тисен члены этой комиссии должны работать постоянно на основании трудового договора [13, с.56–57]. Специальную комиссию по формированию коллегии присяжных заседателей предлагает сформировать А. А. Ильюхов, который считает, что в них должны войти работники Министерства юстиции, сотрудники аппарата суда и психологи. Их утверждение, по мнению исследователя, должно осуществляться органом исполнительной власти и специально уполномоченным должностным лицом [3]. Однако здесь также нужно проявлять определенную взвешенность, поскольку формирование коллегии присяжных специальными комиссиями вполне может трансформироваться из выборов кандидатов в их подбор, что, в свою очередь, не будет гарантией объективности и беспристрастности судей из народа.

Безусловно, не будет лишним и повышение общего уровня подготовленности присяжных заседателей к участию в процессе. Так, кандидатам в присяжные заседатели можно было бы наряду с первым извещением присылать специальные информационные брошюры. Они могли бы содержать требования, предъявляемые российским законодательством в отношении присяжных заседателей.

Исходя из вышесказанного следует, что комплектование корпуса присяжных заседателей и обеспечение его нормальной деятельности является одним из ключевых вопросов организации и деятельности суда присяжных. Распространение практики отмены оправдательных приговоров по указанным выше основаниям свидетельствует о необходимости совершенствования формирования коллегии присяжных заседателей. В этой связи необходимо создать более четкий и эффективный механизм установлений подлинных данных о личности присяжных.

 

Литература:

 

1.                  Бюллетень Верховного суда. 2008. № 9. — Режим доступа: http://www.vsrf.ru/

2.                  Гричаниченко, А. В. Суд присяжных: проблемы, возникающие при отборе кандидатов в присяжные заседатели // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс].

3.                  Ильюхов, А. А. Суд присяжных в России: исторические, уголовно-процессуальные и уголовно-правовые аспекты [Текст] / А. А. Ильюхов. — М.: ЗАО «Издательство Экономика», 2009. — 364 с.

4.                  Кручинин, Ю. С. Проблемы легальности сбора сведений о кандидатах в присяжные заседатели // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс].

5.                  Моисеева, Т. В. Формирование коллегии присяжных заседателей [Электронный ресурс] / Т. В. Моиссева. — Режим доступа: http://www.justicemaker.ru/view-article.php?id=22&art=4027.

6.                  Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда российской Федерации за первый квартал 2008 г. — Режим доступа: http://www.vsrf.ru/.

7.                  Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда российской Федерации за второе полугодие 2009 г. — Режим доступа: http://www.vsrf.ru/.

8.                  Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда российской Федерации за первое полугодие 2010 г. — Режим доступа: http://www.vsrf.ru/.

9.                  Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда российской Федерации за первое полугодие 2011 г. — Режим доступа: http://www.vsrf.ru/.

10.              Определение Верховного суда РФ от 06.11.2008 г. № 80-о08–5сп. — Режим доступа: http://www.vsrf.ru/.

11.              Определение Верховного суда РФ от 08.09.2011 г. № 46-О11–64сп. — Режим доступа: http://www.vsrf.ru/.

12.              Определение Верховного суда РФ от 17.10.2013 г. № 39-О13–2СП. — Режим доступа: http://www.vsrf.ru/.

13.              Тисен, О. Н. Формирование коллегии присяжных заседателей: теоретические и практические проблемы: диссертация... кандидата юридических наук: 12.00.09.

14.              Тисен, О. Н. Проверка сведений о кандидатах в присяжные заседатели как необходимая составляющая действий по предотвращению вхождения в состав коллегии граждан, участие которых в отправлении правосудия запрещено в силу прямого указания закона // СПС «КонсультантПлюс» [Электронный ресурс].

15.              Чашин, А. Н. Суд присяжных в России [Текст] / А. Н. Чашин. — М.: Дело и сервис, 2013. — 128 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle