Библиографическое описание:

Махмудова Ю. Р. Гражданско-правовые основания вмешательства государства в частную собственность // Молодой ученый. — 2015. — №5. — С. 356-359.

 «Полезные следствия государственного вмешательства проявляются немедленно, прямо и, так сказать, видимым образом, тогда как отрицательные последствия проявляются постепенно, косвенным образом и незаметно… Поэтому большинство людей почти по необходимости с неоправданным одобрением относятся к государственному вмешательству. Эту естественную склонность можно нейтрализовать в данном обществе,… только презумпцией или предубеждением в пользу личной свободы, то есть в пользу laissez faire[1]» [12] - так о государственном вмешательстве рассуждал А. Дайси более чем столетие назад. Изменилось ли мнение о вторжении государства в экономику, а именно, в частную собственность к настоящему моменту?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно выяснить, на каких основаниях государство вправе вмешиваться в частные отношения, в том числе в отношения частной собственности.

Известно, что отношения, связанные с частной собственностью всегда приобретают разнообразную юридическую фиксацию. В настоящее время одним из способов юридического оформления указанных отношений является совокупность правовых норм, которые не только регулируют отношения собственности, а также устанавливают границы юридической власти определённого лица-собственника, который вправе исключать любое воздействие третьих лиц на принадлежащее ему имущество.

Идея вмешательства в частную собственность для достижения социальных целей впервые была сформулирована Г. Шварцем, а затем Л. Дюги, которые выдвинули в гражданском праве теорию «правовой цели». Она предполагала, что любое имущество должно служить исключительно разумным целям всего общества; если человек использует свое имущество на неразумные нужды, бесполезные для общества, то государство или отбирает его, или принуждает имущество использовать согласно его социальному назначению [4]. Современная гражданско-правовая наука признаёт весьма ограниченное вторжение в частные отношения в строго ограниченных случаях и при определённых условиях.

Однако право частной собственности не относится к правам, не подлежащим ограничению (ст. 56 Конституции РФ). Следовательно, право частной собственности может быть ограничено федеральным законом, но исключительно в том размере, в каком это требуется в целях защиты основ конституционного строя, законных интересов других лиц и их прав, нравственности, здоровья, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч.3 ст. 55 Конституции РФ).

Разнонаправленность частных и публичных (общегосударственных) интересов неизбежно влечёт возникновения конфликтов. Некоторые российские правоведы дореволюционного периода, такие как Александров Н. А., считали, что «человек за предоставленные ему возможности…достигать своих жизненных целей, со своей стороны обязан удовлетворять государственным и общественным нуждам» [3]. Так, например, собственник был обязан в случае надобности его участка земли для построения дорог, канав и прочего уступить этот участок с возмещением его стоимости. Современные же учёные, напротив, полагают, что «всякие ограничения права собственности неизбежно порождают весьма острые коллизии; ведь лимитирование собственности — это ограничение свободы, автономии, самостоятельности лица, которые сами по себе — единственный источник благосостояния человека» [9].

Можно сказать, что пределами права собственности являются интересы третьих лиц, тогда усечение права — это препятствия в реализации субъективного права при сохранении объема прав, причём вводимые ограничения должны быть обоснованы [7].

Л. А. Морозова предлагает выделить следующие принципы вмешательства государства в частную собственность:

-          только в интересах «всеобщего блага», «общественного интереса»;

-          присутствие законного возмещения государством собственнику имущественных утрат;

-          определение ограничений на основании и в границах закона;

-          равенство всех собственников в налагаемых на них ограничениях;

-          возможность судебного обжалования изъятия государством имущества из частной собственности [6].

Критериями ограничения права собственности, отражёнными в постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 18 июля 2003 г. № 14-П являются: справедливость, пропорциональность, соразмерность, адекватность, необходимость для защиты ценностей, являющихся конституционно важными, включая права и законные интересы других лиц.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что указанные принципы определяют основания вмешательства государства в частную собственность.

В соответствии п. 2 ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Однако в юридической литературе высказывается мнение, что данная норма является формой ограничения права собственности. Как считает А.Е Черноморец, объем прав собственника был бы намного шире в случае, если бы собственник мог распоряжаться своей собственностью любым образом, кроме «прямо запрещённых законом» действий [11]. Подобное высказывание ставит исследователей перед вопросом о том, в каких границах и в каких формах государство вправе вмешиваться в отношения частной собственности.

В законе, безусловно, предусмотрены некоторые случаи ограничения права частной собственности (ст.129 ГК РФ), и даже принудительного отчуждения имущества у собственника (ч. 2 ст. 235 ГК РФ), а также конфискации имущества по решению суда (ст. 243 ГК РФ) и реквизиция — изъятие собственности по решению государственных органов (ст. 242 ГК РФ). Но общественные отношения регулируются не только законом. В качестве основания гражданско-правового регулирования может выступать и обычай. Помимо этого в гражданском праве применяются аналогия закона и аналогия права. Поэтому реализация принципа «разрешено всё, что не запрещено законом» не способно в полном объёме отвечать интересам общества в целом и личности в частности.

Стоит отметить связь собственника, распоряжающегося своим имуществом, и государства, которая проявляется посредством механизма изъятия государством у частных лиц доли денежных средств для осуществления публичных и социальных функций (налогообложение, обязательные платежи и т. п.). Как указал Конституционный Суд РФ, налогоплательщик не может распоряжаться по своему желанию той частью своего имущества, которая в виде определенной денежной суммы обязательно вносится в казну (абз. 2 п. 3 постановления от 17 декабря 1996 г. N 20-П) [5]. То есть, установление какого-либо налога ограничивает права частного собственника на пользование и распоряжение его финансовыми средствами. Очевидны некоторые разногласия между интересами собственника, стремящегося использовать свои ресурсы в полной мере, и интересами государства, которое ограничивает эти ресурсы в целях обеспечения благополучия всего общества.

Наряду с нормами российского права, существуют международные правовые акты, содержащие правила об ограничении прав собственника. Они приняты Российской Федерацией и их нормы обязательны для исполнения на территории нашего государства. Так, во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. установлено, что при осуществлении своих прав и свобод к человеку могут быть применены только такие ограничения, которые установлены законом в целях общественного порядка, общего благосостояния в демократическом обществе, а также признания прав и свобод других, удовлетворения требованиям морали (ч. 2 ст. 29). Схожие нормы предусмотрены международным пактом об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966г.

В последнее время увеличился интерес к нормам о защите прав собственника по ст.1 Протокола № 1 к Европейской конвенции по правам человека, так как всё чаще встречаются исковые заявления, жалобы и другие процессуальные документы со ссылкой на данную норму. Она гласит, что «каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишён своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечить выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов и штрафов» [8]. Эта норма применяется не как таковая, а в контексте судебного толкования. С учётом практики разработаны основания допустимости вмешательства государства в частную собственность. Данные основания заключаются в том, что такие требования как: осуществление вмешательства в общественных интересах, законность такого вмешательства, соблюдение справедливого баланса частного и общего интересов должны быть реализованы одновременны. Если нет хотя бы одного элемента, вмешательство считается невозможным.

Требование о справедливом балансе частных и публичных интересов является дискуссионным. Так, например, если при иске публичного образования о возврате приватизированного имущества будет доказано, что ущерб, наносимый частному лицу несоразмерен с интересом, который защищает публичный орган, то суд вправе сослаться на ст. 1 Протокола № 1 к Европейской конвенции по правам человека и отказать в иске.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод о том, что в условиях главенства права, юридического равенства, вторжение публично-правового образования в частную собственность не должно являться свободным и преступать соотношение между потребностями общества и важными критериями охраны основополагающих прав личности, что подразумевает пропорциональность используемых инструментов и желаемой цели, для того чтобы обеспечить равновесие конституционно оберегаемых ценностей и исключить не только нарушение прав частного лица, но также его излишнее обременение.

 

Литература:

 

1.                  Конституция Российской Федерации: офиц. текст. — М.: Приор, 2014. 32с;

2.                  Гражданский Кодекс Российской Федерации. — М.: Эксмо, 2014. С.-720;

3.                  Александров Н. А. Краткое руководство к наглядному ознакомлению с гражданским правом или азбука этого права. Одесса: Типография Л. Нитче, 1869. С.-76;

4.                  Волков А. В. Теория концепции «злоупотребление гражданскими правами».- Волг.: Станица-2, 2007. С. -352;

5.                  Лазарев Л. В., Морщакова Т. Г., Страшун Б.А и др. Конституция Российской Федерации в решениях Конституционного Суда России.- М., 2005. С. -670;

6.                  Морозова Л. А. Государство и право// жур. «Государство и право».- М.: Наука, 1998. N 8. С. -72;

7.                  Савельев А. А. О пределах ограничений и обременений права собственности.- М.: Юрист. 2007. С. -145;

8.                  Скловский К. И. Собственность в гражданском праве. М.: Дело, 2002. С.- 512;

9.                  Скловский К. И. Собственность в гражданском праве.- М.: Статут, 2010. С.-892;

10.              Соловьёв В. Н. Ограничения права частной собственности при реализации социальной функции гражданского права. [Электронный ресурс]. 2010. URL: http://www.justicemaker.ru/view-article.php?id=4&art=3409 (дата обращения 31.09.2014);

11.              Черноморец А. Е. Некоторые теоретические проблемы права собственности в свете Гражданского кодекса РФ (часть первая) // Государство и право. 1996. N 1. С.- 96;

12.              Dicey A. Lectures on the Relations between Law and Public Opinion during the Nineteenth Century. — London, 1914. P. 35.



[1]Принцип невмешательства — экономическая доктрина, согласно которой государственное вмешательство в экономику должно быть минимальным (фр.)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle