Библиографическое описание:

Махмудов У. Р. О классификации переводов фразеологизмов в текстах СМИ // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 784-787.

Среди многочисленных сложных проблем, которые изучает современное языкознание, важное место занимает изучение лингвистических аспектов межъязыковой речевой деятельности, которую называют «переводом» или «переводческой деятельностью».

Ш.Балли писал: «Если ученый или инженер изменяют язык для того, чтобы «обезличить» его и сделать более логичным, рассудочным, то писатель преобразует его, чтобы сделать пригодным для выражения сугубо индивидуальной мысли, т. е. эффективного и эстетического содержания» [2, с. 280].

Перевод — это, несомненно, очень древний вид человеческой деятельности. Как только в истории человечества образовались группы людей, языки которых отличались друг от друга, появились и «билингвы», помогавшие общению между «разноязычными» коллективами. С возникновением письменности к таким устным переводчикам — «толмачам» — присоединились и переводчики письменные, переводившие различные тексты официального, религиозного и делового характера. С самого начала перевод выполнял важнейшую социальную функцию, делая возможным межъязыковое общение людей. Распространение письменных переводов открыло людям широкий доступ к культурным достижениям других народов, сделало возможным взаимодействие и взаимообогащение литератур и культур. Знание иностранных языков позволяет читать в подлиннике книги на этих языках, но изучить даже один иностранный язык удается далеко не каждому, и, ни один человек не может читать книги на всех или хотя бы на большинстве литературных языков. Только переводы сделали доступными для всего человечества гениальные творения Гомера и Шекспира, Данте и Гёте, Толстого и Достоевского.

Актуальность данной статьи обосновывается тем, что перевод фразеологических единиц вызывает серьёзные трудности. Проблема является достаточно острой, о чем свидетельствует тот факт, что переводчики допускают значительное количество ошибок при передаче фразеологизмов. Переводу фразеологических единиц уделяется немало внимания в лингвистических исследованиях, где по-прежнему отсутствует единообразный, стандартный подход. Лингвистами рекомендуются различные стратегии, приемы и методы перевода, детерминированные ситуацией коммуникативного общения.

Главная цель перевода — достижение адекватности. Основная задача переводчика при достижении адекватности — умело произвести различные переводческие трансформации для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключённую в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

Если в недавнем прошлом полигоном и законодателем в создании норм словоупотребления была художественная литература, то в последние годы эта роль по праву принадлежит публицистическому жанру как наиболее приближенному к разговорной речи.

Несомненно, особой жизнью живут фразеологизмы в текстах средств массовой информации, особенно в газетах. Не случайно профессор Г. О. Винокур полагал, что газетный язык по сути дела насквозь «фразеологизирован», поскольку стандартность, «клишированность» многих типично газетных выражений является неотъемлемым свойством этого языка.

Публицистический стиль служит для воздействия на людей через средства массовой информации (газеты, радио, Интернет, журналы, телевидение, афиши, буклеты). Функциональные нагрузки публицистического стиля предопределяют эмоционально-оценочную насыщенность дискурса, где наряду с другими языковыми средствами фразеологическим единицам отводится приоритетная роль создания необходимой степени эмотивности.

Специфика газетной речи проявляется в том, что в газете есть особые речевые образования — заголовки, подзаголовки, рубрики. В качестве заголовка может быть использовано одно слово, сочетание слов, предложение, несколько предложений и, конечно, фразеологизмы. Заголовочное место в газете, как считают многие исследователи, — это сильная, акцентированная позиция, потому что именно на заголовок в первую очередь обращает внимание читатель. При этом не только традиционные, или узуальные (от лат. usus — обычай, привычка) фразеологизмы способны исполнять роль броских заголовков, но и остроумные, родившиеся «на ходу» изречения (квазифразеологизмы), которые впоследствии могут превратиться в устойчивые речевые образования. В языке современных СМИ фразеологизмы (как узуальные, так и квазифразеологизмы) в целях усиления выразительности и эмоционального воздействия могут подвергаться разного рода трансформациям.

В условиях информационного рынка, жесткой конкуренции, борьбы за читателя СМИ стремятся как можно привлекательнее «упаковать» свою продукцию, т. е. преподнести информацию в наиболее яркой, характерной, запоминающейся форме. Упаковка содержания информации — это так называемая языковая игра, интеллектуальная разминка, привлекающая внимание читателей, для чего при составлении текстов (а особенно, заголовков) необходимо подбирать яркие, броские, остроумные выражения. Это влечет за собой широкое использование фразеологического материала.

Перевод ФЕ в заголовках текстов периодической печати часто представляет серьёзные трудности. Для адекватной передачи содержащихся в заголовках ФЕ необходимо внимательно изучить содержание данных статей, а также учесть тот факт, что глагольные заголовки, широко используемые в прессе, не являются характерной особенностью русскоязычной периодики, и их следует по возможности заменить назывными конструкциями.

В теории перевода центральное место в описании фразеологических соответствий занимает проблема верности, полноценности воспроизведения значений ФЕ (А. Д. Швейцер, А. В. Фёдоров, В. Н. Комиссаров, Я. И. Рецкер, Р. К. Миньяр-Белоручев, В. В. Алимов, В. Н. Крупнов и др.). Задача переводчика заключается в том, чтобы обеспечить такой тип межъязыковой коммуникации, при котором создаваемый текст на переводящем языке (в дальнейшем именуемым ПЯ) мог бы выступать в качестве полноценной коммуникативной замены оригинала на исходном языке (в дальнейшем именуемым ИЯ) и отождествляться с оригиналом в функциональном, структурном и содержательном отношении.

Чтобы в теоретическом плане говорить о приемах перевода ФЕ, нужно всю фразеологию данного языка расклассифицировать по какому-то обоснованному критерию на группы, в границах которых наблюдался бы как преобладающий тот или иной прием, тот или иной подход к передаче ФЕ. Многие авторы в качестве исходной точки берут лингвистические классификации, построенные в основном на критерии неразложимости фразеологизма, слитности его компонентов, в зависимости от которой определяется место ФЕ в одном из следующих трех (четырех) разделов: фразеологические сращения (идиомы), фразеологические единства (метафорические единицы), фразеологические сочетания и фразеологические выражения (Ш.Балли, В. В. Виноградов, Б. А. Ларин, Н. М. Шанский). Показательной в отношении творческого использования такой классификации в теории и практике перевода можно считать работу А. В. Федорова. Разобрав основные для того времени (1968) лингвистические схемы, он останавливается на предложенной В. В. Виноградовым и осмысливает ее с точки зрения переводоведения. Например, он отмечает отсутствие четких границ между отдельными рубриками, «разную степень мотивированности, прозрачности внутренней формы и национальной специфичности» единств, которая может потребовать от переводчика «приблизительно такого же подхода, как идиомы» [3, с. 416]. Та же классификация «весьма удобна для теории и практики перевода» и по мнению Я. И. Рецкера, который, однако, берет из нее только единства и сращения, считая, что по отношению к этим двум группам ФЕ следует применять неодинаковые приемы перевода: «перевод фразеологического единства должен, по возможности, быть образным», а перевод фразеологического сращения «осуществляется преимущественно приемом целостного преобразования».

Такой подход к классификации приемов перевода ФЕ нельзя считать неправильным, так как от степени слитности компонентов, несомненно, зависит в некоторой мере и возможность полноценного перевода, выбор наиболее удачных приемов. Однако, как было отмечено, ведущие теоретики перевода, опираясь на лингвистические схемы, насыщают их своим содержанием, делают ряд модификаций и оговорок, вводят дополнительно деление на образные и необразные единицы, на фразеологизмы пословичного и непословичного типа и т. д.

Возможности достижения полноценного словарного перевода ФЕ зависят в основном от соотношений между единицами ИЯ и ПЯ:

1)        ФЕ имеет в ПЯ точное, не зависящее от контекста полноценное соответствие (смысловое значение+коннотации);

2)        ФЕ можно передать на ПЯ тем или иным соответствием, обычно с некоторыми отступлениями от полноценного перевода, переводится вариантом (аналогом);

3)        ФЕ не имеет в ПЯ ни эквивалентов, ни аналогов, непереводима в словарном порядке.

Несколько упрощая схему, можно сказать, что ФЕ переводят либо фразеологизмом (первые два пункта) — фразеологический перевод, либо иными средствами (за отсутствием фразеологических эквивалентов и аналогов) — нефразеологический перевод.

Это, разумеется, полярные положения. Между ними имеется множество промежуточных, средних решений, с которыми связано дальнейшее развитие нашей схемы: приемы перевода в других разрезах — в зависимости от некоторых характерных признаков и видов ФЕ (образная — необразная фразеология, ФЕ пословичного — непословичного типа), перевод с учетом стиля, колорита, языка, авторства отдельных единиц и т. д. Эти дополнительные аспекты полнее представят проблему перевода ФЕ, расширят и облегчат выбор наиболее подходящего приема.

Фразеологический перевод предполагает использование в тексте перевода устойчивых единиц различной степени близости между единицей ИЯ и соответствующей единицей ПЯ — от полного и абсолютного эквивалента до приблизительного фразеологического соответствия.

Фразеологический эквивалент — это фразеологизм на ПЯ, по всем показателям равноценный переводимой единице. Как правило, вне зависимости от контекста он должен обладать теми же денотативным и коннотативным значениями, т. е. между соотносительными ФЕ не должно быть различий в отношении смыслового содержания, стилистической отнесенности, метафоричности и эмоционально-экспрессивной окраски, они должны иметь приблизительно одинаковый компонентный состав, обладать рядом одинаковых лексико-грамматических показателей: сочетаемостью (например, в отношении требования одушевленности/неодушевленности), принадлежностью к одной грамматической категории, употребительностью, связью с контекстными словами — спутниками и т. д.; и еще одним — отсутствием национального колорита. Речь идет по существу о. полной и абсолютной эквивалентности, указывающей на чрезвычайно высокие требования, которые предъявляются к фразеологическим эквивалентам. Если придерживаться точки зрения В. Н. Комиссарова, «это — уже существующие сравнительно немногочисленные единицы, работа с которыми сводится к их обнаружению в ПЯ; решающая роль в этой работе большей частью принадлежит отличному владению ПЯ и словарям» [1, с. 253].

Неполным (частичным) фразеологическим эквивалентом называют такую единицу ПЯ, которая является эквивалентом, полным и абсолютным, соотносительной многозначной единицы в ИЯ, но не во всех ее значениях. Например, the massacre of the innocents, известный библеизм, полностью соответствует рус. «избиение младенцев», но эта русская единица является лишь частичным эквивалентом, так как англ. ФЕ имеет еще одно значение — жарг. «нерассмотрение законопроектов ввиду недостатка времени (в конце парламентской сессии)».

Частичных эквивалентов сравнительно немного, так как вообще явление многозначности менее характерно для фразеологии. Гораздо чаще наблюдаются случаи относительной фразеологической эквивалентности.

Относительный фразеологический эквивалент уступает абсолютному лишь в том, что отличается от исходной ФЕ по какому-либо из показателей: другие, часто синонимические компоненты, небольшие изменения формы, изменение синтаксического построения, иные морфологическая отнесенность, сочетаемость и т. п. В остальном он является полноценным соответствием переводимой ФЕ, «относительность» которого скрадывается контекстом. Различие может быть, например, в сочетаемости. Если сравнить нем. Da lachen (ja) die Huhner! с его русским аналогом курам на смех, то нетрудно заметить, что при переводе придется русский эквивалент либо «подгонять» под соответствующую немецкую единицу и превратить ее в самостоятельную экспрессивную фразу: «да это же курам на смех!», либо, если этого сделать нельзя, искать других соответствий.

Частым отличием можно считать неодинаковое лексико-семантическое содержание отдельных компонентов. В приведенном выше примере показать спину в ФЕ некоторых языков появляется с компонентом не «показать», а «повернуть» англ. turn one's back, болг. обръщам гръб.

В других случаях эквивалент может отличаться от исходной ФЕ по компонентному составу; например, один и тот же образ может быть выражен экономнее или пространнее.

Образы могут быть очень близкими, соприкасающимися, например, «молния» — «гром» (ср. нем. Blitz aus heiterem Himmel и рус. гром среди ясного неба); они могут быть весьма далекими, но логически сопоставимыми: например, «похожесть» русские, узбеки видят в «двух каплях воды», а у немца и чеха это «два яйца», у англичанина — «две горошины».

Но образы двух аналогов (на ИЯ и ПЯ) могут не иметь между собой ничего общего как образы, что не мешает эквивалентам исполнять исправно свою функцию в переводе.

К фразеологическим можно условно отнести и «индивидуальные» эквиваленты. Не находя в ПЯ полного соответствия, переводчик иногда вынужден прибегать к словотворчеству, оформляя в духе переводимой единицы новый, свой фразеологизм, максимально напоминающий «естественный». Если такую «подделку» читатель примет, значит, удалось передать содержание и стиль переводимой единицы в достаточно «фразеологической» форме.

Нефразеологический перевод, как показывает само название, передает данную ФВ при помощи лексических, а не фразеологических средств ПЯ. К нему прибегают обычно, лишь убедившись, что ни одним из фразеологических эквивалентов или аналогов воспользоваться нельзя. Такой перевод, учитывая даже компенсационные возможности контекста, трудно назвать полноценным: всегда есть некоторые потери (образность, экспрессивность, коннотации, афористичность, оттенки значений), что и заставляет переводчиков обращаться к нему только в случае крайней необходимости.

Итак, мы рассмотрели основные способы и приёмы перевода фразеологизмов и увидели, что связанные с этим проблемы рассматриваются разными лингвистами по-разному, рекомендуются различные методы перевода, встречаются несовпадающие мнения. В различных ситуациях могут потребоваться разные подходы. Но основная роль здесь принадлежит личности самого переводчика. Он должен ощутить себя частью той культуры, на языке представителей которой написан тот или иной текст, должен вжиться в него, сделать единственно возможный и в то же время неповторимый вариант перевода. Для этого ему необходимо интегрировать в своё мышление всю громадную совокупность реалий чужой культуры, и изложить чужие мысли так же ясно и свежо, как они были высказаны, используя при этом всё могущество и богатство языка, на котором говорит он сам.

 

Литература:

 

1.                  Комиссаров В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). — М., 1990.

2.                  Балли Ш. Французская стилистика. — М., 1961.

3.                  Федоров А. В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы): Для институтов и факультетов иностранных языков. — М., 2002.

4.                  Латышев Л. К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы ее достижения. — М.: 2003.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle