Библиографическое описание:

Радчук Я. В. Особенности проявления и становления феномена общего дела в период античности // Молодой ученый. — 2015. — №5. — С. 685-689.

Исследуются особенности проявления и становления форм общего дела в период античности. Механизм функционирования форм общего дела, обусловлен системой моральных и религиозных норм, которая позволяет гармонизовать и согласовать потребности личности и общества.

Ключевые слова: общее дело, потребности, интересы.

 

Прежде чем начинать рассмотрение особенностей проявления и становления феномена общего дела в период античности, следует обратить внимание на первобытное общество, где поиск пищи и тепла был общим делом родового сообщества. Один человек был беззащитен и слаб перед силами природы, а тяжелые условия жизни толкали людей на поиск новых, более доступных средств и предметов удовлетворения их насущных потребностей, которые и формировали возникновение первых форм общего дела.

Насущные потребности имели исключительное, доминирующее значение в первобытном обществе. Эта особая роль простейших, в основном биологических по своей природе потребностей, была обусловлена двумя причинами. Во-первых, удовлетворение насущных потребностей представляло собой сложную задачу и требовало большого напряжения сил. Во-вторых, сложные социальные нужды были развиты слабее, и поэтому поведение людей в большей мере зависело именно от биологических потребностей.

В то же время у первобытного человека начинает формироваться вся современная структура потребностей, которая, оказывается, очень отличается от структуры потребностей животных. Поскольку человек поддерживает свою жизнь с помощью продуктов труда, сама трудовая деятельность становится важнейшей потребностью общества [8]. В первобытном обществе возникает сложное взаимодействие между индивидуальными и общественными потребностями.

Потом человек осознает потребность в коллективе, его значимость не как простого скопления себе подобных, а как единственную силу, способную противостоять внешнему миру благодаря осуществлению элементарных, однонаправленных действий, например: защищаться от зверей и охотиться вместе. Следствием этого становится возникновение у людей первых интересов, которые непосредственно связаны с сохранением коллективности. Эти интересы, несмотря на то что есть у каждого конкретного члена первобытного объединения отдельно, присущи всем его членам, то есть носят общий характер, а значит, являются общими интересами [4]. Необходимо подчеркнуть то, что общественный интерес в данном случае не является простой суммой личных интересов, а представляет собой сложно организованную целостность, причем главным фактором интегрирующим личные интересы в общественные, выступает совместная практическая деятельность как потребность, присущая каждому отдельно взятому человеку.

В момент изменения исключительно биологической потребности в социальную меняется сама сущность человеческой коллективности, которая от отношений стада пралюдей, основанных на общности потребностей, переходит к общественным отношениям, развивающимся на базе общности интересов.

Следующим шагом в истории развития общего дела становится осознание человеком не просто потребности в принадлежности к родовому объединению и его безусловной ценности, а выделение тех социальных отношений и их особенностей, которые способствуют наиболее полному удовлетворению его потребностей. Итогом такого процесса стало появление у человека личных интересов.

А в результате борьбы интересов в объединении начинают складываться и развиваются элементарные формы общественного разделения труда [4]. Его закономерное следствие — социальное неравенство, основанное на способности членов объединения отвечать на требования, предъявляемые к ним со стороны коллектива и выполнять в нем определенные функции.

В процессе оценки результатов совместной деятельности появляются знания об организации труда, объединения как способе удовлетворения потребностей людей и реализации интересов, которые принадлежат обществу, то есть эти знания становятся собственностью объединения, которыми оно может свободно распоряжаться. Формируются социальные нормы, а затем обычаи и традиции, регулирующие отношения между членами объединения в их совместной жизнедеятельности.

Впервые в истории человечества возникает проблема гармоничного согласования общественных потребностей и личных интересов в проводимых на их основании действиях. Оценка результатов этого процесса ведется всеми членами объединения с позиций справедливости, которая начинает пониматься двойственно: 1) справедливость как равенство в учете личных интересов и распределение предметов удовлетворения потребностей; 2) справедливость как обоснованная личными заслугами и общепринятая привилегия первоочередного учета интересов одних людей перед другими.

Появление первобытных форм общего дела побудило к формированию религиозных норм, что давало возможность освобождения индивидуального сознания от выбора альтернативных решений в кризисных ситуациях, но исключало возможность нарушения существующих запретов. Первобытные формы религии предоставляли возможность сплочения всех индивидов в единое целое для поддержания их основной функции — выживания [6, с. 29.].

Далее происходит изменение экономических отношений с «присваивающих» на «производящие», что привело и к изменению общества. В земледельческих племенах основным типом поселения стало село, в котором проживала одна община, из родовой превращаясь в соседскую.

Сначала соседние роды и племена обменивались тем, что давала им природа: солью, редким камнями и т. п. Дарами обменивались как целые общины, так и отдельные люди. Затем выделились племена земледельцев, скотоводов и тех, кто вел земледельческо-скотоводческое хозяйство. Так между племенами с разной хозяйственной ориентацией, а впоследствии и внутри племен, развивался обмен продуктами их труда.

Прирост населения земледельцев и скотоводов, как правило, был выше, чем у охотников-собирателей, вследствие большей производительности производственного хозяйства. Соответственно, та же территория могла прокормить значительно больше людей.

Поэтому возникает противоречие между равенством в потребностях, имеющихся у членов родового объединения, и разницей имеющихся у них возможностей в их удовлетворении. Как неизбежное следствие этого в объединении появляется объективная основа для возникновения социальных и межличностных конфликтов, начинает складываться конфликтная ситуация, которая уже самим фактом своего существования создает угрозу целостности и жизнеспособности коллектива. Нарастает потребность в создании специального социального института, который способствует согласованию интересов и разрешению возникающих конфликтов, а вместе с тем обеспечивает поддержание существующего в обществе уровня разделения труда и тесно связанных с ним социальных отношений и системы ценностей [1, с. 270–272].

Поскольку противоречия между интересами личности и человеческого сообщества действительно существуют и могут достигать огромной остроты, то объединение выработало ряд механизмов, позволяющих решать такие конфликты. Древнейший из этих механизмов является мораль. Мораль возникла у первобытных людей для согласования интересов личности и общества. Главный смысл всех моральных норм, традиций, предписаний состоял в одном: они требовали от человека действовать в первую очередь в интересах группы, коллектива, удовлетворять сначала общественные, и только потом — личные потребности. Такая форма общего дела как забота каждого о благе всего племени — пусть даже в ущерб личным интересам — делала это племя жизнеспособным. Мораль закреплялась через воспитание в обычаях и традициях. Следовательно, общее дело стало первым мощным социальным регулятором человеческих потребностей, который руководит распределением жизненных благ. Моральные нормы предписывали распределять материальные блага в соответствии с обычаями, которые сформировались [8]. Выполнение этих норм путем приобретенного опыта формирует и механизм их передачи будущим поколениям.

Далее с развитием человеческого сообщества стихийно начинают формироваться и различные варианты совместной жизни людей. Параллельно с ними формируются их словесно-знаковые отображения, которые обеспечивали эффективное функционирование сообщества, его стабильность и дальнейшее развитие. Эти формы стали нормами сообществ, которые фиксировались в словесной форме, передавалась от поколения к поколению как заповеди предков и базировались на их авторитете. Авторитетом же в первобытном обществе пользовались старейшины, то есть те люди, которые доживали до преклонного возраста и поэтому становились хранителями обычаев и традиций, носителями информации, особенно нормативной, которая производилась сообществом [6, с. 102–103].

В эволюции общественного бытия первобытных людей доминировала потребность удовлетворить интересы отдельного человека, которая подтолкнула индивида к коллективным действиям. В первооснову политических отношений заложено формирование чувства долга и ответственности перед родом и группой родственников.

Таким образом, уже на уровне первобытного строя система общего дела выработала способность удовлетворять общественные потребности, которые не всегда совпадали с личными интересами каждого индивида.

Далее объединения, которые сформировались на основе родов, представляли собой полисный строй страны, то есть сосуществование десятков независимых городов-государств базировалось на территориальных общинах.

Полис как исторический тип объединения определяет общность, тем самым подчеркивая два элемента: общинный характер данного социального организма и своеобразие этой общины, что отличается от других типов общин (родовой, семейно-территориальной и т. д.). Чертами такой исторической формы есть, прежде всего, совпадение в принципе политического коллектива и коллектива земельных собственников, взаимообусловленность гражданского статуса и права собственности на землю.

В полисе действовали различные органы управления, но верховным органом всегда оставались народные собрания как форма общего дела, которым принадлежало право окончательного решения всех важных вопросов. Еще одной важной особенностью полиса было совпадение политической и военной организации. Военные силы гражданской общины — ополчения граждан, то есть гражданин-собственник одновременно является и воином. Основным экономическим принципом полиса есть идея автаркии, то есть самостоятельности, в соответствии с которой производилась и полисная система ценностей, важнейшим элементом которой является твердая уверенность в том, что полис — высшее благо, и благополучие его членов зависят от него [5]. Полис представлял собой как бы единство в трех ипостасях: государство, город и община.

Мыслители Древней Греции обозначили основные мировоззренческие проблемы, возникающие при формировании потребностей. Они считали, что материальные потребности менее важны, чем духовные. Поэтому и удовлетворение потребностей не должно нарушать некую гармонию между природой, человеком и социальным миром. Это касалось и материальной, и трудовой деятельности [5].

Важнейшими общинными чертами являются стремление к однородности, сходству и взаимопомощи. В античном обществе они проявляются в различных формах. Уже к концу архаической эпохи в греческих полисах и в Риме сложилась система взаимных обязательств между гражданами и коллективом в целом как формы общего дела, следовательно, граждане, вне зависимости от своего имущественного положения, были обязаны подчиняться для пользы общества.

Поэтому учет имущественных возможностей граждан выступал в форме цензов, который периодически проводился и был очень важен в античных государствах.

Следующий шаг в рассмотрении интересов личности и потребностей социальных организмов в формировании общего дела был сделан Демокритом. В его трудах мы встречаем понятие полиса как «общего дела всех граждан», их «опоры», а это фактически означает, что объединение впервые рассматривается как форма выражения общественного интереса или, говоря по-другому, общественный интерес перестает существовать в сознании как некая неуловимая абстракция, а приобретает конкретные формы и очертания. Решение проблемы справедливого согласования общественных потребностей и личных интересов, которая существовала до этого момента только в плоскости поиска способа уравнивания всего многообразия личных интересов, дополняется и начинает постепенно перемещаться в плоскость поисков возможностей учета личных интересов в рамках общего дела.

В своих трудах Демокрит рассматривает вопрос о согласовании общественных потребностей и личных интересов как меры свободы, реализации своих интересов частными лицами и ограничения их вмешательства в государство. При решении этого вопроса он указывает: «То, что считается справедливым, не есть справедливое; несправедливо же то, что противно природе» [7, с.152].

В качестве критерия справедливого ограничения Демокрит, как и его предшественники, использовал материально-чувственные основания, которые, по его мнению, определяют интересы «общего дела» и ограничивают личные интересы членов полиса, выходящие за эти рамки.

Большой поворот в понимании человека совершили софисты. По выражению Протагора, «человек есть мера всех вещей». Софисты впервые в истории науки объявили главным, стержневым вопросом не учение о мире, а проблему человека. Как следствие, это привело к кардинальной переориентации всего мировоззрения. Человек с его проблемами, интересами и потребностями становится главным объектом их философии. Софисты учили граждан полиса приемам отстаивания своих интересов, удовлетворения своих потребностей не смотря ни на что [8].

Но в самом обществе усиливается социальная дифференциация, которая означала дифференциацию в возможностях удовлетворения потребностей. Позже, с появлением общественных классов, эта дифференциация достигает огромных масштабов: рабы и свободные крестьяне часто оказываются на грани выживания из-за неудовлетворения даже простых насущных потребностей, а рабовладельцы и жрецы приобретают возможность удовлетворять их в максимальном объеме. Удовлетворение потребностей все сильнее зависит не только от производства материальных и духовных благ, но и от места человека в общественной системе. В зависимости от принадлежности к той или иной социальной группе люди имеют разные возможности реализации потребностей. Более того, у людей из разных социальных слоев в процессе воспитания потребности формируются несколько по-разному [8].

В рабовладельческом обществе духовная деятельность и управление были привилегией господствующего класса, физический же труд — уделом рабов и бедноты. Поэтому физический труд попирался, а достойной свободного человека считалась лишь духовная деятельность. Поскольку труд рабов освобождал рабовладельцев от тяжелой повседневной производственной работы, это позволяло представителям господствующего класса уделять много внимания развитию искусства, литературы, живописи, философии, науки и т. д. Господствующая идеология оправдывала рабство.

Рабы и беднейшие слои населения не раз восставали против своих угнетателей. Эти восстания жестоко подавлялись. Но даже в тех редких случаях, когда они завершались победой рабов, это не означало конца рабства. Победители сами становились господами, превращая своих противников в рабов. Другой возможности при тогдашнем уровне развития и характера производительных сил просто не было.

Положение о всеобщем равенстве по природе выдвинул софист Антифонт. При этом он ссылался на то, что у всех людей: эллинов и варваров, благородных и простых — одни и те же естественные потребности. А неравенство людей проистекает из человеческих законов, а не через природу. «По природе, — говорит Антифонт, — мы во всех отношениях равны, притом и варвары, и эллины. Здесь уместно обратить внимание на то, что у всех людей нужды от природы одинаковы» [2, с.320–321].

Таким образом, идея естественного правового равенства всех людей, включая рабов, появилась еще в античности. В то время она базировалась на признании единства материально-чувственного происхождения всех людей и, как следствие, равном праве на реализацию интересов, основанных на естественных потребностях. Итак, в античности делается первая попытка определить предметом интереса общего дела обеспечение равенства людей в реализации их естественных прав.

Философ Древней Греции Сократ говорил о необходимости соблюдения всеми разумных и справедливых законов полиса, а также утверждал, что только на этом пути достижима свобода — прекрасное и величественное достояние как для человека, так и для государства. Идеи Сократа были развиты его учеником Платоном. Согласно Платону, каждый человек имеет базовые потребности, которые возможно удовлетворить, лишь вступая в контакт с другими людьми. Именно процесс удовлетворения потребностей и порождает социальные отношения и общество, формирует общее дело. Следовательно, любое государство, по Платону, возникло из потребностей людей. Прежде всего, из потребности преодоления хаоса и определенной организации жизни общества, ибо только это могло обеспечить необходимые условия существования людей и реализацию их разнообразных интересов. Другая фундаментальная потребность, которая обусловила возникновение государства, заключалась в необходимости установления социальной справедливости между людьми. Таким образом, Платон рассматривает государство как форму выражения общего дела, общего для всех людей интереса.

Справедливость в идеальном государстве, по Платону, предполагает определенное равенство. При этом он различает два вида равенства: первый — это «геометрическое равенство», по мнению Платона, «именно настоящее и лучшее равенство», поскольку учитывает достоинства и добродетели каждого человека и соответственно к ним «большему оно уделяет больше, меньшему — меньше, каждому даря то, что соразмерно его природе» [9, с.349–350]. Второй — это «арифметическое равенство», которое имеет в своей основе равенство меры, веса и числа [9, с.349–350].

Следовательно, общее дело, по Платону, — это объединение, в котором вопрос о гармоничном сочетании общественных и частных интересов решается разделением труда и распределением доли «в общем процветании соответственно их природным данным» [8, с.349–350].

Кроме всего прочего, Платон считал, что сила государства заключается в силе его законов. При этом он подчеркивал, что закон выражает интересы большинства людей данного общества, и ему должны подчиняться все: от рядовых граждан до правителей.

Также свой вклад в решение вопроса о согласовании интересов и потребностей в формировании общего дела внес Аристотель, который продолжил исследование государства как формы выражения общественного интереса. Он считал, что сущность государства заключается в политическом общении между людьми. Поскольку человек по своей природе есть существо, которое общается и живет в обществе, поэтому он выступает как «политическое существо» [3, с.401]. Аристотель считал, что государство как общее дело «существует ради достижения благой жизни».

В основу любого государственного устройства, по его мнению, должен быть положен принцип справедливости. Аристотель говорит о двух видах справедливости: уравнивающей справедливости и справедливости распределяющей. Справедливость, которая распределяет, — это проявление справедливости при распределении всего того (власти, почести, выплат и т. п.), что может быть разделено между членами общества. Принцип уравнивающей справедливости, по Аристотелю, выступает в распределении общих для всех граждан благ по достоинству, то есть пропорционально их вкладу в общее дело.

В эпоху эллинизма представление о возможности согласования общественных потребностей и личных интересов в формировании общего дела с помощью государственного устройства развивал Эпикур. Главная цель заключается в обеспечении взаимной безопасности людей, преодолении их взаимного страха, непричинении ими друг другу вреда. С таким пониманием характера и цели общего дела связана и его трактовка государства и права как договора людей между собой об их общей пользе и взаимной безопасности [4].

Идеи древнегреческих мыслителей о гармоничном согласовании общественных потребностей и личных интересов в формировании общего дела получили дальнейшее развитие в Древнем Риме. С позиций естественного права как выражения материально-чувственной природы человека философское учение о государстве, законе и правах людей разрабатывал М. Т. Цицерон.

В основе права, согласно М. Т. Цицерону, лежит присущая природе справедливость. Причем справедливость эта трактуется им как вечное, неизменное и неотъемлемое свойство природы в целом, включая и человеческую. Следовательно, под «природой» как источником справедливости и права он понимает весь космос, весь окружающий нас физический и социальный мир, формы человеческого общения, именно человеческое бытие.

Речь при этом идет именно о естественно-правовом равенстве, а не об уравнивании имущественного состояния. Государство как «общий правопорядок» — это по сути естественное право самих людей. Оно есть «достояние народа», объединенного общими интересами, и возникает из потребности людей жить вместе, что, по его мнению, глубоко соответствует природе человека как общественного существа [10, с. 20–21]. В идеях Цицерона задача общего дела заключается в гармонизации отношений между отдельными людьми, а также между различными слоями общества.

Идеи равноправия всех людей в реализации их интересов, вытекающих из общечеловеческой природы, как идеи общего дела нашли свое выражение в произведении Марка Аврелия «К самому себе», который, отталкиваясь от общего для всех людей духовного начала, делал вывод, что все люди — разумные существа. «Если так, то и разум, который указывает, что делать и чего не делать, тоже будет общим; если так, то мы граждане» [2, с.520]. Итак, Марк Аврелий развивал представление «о государстве с равным для всех законом, которое управляется согласно равенству и равноправию всех».

В античности формируются формы общего дела, субъекты которого состоят из многообразия личностей, обладающих неодинаковым набором потребностей. Во многих греческих полисах человек получает право самостоятельно выбирать для себя род занятий, развивать и контролировать свои потребности. В древних цивилизациях продолжали создаваться формы общего дела как система норм, позволяющих гармонизировать, согласовывать потребности общества и личности, не допускать их столкновения. Если в первобытном строе это были моральные, а затем и связанные с ними религиозные формы, то после возникновения государства они регулируют человеческое поведение и нормы права. Правовые нормы устанавливаются государственной властью, которая следит за их выполнением, при необходимости используя принуждение.

В эпоху первых цивилизаций осложнились отношения между личными интересами и общественными потребностями. Появились потребности различных социальных групп, классов, слоев теперь уже неоднородного населения. Неудовлетворенность потребностей ряда социальных групп (прежде всего класса рабов) становится мощным стимулом социальных конфликтов. Развитие и удовлетворение потребностей человека остается противоречивым процессом.

Итак, подводя итог, можно отметить, что вопрос о согласовании общественных потребностей и личных интересов в становлении форм общего дела рассматривался в античной философии, там были не только заложены, но и концептуально разработаны идеи справедливости, была создана самобытная концепция меры вмешательства в личные дела человека.

Перспективы дальнейших исследований в этом направлении — продолжение анализа взаимосвязи интересов личности и потребностей социальных организмов в формировании общего дела на различных этапах развития общества, в частности, специфики проявления соответствующей взаимосвязи в эпохи Средневековья и Возрождения.

 

Литература:

 

1.         Алексеев В. П. Першиц А. И. История первобытного общества, Учеб. Для вузов по спец. «История». / В. П. Алексеев, А. И. Першиц — М.: «Высшая школа», 1990. — 351с.

2.         Антология мировой философии: в 4 т. / В. В. Соколов. — М.: Мысль,1969. — Т.1. Ч.1.: Философия древности и средневековья. — 576с.

3.         Аристотель. Сочинения в четырех томах. Т. 2. / Ред. 3. Н. Микеладзе. — М.: «Мысль», 1978. — 687 с.

4.         Гончарова А. Н. Проблема согласования общественных и личных интересов в процессе построения гражданского общества: Моногр. [Электронный ресурс] / А. Н. Гончарова — Красноярск: Краснояр. гос. ун-т., 2001. — 151 с — Режим доступа: http://www.allpravo.ru/library/doc108p0/instrum4247/item4250.html

5.         Коптев А. В. Античное гражданское общество [Электронный ресурс] / Ю. К. Некрасова. — Режим доступа: http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1261777086

6.         Крохмаль Н. Історичні форми саморегуляції соціального процесу. / Н. Крохмаль — Запоріжжя: «Просвіта», 2004. — 144 с.

7.         Материалисты Древней Греции: Собрание текстов Гераклита, Демокрита и Эпикура. / М. А. Дынник. — М.: Политиздат, 1955. — 239 с.

8.         Орлов С. В., Дмитренко Н. А. Человек и его потребности. Учебное пособие [Электронный ресурс] / С. В. Орлов, Н. А. Дмитренко. — Санкт-Петербург: 2005. — Режим доступа: http://reftrend.ru/631411.html

9.         Платон. Собрание сочинений в 4 т. Т.3 / Пер. с древнегреч.; Общ. Ред. А. Ф. Лосева, В. Ф. Асмуса, А. А. Тахо-Годи — М.: Мысль, 1994. — 654 с.

10.     Цицерон М. Т. Диалоги. О государстве. О законах. / Утченко С. Л. — М.: Наука,1966. — 226 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle