Библиографическое описание:

Акулиничева О. С. Конституционный принцип состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия // Молодой ученый. — 2015. — №4. — С. 441-443.

Вступив в Совет Европы и, ратифицировав в марте 1998 г. Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Россия тем самым присоединилась к европейской системе охраны прав человека.

При этом отметим, что конституционные основы данного принципа для отечественного судопроизводства достаточно новое явление, в отличие, например, от гражданского и уголовного процессов. Это предопределяет необходимость по-новому оценить действие данного принципа в российском праве. В Конституциях названных стран определяется организация судебных органов, их основные полномочия и формы взаимодействия с различными государственными органами. Так, например, ч. 2 ст. 94 (глава IX «Правосудие») Конституции ФРГ устанавливает, что федеральный закон определяет устройство Федерального конституционного суда и порядок судопроизводства, тем самым отсылает к конкретизирующему нормативному акту, который и регламентирует основы конституционного судопроизводства.

Чисто состязательный процесс, где акцент сделан исключительно на правах и инициативе сторон, полагаем невозможен. Мы согласны с исследователями, которые отмечают, что при существующих традициях законодательства и судебной практики в чистом виде состязательность не может быть реализована, поскольку она в условиях пассивных сторон и суда противоречит принципу истины (объективной ли, судебной, юридической и т. п.). [2] Отчасти это связано с тем, что свобода сторон — осуществляющих уголовное преследование, судья — магистрат.

Как и в России, факты и обстоятельства в гражданском процессе Великобритании и США представляют стороны в силу принципа состязательности сторон. Так, истец должен сообщить суду о тех юридических фактах, которые являются основанием его исковых требований. Ответчик, возражающий против иска, обязан сообщить суду те юридические факты, которые лежат в основе его возражений. Эта обязанность сторон, или бремя утверждения (onus proferendi), является оборотной стороной их права распоряжаться фактическими данными по делу, в силу чего только факты, заявленные сторонами, могут быть предметом судебного исследования. Предмет доказывания составляют факты, имеющие правовое значение (юридические факты), порождающие (investitive), прекращающие (devestitive), и изменяющие (translative) права и обязанности сторон.

Немецкий гражданский процесс также исторически прошел путь от чистой состязательности к усилению роли суда. Гражданский процессуальный кодекс, принятый в 1877 г., в своей первой редакции воплощал концепцию процесса как «интереса сторон» (Sache der Parteien). Отражая эпоху, в которой он был составлен, Кодекс развивал либеральные ценности и в своей первоначальной редакции давал сторонам большую свободу в определении того, как вести процесс. Стороны определяли содержание своих состязательных бумаг, время подачи документов и, таким образом, продолжительность процесса. Новые аргументы и доказательства могли быть представлены вплоть до окончания слушания дела, что неизбежно означало дальнейшие задержки с тем, чтобы другая сторона могла приготовить ответ.

Благодаря этому система немецкого гражданского судопроизводства была открыта для злоупотреблений сторон, и Германия стала печально известной среди современников из-за длительности процессов. В дальнейшем Гражданско-процессуальный кодекс несколько раз менялся, и многие изменения были внесены с целью ускорения процесса, активизации роли суда.

В российском гражданском процессе подготовку дела к судебному разбирательству осуществляет судья, в то время как в Англии и США судья находится в неведении и вынужден узнавать о нем в процессе заседания. В этих странах всю подготовку осуществляют атторнеи (адвокаты). Судья перед началом процесса имеет очень приблизительное представление об обстоятельствах дела и аргументации сторон, полагаясь на атторнеев, которые представляют по его требованию в ходе судебного разбирательства устно все необходимые ему сведения.

Говоря о том, что подготовкой доказательственной базы и формированием предмета доказывания занимаются атторнеи, рассматриваем это в качестве положительного опыта, усиливающего роль адвокатуры и инициативности сторон (особенно гражданского процесса).

Для воплощения идеи состязательности, приближенной к западному образцу, российскому законодателю необходимо понять роль адвокатуры в судебном процессе, и предоставить адвокату полномочия для участия в судебном разбирательстве наравне с прокурором (например, предоставить право адвокату опротестовать, как это может прокурор, и т. д.).

В российском процессуальном праве закреплено право состязающихся сторон представить суду ходатайство о перерыве в судебном заседании, с целью ознакомления и подготовки к защите стороны, оказавшейся в неведении каких-либо доказательств или обстоятельств, предъявленных другой стороной или вскрывшихся в ходе судебного следствия.

Нормой права, закрепляющей принципы состязательности и равноправия сторон, является ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Этой норме, как и другим конституционным нормам, присущи некоторые отраслевые особенности. В частности, выделяются следующие специфические черты конституционно-правовых норм: отличие по источникам, учредительный характер содержащихся в них предписаний, особый механизм реализации. Отдельно отмечаются особенности структуры. [5] Следовательно, названные особенности характерны и для принципов состязательности и равноправия сторон. Исходя их этого, принципы состязательности и равноправия сторон отличаются конституционной правовой природой (получили закрепление в Конституции России и обрели тем самым основополагающий характер); учредительным характером (установлен обязательный порядок осуществления всех видов судопроизводств); особым механизмом реализации (закреплен не в конституционных нормах, а в процессуальном законодательстве); спецификой структуры (не содержит трехзвенной логической структуры). [3]

В нашем случае необходимо разрешить вопрос о том, кто будет субъектом ответственности, и какие меры будут применяться при нарушении конституционных принципов состязательности и равноправия сторон. Таким образом, правовая норма, фиксирующая принципы состязательности и равноправия сторон имеет следующую структуру: в случае возбуждения гражданского дела, возникновения судопроизводства (гипотеза) оно должно осуществляться на основе состязательности и равноправия сторон. Если указанная норма нарушается, то возникают основания для применения санкции, установленной процессуальным законодательством. [6]

Следующим элементом правового регулирования конституционных принципов выступают правовые отношения. Однако в Конституции России нет норм, которые бы регулировали правоотношения, строящиеся на принципах состязательности и равноправия. Отсюда — еще одна особенность. В. Божьев отмечает, что ст. 123 Конституции РФ не устанавливает в России состязательного процесса, а ограничивается общим положением об осуществлении судопроизводства «на основе состязательности и равноправия сторон». [8] То есть еще одной особенностью регулирования принципов состязательности и равноправия сторон является то, что Конституция РФ не содержит норм, определяющих правоотношения по реализации принципа, не определяет юридическую связь в форме взаимных прав и обязанностей между субъектами (сторонами). Из этого вытекает, что, отношения, связанные с реализацией названных принципов, не являются конституционно-правовыми отношениями. [8] Однако это не означает, что конституционные принципы состязательности и равноправия сторон не находится в системном взаимодействии с другими конституционными принципами. Более того, исходя из высшей юридической силы Конституции России и ее прямого воздействия на общественные отношения, можно предположить наличие системной связи конституционных принципов состязательности и равноправия сторон с процессуальными принципами гражданского и уголовного судопроизводства. А. В. Гриненко отмечает, что принципы осуществления правосудия только тогда максимально способствуют решению его задач, когда согласованы между собой, реализуются в комплексе как взаимосвязанные и дополняющие друг друга, «равнозначные и взаимозависимые» структурные элементы единой системы. [9]

 

Литература:

 

1.                  Лукьянова Е. Н. Механизм процессуального регулирования и его элементы // Журнал российского права. — 2001. — № 7. — С. 93.

2.                  Божьев В. «Тихая революция» конституционного суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиция. — 2000. -№ 10. — С. 10. 189

3.                  Курылев СВ. Доказывание и его место в процессе познания. // Труды иркутского госуниверситета. Иркутск, 1955;

4.                  Амосов СВ. Роль суда в арбитражном процессе // Хозяйство и право. — 1995. — № 2;

5.                  Треушников М. К. Судебные доказательства. — М.: Городец, 1997;

6.                  Яковлев В. Ф. и Юков М. К. Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. — М.: Юридическая фирма «Контракт», 1995;

7.                  Бойков А. Д. Суд. Скорый, да не очень. Правый, но не совсем. Милостивый, равный для всех? // Российский судья.- 2002.- № 9. 188

8.                  Теория государства и права / Под ред. Н. Г. Александрова. — М., 1974.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle