Библиографическое описание:

Алифартова Ю. С. Ключевые этапы становления институтов гражданского общества в Японии // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 709-711.

В статье предпринята попытка рассмотреть ключевые этапы становления гражданского общества в Японии от зарождения понятий «гражданин» и «общество» до современного этапа, характеризующегося активизацией гражданских инициатив на фоне обострения глобальных проблем и экологических угроз.

Ключевые слова: «гражданин», «общество», институты гражданского общества, гражданские инициативы, гражданские движения и организации.

 

В современном обществе ведутся многочисленные дискуссии о сущности, месте и роли гражданского общества, однако большинство исследователей приходит к выводу, что построение по-настоящему современного демократического общества невозможно без усиления роли гражданских объединений и инициатив.

Специфика гражданского общества в Европе и США изучена достаточно глубоко, а о гражданском обществе в Японии значительно меньше сведений. В связи с этим будет интересно рассмотреть ключевые этапы его становления. Но предварительно остановимся на краткой характеристике гражданского общества, данной Маки Кайта (аспирантка кафедры гуманитарных и социальных наук японского университета Цукуба).

Маки Кайта и ее научный руководитель профессор Тужинака из университета Цукуба вывели для себя следующее определение: «Гражданское общество — промежуточная сфера между семьей и правительством. В этой сфере участники не преследуют выгод на рынке и не ставят своей целью получение привилегий с помощью правительства» [1].

На современном этапе гражданское общество в Японии сильно отличается от западного. По мнению Маки Кайта, «его членов можно охарактеризовать фразой «члены без инициативы», люди не могут и не стремятся влиять на политику государства» [1]. Это связано в первую очередь с тем, что в стране существует огромное количество мелких локальных организаций, но практически нет крупных. Кроме того некоторые особенности политической культуры, складывавшиеся веками, также определяют подобную политическую пассивность. Так, по мнению С. В. Чугрова, невысокий уровень интереса японцев к политике объясняется расчетом на патернализм власти. В сознании японцев прочно закрепились представления о патернализме учителя, врача, политика, которые, по их представлениям, берут на себя ответственность за ученика, пациента или любого японского подданного. Человек полностью поручает себя, точнее, передоверяет, специалистам и даже не пытается вникнуть в суть ситуации, считая невозможным постичь профессиональную специфику и повлиять на развитие событий. Конечно, подспудно присутствует некоторое недоверие, но очень многие японцы, давая нелестную характеристику политическому классу, стремятся не обременять себя деталями, связанными со специальной терминологией [4, с. 35].

Доверие специалистам также предопределено исторической традицией. В Японии значительно сильнее, чем где-либо еще, доминирует убеждение, что «каждый должен заниматься своим делом» и неспециалистам зазорно вмешиваться и вникать в чужие сферы компетенции. Таким образом, японцы стремятся оставаться внутри круга своих непосредственных обязанностей, стараясь не вмешиваться в дела «чужого монастыря». Это обеспечивает не только высокий профессиональный уровень японских специалистов, но и социальную стабильность. В то же время японцы оказываются замкнутыми рамками своей профессии и традиционных интересов и чувствуют себя неуютно, попадая на «чужое поле» профессионалов). Так, в стране сложился своеобразный «фаустовский пакт»: общество доверяет политикам, а политики занимаются своим делом, не испытывая раздражающего бремени бдительного общественного контроля [4, с. 36].

Таково современное состояние гражданского общества в Японии, а его история начинается в эпоху Эдо (1603–1868), именно тогда в стране появляются первые сельские организации взаимопомощи. Однако его структура начала складываться во время демократизации в эпоху Мейдзи (1868–1912), когда в японский язык и входит слово «гражданин» или «шимин» (первым это слово ввел в оборот знаменитый педагог и просветитель Юкити Фукузава). Кроме того приобретением реставрации Мэйдзи стало японское понятие «сякай» (общество), а впоследствии и понятие «сякай мондай» (общественные проблемы).

В период Мэйдзи в течение тридцати лет в Гражданский Кодекс Японии были внесены различные поправки, регламентирующие формирование гражданских объединений. Официальные документы того времени были созданы по германской и швейцарской моделям. Гражданский Кодекс Японии содержал множество барьеров, которые были призваны всячески сдерживать формирование объединений в гражданском обществе. Это проиллюстрировано в поясняющей Статье 35 Гражданского Кодекса Японии, а также в ранних версиях этого Кодекса. Данный факт отражал стремления олигархии Мэйдзи создать жёсткие ограничения для формирования гражданского общества. По мнению американского политолога Р. Пекканена, это было сделано не для деформирования гражданского общества или сдерживания его формирования, а скорее для предотвращения роста частных организаций в пользу строительства государства, «богатой нации и сильной армии» [2].

Следующий этап, на котором начало складываться гражданское общество в современном понимании слова, ознаменован ростом гражданских инициатив после второй мировой войны. Начались политические дискуссии вокруг понятия «гражданское общество». Оно стало рассматриваться в качестве одного из составляющих культуры. Неотделимой от дискуссий о «гражданском обществе» стала проблематика экологии, феминизма и этничности, связанных с появлением новых гражданских движений.

Исследователи Юко Кавато и Р. Пекканен особо выделяют гражданское движение против загрязнения окружающей среды [2]. Ускоренные урбанизация и индустриализация, а также развитие инфраструктуры вызвали сильнейшие разрушения окружающей среды в послевоенный период в Японии. Однако правительство законодательно никак не регулировало этот процесс до середины 1960-х гг. Отчёты СМИ о загрязнении окружающей среды влекли за собой протесты против ускоренной индустриализации. После ртутного отравления в Ниигата, отравления кадмием Итай-итай, астмы Ёккати и ртутного отравления Минамата были приняты законодательные меры по предотвращению загрязнений. В 1960–1970-х гг. тысячи местных объединений формировали движения, требующие прекращения загрязнений и улучшения общего уровня жизни.

В ответ на требования общественности политолог Мацусита Кэйити разрабатывает теорию так называемого «гражданского минимума» в соотношении с «национальным минимумом» [5]. Она была знаковой в трудах японских политологов того времени. Так, в представлении Мацусита, «гражданский минимум» является минимальным стандартом, необходимым для жизни в урбанизированном обществе, этот минимум должна обеспечивать муниципальная власть. «Минимум» включает в себя социальное обеспечение, здравоохранение и т. д. «Гражданский минимум» основан на праве на жизнь. Его следует рассматривать как постулат городской политики, обеспеченный через демократические процедуры. «Гражданский минимум» может быть разным в разных муниципальных образованиях, но он обязательно должен превышать «национальный минимум» [5].

В период между образованием «системы 1955 г.» (противостояние двух главных субъектов на политической арене — ЛДП и СПЯ) и подписанием в Вашингтоне в 1960 г. «Японо-американского договора о взаимном сотрудничестве и гарантии безопасности» в Японии широко развернулись «волнения» и «народные движения». Как правило, собравшиеся выступали в поддержку прогрессивных партий, выдвигали антивоенные лозунги, поддерживая «Мирную Конституцию» и протестуя против замораживания послевоенных реформ. Они выступали против атомной и водородной бомбы, а также против расширения американской военной базы в Сунагава. Более того, выступающие пытались разрушить планы правительства по усилению контроля над профсоюзными и другими организациями с помощью разработки Закона об обязанностях полиции. В это время термин «гражданское общество» уже имел левые, прогрессивные коннотации.

В 1960 г. массовые выступления пытались блокировать пересмотр «Японо-американского договора о взаимном сотрудничестве и гарантии безопасности», что явилось пиком прогрессивных движений. Японский политолог Такабатакэ Мититоси в работе «Политическая мысль послевоенной Японии» (1977 г.) говорит, что волна выступлений не была вызвана непосредственно пересмотром «Договора о безопасности», а возникла из-за осознания общественностью того факта, что Премьер-министр Японии Киси Нобусукэ нарушил демократические процедуры, исключив членов оппозиционной партии из Парламента с целью ратификации договора [2]. Значительную долю протестовавших составляла молодёжь. Студенческие выступления были особенно часты в 1950-х — начале 1960-х, а затем в конце 1960-х. Нередко они носили радикальный характер, что отчуждало многих их сторонников.

С начала 2000-х гг. начинается следующий этап в становлении гражданского общества в Японии. Он связан с необходимостью реагировать на вызовы глобализации и процессы, происходящие на мировой политической арене. Так, например, в Кабинете министров Японии было созвано 14-е совещание по делам жизни нации, на котором был зачитан доклад комитета по деятельности общества и гражданской сознательности: «К сознательному и ответственному обществу». Там же была выдвинута идея «реформирования гражданского общества». В свою очередь, японский МИД, до этого выполнявший роль единственного правительственного международного актора, в 9-й главе «Голубой книги» по внешней политике (издание 2002 г.) — «Роль японского общества» — указывает на роль гражданской дипломатии неправительственных организаций. Основной проблематикой в этом документе стала «японская внешняя политика по сокращению вооружений» [2].

Последний этап продолжается по настоящее время и несомненно, что институты гражданского общества будут претерпевать трансформации и далее.

 

Литература:

 

1.      “В Японии нет особых проблем с нарушением прав человека» — [Электронный ресурс]. URL: http://www.hse.ru/news/recent/73374267.html — Дата обращения: 28.11.2014.

2.      Евтушенко А. А. Эволюция гражданского общества в Японии — [Электронный ресурс]. URL: http://vphil.ru/index.php?id=664&option=com_content&task=view — Дата обращения: 28.11.2014.

3.      Глобальные вызовы — японский ответ / Рук. проекта Э. В. Молодякова. — М.: АИРО–ХХI., 2008. — 306 с.

4.      Портрет современного японского общества / Рук. проекта Э. В. Молодякова. — М.: АИРО–ХХI, 2006. — 288 с.

5.      Шарко М. В. Японский опыт построения гражданского общества — [Электронный ресурс]. URL: http://www.ni-journal.ru/archive/2007/n_1_2007/047b308a/d458bbf7/cf3010f2/?print=1 — Дата обращения: 28.11.2014.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle