Библиографическое описание:

Абрамова О. М. Правовые аспекты охраны исключительных прав автора в сети Интернет // Молодой ученый. — 2015. — №5. — С. 329-333.

Проблема регулирования и охраны объектов авторского права во Всемирной сети за последние десятилетия приобретает все большую актуальность ввиду нарастающей популярности сети Интернет как наиболее быстрого, эффективного и удобного средства обмена информацией, распространения, воспроизведения, загрузки соответствующего контента. Становится очевидным тот факт, что нормы гражданского законодательства, обеспечивающие нормативное регулирование объектов интеллектуальной собственности, не могли остаться неизменными с развитием интернет-технологий: возникли проблемы обеспечения защиты авторских прав в связи с массовым «пиратством» в сети Интернет, что вызвало колоссальные потери у правообладателей названного контента. Также возник вопрос ответственности провайдеров и так называемых «информационных посредников» (владельцев онлайн-сервисов, в частности, социальных сетей и файлообменников) за деятельность пользователей, незаконно размещающих контент. Кроме того, сложность охраны объектов авторского права заключается в таких специфических свойствах Интернета как экстерриториальность, общедоступность и анонимность, что влечет необходимость разработки единого подхода к данному вопросу на мировом уровне. В этом аспекте можно обозначить несколько путей разрешения проблем.

Одной из самых первых значимых процедур, регулирующих вопросы защиты авторских прав и ответственности нарушителей, является процедура DMCA (регламентирована законом Digital Millennium Copyright Act), разработанная еще в 1998 году в США [1]: так, правообладатель, обнаружив нарушение авторских прав, вправе направить провайдеру извещение об устранении нарушения, провайдер немедленно удаляет спорный контент и уведомляет правообладателя, в таком случае провайдер освобождается от ответственности перед правообладателем, а иск предъявляется напрямую к пользователю, разместившему нелегальный контент. Данная процедура также учитывает интересы добросовестного пользователя, разместившего контент легально, поскольку тот имеет право направить встречное извещение провайдеру для восстановления прав. Наиболее радикального подхода в вопросах защиты авторских прав придерживались авторы американского законопроекта SOPA, предоставлявшего органам исполнительной власти США практически неограниченные возможности в борьбе против незаконного обмена интеллектуальной собственностью, позволяя прекращать любое взаимодействие с любыми ресурсами, обвиняемыми в пиратстве (в том числе зарубежными ресурсами). Однако в связи с массовыми протестами общественности работа над данным законопроектом была отложена на неопределенное время.

Данный вопрос также не остался без внимания и в Российской Федерации, где были приняты Федеральный закон от 2 июля 2013 года № 187-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях», а также Федеральный закон от 5 мая 2014 года № 97-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей».

В результате Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» был дополнен, в частности, статьями 15.2 и 15.3, в которых обозначен механизм защиты объектов авторского права в сети Интернет: федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации (Роскомнадзор), определяет провайдера хостинга или иное лицо, обеспечивающее размещение в информационно-коммуникационной сети, в том числе в сети Интернет, информационного ресурса, на котором содержится информация, нарушающая исключительные права, и направляет провайдеру хостинга уведомление о нарушении интеллектуальных прав. На основании данного уведомления провайдер хостинга уведомляет владельца сайта, который обязан незамедлительно удалить незаконно размещенную информацию и (или) принять меры по ограничению доступа к ней. В случае неисполнения владельцем сайта данной обязанности провайдер хостинга обязан ограничить доступ к соответствующему информационному ресурсу, а если этого не происходит — доступ ограничивается оператором связи.

Вопрос защиты авторских прав от нелегального распространения обсуждался и на международной арене в рамках G8: так, в 2011 году, была принята Довильская декларация, провозглашавшая принцип защиты прав интеллектуальной собственности: «Соблюдение этих принципов должно осуществляться в более широком контексте уважения верховенства закона, прав человека и основных свобод, защиты прав интеллектуальной собственности — то есть всего того, что составляет суть любого демократического общества и служит на благо всех его граждан» [2]. С одной стороны, в декларации провозглашается роль Интернета как неотъемлемой части общества и экономики, залога экономического роста и социального развития, инструмента для продвижения свободы, демократии и прав человека. С другой стороны, небесспорным является придание в Довильской декларации защите прав интеллектуальной собственности статуса основополагающего демократического политико-правового принципа и, как следствие, поиск наиболее эффективных методов защиты авторских прав [3]. Является ли столь необходимой абсолютизация защиты прав интеллектуальной собственности с точки зрения баланса интересов правообладателей и потребителей и принципов свободы информации (открытость знаний, образования и культуры), свободы самовыражения, права на доступ к культурным ценностям?

Таким образом, спорность и неоднозначность подходов к защите авторских прав в сети Интернет имеет место и в настоящее время, поскольку названные подходы, являясь, несомненно, мерами, изначально направленными на гарантию защиты прав правообладателей, в конечном счете, не достигают желаемого эффекта. Полномочия Роскомнадзора по блокировке сайтов, содержащих нелегальный контент, также не устраняют возникшей проблемы: специалисты ведомства вынуждены постоянно проводить мониторинг исполнения требования о блокировке — нередко после непродолжительного времени доступ к нелегальному контенту возобновляется, или же произведения остаются доступны для скачивания [4].

Получается, что успех в разрешении проблемы защиты авторских прав в сети Интернет не достигается путем ужесточения мер воздействия на пользователей и интернет-сайты, размещающие данный нелегальный контент. Основной причиной такого усиления мер по защите авторских прав в сети Интернет является уменьшение доходов правообладателей в связи с нелегальным скачиванием контента. В этой части небезынтересны исследования профессора Далласского университета Стэна Либовица, который отметил, что далеко не все случаи пиратства влекут обязательное уменьшение доходов правообладателей: такого уменьшения доходов не произойдет, если потребитель, скачивая нелегальный контент, при отсутствии данной альтернативы вовсе отказался бы от приобретения легального контента, или же в случае, если скачивание нелегального контента носит ознакомительный характер с целью приобретения понравившегося контента легально [5]. Также заслуживает внимания отчет объединенного исследовательского центра Европейской комиссии о том, что незаконное скачивание и копирование музыки в Интернете не только не вредит официальным продажам, но даже в какой-то степени обеспечивает прирост продаж. Кроме того, исследователями отмечено, что значительная часть музыки не была бы приобретена при отсутствии возможности ее нелегального скачивания [6].

На основании вышеизложенного следует отметить, что распространение нелегального контента в сети Интернет не во всех случаях оказывает вредоносное воздействие на правообладателя, что также подрывает концепцию ужесточения мер защиты исключительных прав. Поэтому для положительного результата в данной области необходимо проанализировать правовую основу регулирования данных отношений, оценить, насколько действующее правовое регулирование в сфере интеллектуальных прав актуально в цифровой среде, выбрать сбалансированное направление регулирования данных отношений, взаимоприемлемое как для авторов, так и для пользователей.

Представляется, что правовое регулирование отношений, возникающих в онлайн-среде, невозможно без учета юридически значимых особенностей сетевой архитектуры [7]. В настоящее время можно говорить об Интернете формата WEB 2.0, представляющего собой новое поколение Интернета и софта [8]. Главный принцип, лежащий в основе WEB 2.0, заключается в усилении веб-технологий за счет коллективного разума, в том числе за счет коллективной активности всех веб-пользователей (открытый софт, софт как сервис, пользователи как соразработчики). Таким образом, особенности архитектуры Интернета играют ключевую роль при осуществлении правового регулирования отношений, возникающих в интернет-среде.

В этом свете представляется, что ряд норм, регулирующих отношения в сфере интеллектуальных прав, несмотря на многочисленные поправки в соответствующие акты, не отвечает объективным требованиям и закономерностям современного обмена информацией в онлайн-среде. К примеру, срок защиты исключительных прав.

Для анализа вопроса адекватности срока защиты исключительных прав необходимо обратиться к положениям, закрепленным международными соглашениями (Бернская Конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 года [9], Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности ТРИПС [10]), а также национальным законодательством (Ч. 4 ГК РФ). Статья 7 Бернской конвенции устанавливает срок охраны, составляющий по общему правилу все время жизни автора и 50 лет после его смерти. Особые правила установлены для кинематографических произведений: страны Союза вправе предусмотреть, что срок охраны истекает спустя пятьдесят лет после того, как произведение с согласия автора было сделано доступным для всеобщего сведения, либо — если в течение 50 лет со времени создания такого произведения это событие не наступит — что срок охраны истекает спустя 50 лет после создания произведения. Также особые правила установлены для охраны фотографических произведений и произведений прикладного искусства: срок не может быть короче 25 лет со времени создания такого произведения. При этом Страны Союза могут установить срок охраны, превышающий сроки, предусмотренные предшествующими пунктами.

В настоящее время в п. 1 ст. 1281 ГК РФ устанавливается 70-летний срок действия исключительного права на произведения после смерти автора. Если же произведение обнародовано после смерти автора, то срок действия — 70 лет после обнародования произведения. Таким образом, национальное законодательство соответствует установленным Бернской конвенцией положениям, более того, устанавливает даже большие сроки, нежели предусмотрены конвенцией. Интересен тот факт, что в ранее действующем законе от 9 июля 1993 года «Об авторском праве и смежных правах» (далее — «ЗоАП») был установлен 50-летний срок, однако 20 июля 2004 года были внесены соответствующие коррективы в данный закон и установлен 70-летний срок. Еще ранее, в Гражданском Кодексе РСФСР, был установлен 25-летний срок охраны. Чем было аргументировано такое ужесточение срока защиты авторского права? Увеличение 25-летнего срока охраны авторского права до 50 лет можно оправдать приведением ЗоАП в соответствие с положениями Бернской конвенции. Однако не вполне ясным и резонным представляется увеличение срока до 70 лет. Усугубляет ситуацию и то, что в 2009 году Европейский парламент также увеличил срок действия авторских прав на произведения. В комментариях к Гражданскому кодексу РФ под ред. П. В. Крашенинникова отмечено, что семидесятилетний срок действия исключительных прав после смерти автора произведения соответствует Директиве ЕС N 93/98/EEC от 29 ноября 1993 года о гармонизации срока охраны авторских и некоторых смежных прав, а также Соглашению ТРИПС [11]. Аналогичные сроки охраны авторских прав установлены в странах Западной Европы, США, Японии. То есть эта тенденция обрела мировой масштаб.

Следовательно, сокращение срока действия авторских прав возможно лишь при изменении положений в международных соглашениях. Однако, к сожалению, имеет место обратная тенденция, которая направлена на усиление защиты авторских прав в онлайновой среде и носит порой чрезмерный характер.

Данная тенденция вызывает множество возражений: ввиду того, что информационное общество набирает обороты, возникла возможность быстрого обмена информацией, в том числе охраняемой авторским правом, в цифровой среде. Это свидетельствует о том, что процесс обмена информацией стал гораздо быстрее, объем информации возрастает, произведения становятся доступнее в цифровой среде, а, следовательно, возможности посягательства на авторские права также увеличиваются. Это объективные факторы развития информационного общества, которые необходимо принимать к сведению и учитывать, в том числе, при решении вопроса охраны авторских прав. Однако ведущие государства ради того, чтобы пресечь распространение нелегального контента в онлайн-среде идут на радикальные меры, которые не могут быть действенными в силу объективного изменения обстоятельств. Так, 70-летний срок действия исключительных прав не может быть оправдан, поскольку он создает препятствия в распространении информации и доступа к ней. Данное утверждение не является оправданием «пиратства», однако стоит обратить внимание на первопричины незаконного распространения охраняемых объектов — в их числе необоснованно большой срок охраны, не отвечающий потребностям современного информационного общества. Это приводит к выводу о том, что такой подход к защите авторских прав направлен исключительно на интересы авторов (а в большей степени на коммерческий интерес компаний-правообладателей). Установление же 70-летнего срока действия исключительных прав автора провоцирует негативное отношение к защите авторского права и многочисленные нарушения авторских прав.

Использование срока защиты исключительного права является частым злоупотреблением со стороны правообладателей. В этом ключе интересна следующая ситуация: срок действия авторских прав, например, на музыкальные произведения уже истек, срок действия смежного права на запись также истек, то есть такое произведение уже является общественным достоянием [12]. Однако звукозаписывающие компании выкупают данную запись и производят ее «ремастеринг» (то есть переработку фонограммы), и уже на такую «ремастеринговую» запись течет новый 50-летний срок, который представляется явно несоразмерным сроком для охраны деятельности по переработке фонограммы, находящейся в общественном достоянии. Данный пример ярко иллюстрирует необходимость пересмотра подходов к защите исключительных прав.

Представляется, что выбранный большинством развитых государств «жесткий» путь охраны исключительных прав, обеспечиваемый путем блокировок любого сайта, содержащего нелегальный контент, с одной стороны, не обеспечивает баланса прав потребителей и правообладателей, а с другой стороны, оказывается не эффективным, поскольку не устраняет источник проблемы. Необходимо установить такую благоприятную правовую основу, которая защищает интересы автора, а также удовлетворяет информационные потребности общества. В этом смысле сокращение срока защиты исключительных прав до 10 лет с момента опубликования было бы оптимальным решением: обеспечивало бы обоснованную охрану авторских прав, а также предотвратило бы множественные посягательства со стороны пользователей информации.

Нельзя оправдывать также и идею абсолютной свободы обмена контентом, являющимся объектом авторских прав, так как в таком случае материально страдает непосредственный создатель данного объекта авторских прав — автор. Однако если обратить внимание на большинство судебных разбирательств, касающихся защиты авторских прав от незаконного пиратства, то мы можем увидеть, что в большинстве случаев истцами являются не авторы непосредственно, а правообладатели-посредники — звукозаписывающие компании, издательства, киностудии. В этом ключе стоит обратить внимание на то, что абсолютизация защиты исключительных прав правообладателей, которые фактически не принимали участия в творческом процессе создания тех или иных произведений, представляется не чем иным, как лоббированием интересов таких правообладателей, но никак не обеспечением прав самого автора. Как отметил известный американский профессор права Лоуренс Лессиг, право все меньше поддерживает творчество и все больше занимается защитой определенной индустрии от конкуренции [13]. Профессор обращает внимание на тот факт, что именно Интернет и современные цифровые технологии способны сформировать более конкурентоспособный рынок создания и переработки культуры, который позволял бы, во-первых, производить и распространять больший ассортимент продуктов творчества по количеству и качеству, а, во-вторых, делал упор именно на интересах авторов, которые смогли бы зарабатывать посредством цифровых технологий больше, чем в настоящий момент. Таким образом, можно сделать вывод о том, что медиагианты, усмотрев в Интернете серьезного конкурента, способного перевернуть индустрию контента, пытаются искусственно вмешаться в закономерно возникшую цифровую среду путем установления непомерных ограничений и санкций. Защита исключительных прав должна обеспечивать права и интересы автора, защищать его как от пользователей, так и от правообладателей в лице медиакорпораций.

Также представляется необходимым при оценке нарушений авторских прав обращать внимание на то, в каких целях используется тот или иной объект авторских прав — коммерческих или личных. Такого подхода придерживается судебная практика таких государств, как Испания, Канада, Польша, Нидерланды: так, торрент-трекер, содержащий ссылки на файлы, которыми обмениваются пользователи, не нарушает авторских прав, поскольку контент не используется в коммерческих целях [14]. Данная позиция является вполне справедливой и корректной, поскольку обеспечивает разграничение использования объекта авторских прав в различных целях. Использование чужого контента в коммерческих целях, то есть использование данных объектов в целях извлечения прибыли, является не чем иным как нарушением прав автора на извлечение прибыли из принадлежащего ему контента (исключительных прав). Использование же данного объекта авторских прав в личных целях не вступает в такое противоречие с исключительными правами автора, в данном случае речь идет об обеспечении таких прав потребителя, как право на информацию, культурные права, образовательные права, следовательно, необходимо обеспечить баланс интересов автора и пользователя. Это предполагает необходимость установления разных режимов защиты исключительных авторских прав, что обеспечит справедливое регулирование отношений как по отношению к пользователям, использующим произведения в личных целях, так и к авторам в отношении лиц, незаконно использующих произведения в целях извлечения прибыли.

Таким образом, абсолютизация защиты авторских прав не только не способствует нормальному обмену информацией, обеспечению прав граждан-потребителей, но и во многом препятствует как процессу информационного обмена, так и процессу создания культуры. Современные меры по регулированию отношений в интернет-среде направлены на деформацию объективно сложившейся и динамично развивающейся архитектуры Интернета, в то время как нормативно-правовое регулирование данных отношений должно адаптироваться к сложившимся изменениям в процессе обмена информации в сети Интернет. Поэтому гармонизация и модернизация регулирования авторских прав в цифровой эпохе, обеспечение адекватного, соразмерного и обоснованного механизма защиты авторских прав, в том числе и обеспечение такого срока защиты, который обеспечивал бы, с одной стороны, действительную охрану автора от незаконных посягательств, а, с другой стороны, доступность обмена информацией, являются важнейшими направлениями в развитии авторского права. Интернет сформировал принципиально новые способы распространения информации, а также расширил возможности создания и развития культуры в целом. Таким образом, формирование нового, сбалансированного подхода к регулированию авторских прав является необходимым основанием обеспечения прав граждан в цифровой среде.

 

Литература:

 

  1. The Digital Millennium Copyright Act of 1998 // http://www.copyright.gov/legislation/dmca.pdf.
  2. Довильская декларация «Группы восьми»: «Неизменная приверженность свободе и демократии» // http://news.kremlin.ru/ref_notes/946.
  3. Шугуров М. «Группа восьми» (G8): интеллектуальная собственность и Интернет // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. -2012. — № 7. — С. 40–48.
  4. Горовцова М. «Антипиратский» закон: первые итоги реализации и перспективы // http://www.garant.ru/article/495804/#ixzz2x8u3GLDb.
  5. Liebowitz S. Rethinking the Networked Economy: The True Forces Driving the Digital Marketplace // http://wwwpub.utdallas.edu/~liebowit/knowledge_goods/book.pdf.
  6. Aguiar L., Martens B. Digital Music Consumption on the Internet: Evidence from Clickstream Data // Institute for Prospective Technological Studies — Digital Economy Working Paper. — 2013.
  7. Азизов Р. Ф., Архипов В. В. Отношения в сети Интернет формата WEB 2.0: проблема соответствия между сетевой архитектурой и правовым регулированием.
  8. О’Рейлли Т. Что такое Веб 2.0 // http://old.computerra.ru/think/234100/.
  9. Бернская Конвенция по охране литературных и художественных произведений 1886 года // http://www.wipo.int/treaties/ru/ip/berne/berne.html.
  10. Соглашение ТРИПС // www.wto.ru/ru/content/documents/docs/Trips.doc.
  11. Крашенинников П. В. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 4. Постатейный комментарий // Статут. — 2011. — 926 с.
  12. Статья: Защита авторских прав или узаконенное воровство? // http://habrahabr.ru/post/121936/.
  13. См.: Lessig L. Free culture // Penguin books. 2005.
  14. См. Кондратьева Е. А. Интеллектуальные права в Интернете: соотношение интересов правообладателей и общества // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права.– 2014.– № 2.– С. 42–49.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle