Библиографическое описание:

Захраи С. Х., Хеммат-заде Ш. Способы передачи русских деепричастных конструкций в персидском языке // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 769-772.

Статья посвящена определению и описанию системы языковых средств, передающих в персидском языке русские деепричастия. В статье анализируются разные средства, с помощью которых персоговорящие могут передать русские деепричастные конструкции на персидский.

Ключевые слова:причастие, деепричастие, придаточное предложение, предложный оборот.

 

Деепричастие в восточнославянских языках (русский, украинский и белорусский язык) развивалось из нечленных активных причастий [6, с.43]. Как известно, деепричастие сформировалось на основе именных (кратких, нечленных) действительных причастий праславянского языка. Отдельные разряды деепричастий при этом возводятся к формам именительного падежа разных родов — мужского или женского. Образованиями, связанными с мужским родом, безоговорочно признаются формы с суффиксами -а и -в, тогда как по поводу форм с суффиксами -ши, -вши и -учи(-ачи) высказываются различные мнения. Традиционно они рассматриваются как восходящие к причастным формам им.п.ед.ч. женского рода. В настоящее время кажется более убедительным мнение о связи деепричастных форм на -и с бывшей формой им.мн.муж.рода [3, с.77].

Лекант об этом отмечает: «Современные деепричастия восходят к древнерусским кратким формам именительного падежа единственного числа действительных причастий в формах настоящего и прошедшего времени, согласовывавшимся с подлежащим. Неизменяемые деепричастия современного русского языка согласовываться с подлежащим не могут, но семантическую связь с ним сохраняют, поскольку всегда обозначают действие лица, названного подлежащим» [4, с.292].

Деепричастие в современном русском языке означает такое действие или состояние названного в подлежащем субъекта, которое сопутствует действию или состоянию, названному в сказуемом, либо в том или ином отношении характеризует это действие [2, с.181].

Деепричастия и конструкции с деепричастиями русского языка в сопоставлении с их передачей на персидский язык, определяется затруднениями при передаче неизменяемых форм русского глагола. Деепричастие, как форма глагола, не обладает морфологически выраженным временным значением. В предложении деепричастие передает то или иное отношение обозначаемого им действия ко времени действия, обозначаемого глаголом сказуемым, т. е. передает относительное время или временную отнесенность.

Некоторые грамматические отличия можно выявить на уровне неизменяемых форм глагола. В русском языке одной из таких форм является деепричастие, выражающее второстепенное действие. В персидском языке для выражения побочного действия, предшествующего главному и выполняемого одним и тем же лицом, особой формы нет, поэтому возможны некоторые трудности при передаче деепричастий и деепричастных конструкций с русского языка на персидский. Проблема функционирования деепричастий в письменной, книжной речи актуальна для нерусскоязычных, которым приходится сталкиваться с трудностями передачи деепричастий и деепричастных конструкций на персидский язык. При исследовании затруднения, возникающие при передаче деепричастий с русского языка на персидский язык, было установлено, что трудности возникают в связи с пониманием действующего лица и им выполняемого действия в структуре предложения; пониманием главного и второстепенного действия; употреблением придаточного предложения; употреблением падежно-именной конструкции.

Зная особенности функционирования русских деепричастных оборотов и учитывая специфику системы подчинения в персидском языке, можно было бы априорно установить персидские эквиваленты русских деепричастных оборотов. Такими эквивалентами должны бы быть, прежде всего, обороты, которые образуются персидскими глагольными формами, аналогичными деепричастиям.

Русские деепричастные обороты передаются на персидский язык следующими средствами:

1)      при помощи персидских причастных оборотов;

2)      придаточными предложениями обстоятельственными;

3)      при помощи словосочетания, в состав которого входит отглагольное существительное с предлогом (предложным оборотом).

Употребление персидских причастных оборотов в качестве эквивалентов русских деепричастных оборотов ограничено возможностями системы причастий персидского языка. О причастии в персидском языке Рубинчик в своей книге пишет: «Персидские причастия, несмотря на их большую роль в образовании различных грамматических форм глагола и в пополнении лексического состава персидского языка новыми единицами, остаются еще недостаточно изученными как в плане связи с глаголом (отражение глагольных свойств, семантики глагола), так и в плане функциональном. Недостаточно изучено участие причастий в словообразовательных процессах языка и охватывают по грамматическим свойствам категорию слов. Персидские причастия представляют собой одно из противоречивых и сложных явлений языка и охватывают разнообразную по грамматическим свойствам категорию слов». [5, с.269].

В грамматической литературе по персидскому языку наблюдается неоднозначный подход к выделению разновидностей причастий. Точки зрения Анвари и Рубинчика об этом очень близки друг к другу и поэтому берем описания Рубинчика, которые совпадают с описаниями Анвари.

Рубинчик выделяет в персидском языке три разновидности причастии: причастие прошедшего времени, причастия настоящего времени и причастие долженствования. Он отмечает, что причастие прошедшего времени образуется путем прибавления суффикса –е к основе прошедшего времени, например: آمده، رفته، گفته، گرفته [5, с.269].

По его мнению причастий настоящего времени различают три формы: с суффиксами نده анде, آن ан и آ а. Он пишет: «причастия настоящего и долженствования могут быть образованы не от каждого глагола. В отличие от них причастия прошедшего времени образуются от любого структурного типа и любой лексико-грамматической разновидности персидского глагола». [5, с.269]. Причастия настоящего времени с суффиксом -анде образуются присоединением к основе настоящего времени глагола суффикса –анде: نویسنده، بخشنده.

При образовании причастий с суффиксом –ан от сложных глаголов нарушается просодическая структура, характерная для исходного сложного глагола: исчезает фонетическая самостоятельность именной части и компонирующего глагола, изменяется акцентное строение. В форме причастия настоящего времени пропадает пауза между компонентами, ударение переходит на последний слог, в результате чего образуется единое сложное слово: دعا گویان، تعظیم کنان. Анализ семантики причастий с суффиксом –ан, образованных от сложных глаголов, показывает, что они обладают главным образом адвербиальным значением. Этим причастные формы сложных глаголов отличаются от причастных форм простых глаголов, которые обладают не только адвербиальным, но и главных образом адъективным значением. Кроме того, причастия с суффиксом –ан редко изменяют свою семантику по сравнению с семантикой исходного сложного глагола.

Причастия с суффиксом –а образуются прибавлением суффикса –а к основе настоящего времени глагола: کوشا، پذیرا.

И причастия долженствования образуются путем прибавления к инфинитиву ударного суффикса –и (-ی): خوردنی، گفتنی، رفتنی. [5, с.269–289].

Судя по факту, что в собранном нами материале не встречается ни один случай деепричастные конструкции (далее ДК), которая переводится на персидский язык причастием настоящего времени с суффиксами –анде или -а, можно прийти к заключению, что русские ДК такими средствами на персидский язык не передаются. В результате этого мы рассмотрим варианты передачи ДК на персидский язык с помощью персидских причастий прошедшего времени или настоящего времени с суффиксом –ан.

Следует отметить, что Анвари в своей книге утверждает вышеуказанное, но дает им другие названия. Вместо причастия настоящего времени он употребляет термин صفت فاعلی (субъектное прилагательное) а для причастия прошедшего времени, термин صفت مفعولی (объектное прилагательное). [7, с.110–115]. По поводу вышеуказанных терминов надо сказать, что некоторые лингвисты дают им другие названия. Считая, что в персидком языке существует деепричастие, они вместо указанных терминов, употребляют деепричастие прошедшего и настоящего времени. Например Абдурахманов в своей работе об этом отмечает, что в персидском языке наблюдаются две формы деепричастия (деепричастия настоящего времени и деепричастия прошедшего времени). Деепричастия в этом языке обладают следующими общими чертами: а) выражают действия, которые совершаются одновременно с основным глаголом; б) при повторе приближаются к наречию; в) подобно наречию они не меняют форму. [1, с.150]. Но мы не согласны с мнениями Абдурахманова, так как деепричастие не имеет времени и предпочитаем в далнейшее с целью облегчения описаний условно выбираем термины, которые употреблял Рубинчик:

Трое людей, разговаривая, шли куда-то легко и бодро.(Горький, Мать)

سه نفر صبحت کنان، شاد و سرحال به جایی می رفتند.

Охваченный возбуждением, он говорил, усмехаясь и мать слушала. (Горький, Мать)

او در حالیکه برانگیخته شده بود، خنده کنان می گفت و مادر به حرف هایش گوش می داد.

Что с тобой? Что случилось? — спросил он [Паша] в тревоге, подбежав к ней навстречу. (Паcтернак, Доктор Живаго.)

پاشا به سمت او دویده و با ترس پرسید: چه اتفاقی برایت افتاده است؟

Он снова поднял голову и, окинув широкую фигуру Николая, сказал: -... поднимите... (Горький, Мать)

او مجددا سرش را بلند کرد و بدن چهارشانه نیکلای را برانداز کرده و گفت: بلند شوید!

В персидском языке некоторые формы причастий могут быть заменены соответствующими по значению придаточными предложениями (далее ПП). ПП могут употребляться в препозиции, реже в интерпозиции и постпозиции. Факультативное придаточное предложение является независимым.

Обстоятельственные придаточные предложения выражают различные обстоятельства, при которых совершается действие главного предложения. Они относятся к глаголам или к словам с обстоятельственным значением в главном предложении и уточняют место, время, причину, цель действия и др. Исходя из этого различают разные типы обстоятельственных придаточных предложений:

1. Обстоятельство образа действия:

Плача, он пошел к своей матери.

او درحالی که گریه می کرد، پیش مادرش رفت.

2. Обстоятельство времени:

Подъезжая к сией станции и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа (Чехов).

من درحالیکه به این ایستگاه نزدیک می شدم و از پنجره به طبیعت نگاه می کردم، کلاهم افتاد.

3. Обстоятельство причины:

Не понимая, о чём он говорит, я промолчал (М. Горький. Детство, с.12).

من به دلیل آنکه نمی فهمیدم او درباره چه چیزی صحبت می کند، ساکت بودم.

4. Обстоятельство условия:

Хочу записать вот эту последнюю фразу господина Рудина. Не записав, позабудешь...! (Тургенев, Рудин)

می خواهم این جمله آخر آقای رودین را یادداشت کنم. اگر یادداشت نشود، فراموش خواهد شد...

5. Обстоятельство уступки:

Хоть и зажмурясь, Демидка запустил руку в мешок и выхватил за шейку Марью Елизаровну. (Леонов. Русский лес)

دیمیدکا هرچند که چشم هایش را بسته بود، دستش را به داخل گونی برد و ماریا الیزاویتا را از گردنش بیرون کشید.

И последний способ передачи русских деепричастных оборотов является предложным оборотом, т. е. при помощи словосочетания, в состав которого входит отглагольное существительное с предлогом. Употребление в качестве эквивалента деепричастного оборота словосочетания с отглагольным существительным неограничено синтаксической функцией деепричастного оборота. Деепричастный оборот в любой синтаксической роли может переводиться отглагольным существительным с предлогом, так как предлоги могут выражать любое обстоятельственное значение.

Предложный оборот в персидском языке является способом выражения обстоятельства. Предложные обороты не имеют строго закрепленной позиции и могут употребляться в постпозиции, интерпозиции и препозиции по отношению к основной части предложения. Предложный оборот выражает второстепенную предикацию:

И она [бабушка] смеется сердечным смешком..., а глаза, светясь, ласкают меня. (Горький, Детство)

او (مادربزرگ) از ته دل می خندد و چشمهایش ضمن درخشش، مرا نوازش می کنند.

— Позвольте! — говорил он, отстраняя рабочих с своей дороги. (Горький, Мать)

او(مدیر) ضمن کنارزدن کارگران از سر راه خود، می گفت: اجازه دهید!

Избегая встреч с отцом, он мало бывал дома последнее время. (Горький, Мать)

به دلیل احتراز از ملاقات با پدر، او این اواخر کمتر در خانه بود.

[Никита], прищурившись, глядел на расписанные морозом стекла. (А. Н. Толстой, Детство Никиты)

نیکیتا به دلیل نگاه به نقش هایی که توسط سرما روی شیشه شکل گرفته بودند، تعجب کرده بود.

Держась на расстоянии, благороднейшим образом предлагал свою помощь. (Паcтернак, Доктор Живаго.)

با وجود حفظ فاصله، بصورت مودبانه ای کمکش را پیشنهاد کرد.

А ты... должен знать, что, увидев такого человека, ты должен, немедля ни секунды, начинать свистеть. (Булгагов, Мастер и Маргарита.)

و تو... باید بدانی که با مشاهده این فرد، باید به سرعت شروع به سوت زدن بکنی.

При рассмотрении вопроса о персидких эквивалентах русских деепричастных оборотов необходимо также учитывать возможность наличия известной нечеткости границ между некоторыми видами деепричастных оборотов. Такие деепричастные обороты с «диффузным» значением могут иметь несколько вариантов перевода, качественно более или менее равных. Ср. следующий пример:

Ольга бегая, смотрела на свои часы.

الگا ضمن دویدن به ساعتش نگاه می کرد.

Это предложение можно перевести и иначе:

الگا دوان به ساعتش نگاه می کرد.//الگا درحالی که می دوید، به ساعتش نگاه می کرد.

 

Литература:

 

1.         Абдурахманов У. Неспрягаемые глагольные формы в современном таджикском и персидском языках. Душанбе, 1988. С. 150.

2.         Грамматика-80, Т. II, С. 181.

3.         Кудрявский Д. Н. К истории русских деепричастий. М.,1916. С. 74–79.

4.         Лекант П. А. Современный русский язык. М., 2004. С. 292.

5.         Рубинчик Ю. А. Грамматика современного персидского языка. М, 2001. С. 269.

6.         Сасинович Э. С. Деепричастие и его функции в украинском языке. автореф. дис....канд. наук. диерат кандидатской диссертации. Киев, 1961.

7.         انوری. دستور زبان فارسی 1. تهران. 1383. ص.110- 115

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle